proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2019 год
  Агентство  ПРоАтом. 23 года с атомной отраслью!              
www.proatom.ru :: Просмотр тeмы - Кто ответит за Аккую?
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 





Кто ответит за Аккую?
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 17, 18, 19
 
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Кириенко С.В.
Предыдущая тeма :: Следующая тeма  
Автор Сообщение
Nomad
Гость





СообщениеДобавлено: Вс Ноя 24, 2019 5:33 pm    Заголовок сообщения: Специально для сайта ПРоАтом © Ответить с цитатой

"Ядерное проклятие и ядерное благословение

Осень 2019


Упадок Соединенных Штатов отражается в росте российских и китайских ядерных энергетических реакторов, строящихся на Ближнем Востоке и за его пределами.

Ожидается, что к 2030 году мировой спрос на энергию удвоится, а спрос на атомную энергию вырастет. В настоящее время строится пятьдесят пять реакторов в более чем дюжине стран, и еще сто пятьдесят находятся на стадии планирования. В то время как рост ядерной энергетики обусловлен экономикой Азии, такой как Китай, на долю которой приходится почти треть нового строительства, страны Ближнего Востока также стремительно продвигаются в реализации своих ядерных амбиций. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже присоединились к ядерному клубу: первый реактор в стране в настоящее время работает, и его атомная электростанция в Аль-Барака, как ожидается, будет полностью введена в эксплуатацию к 2020 году. Турция, вероятно, станет следующей страной, которая будет иметь ядерную энергетику. Строительство ведется на Аккую, где Россия возводит 4 1200МВт ВВЭР-1200 за $20 млрд., а Анкара ведёт переговоры о строительстве АЭС в Синопе и Игнеаде.

Хотя ОАЭ и Турция дальше других продвинулись в реализации своих ядерных амбиций, за ними уже следуют и другие. Иордания и Египет медленно, но неуклонно продвигаются в строительстве атомных электростанций. Между тем, как Израиль, так и Иран, как полагают, планируют расширить свои существующие реакторы. Наконец, Саудовская Аравия, полная амбиций, планирует ввести в эксплуатацию шестнадцать ядерных реакторов (стоимостью более 80 миллиардов долларов) к 2040 году - этого достаточно для обеспечения 15 процентов потребностей страны в электроэнергии.

Возрождение интереса к ядерной энергетике на Ближнем Востоке вызвало споры о том, сколько из этих стран действительно достигнет финишной черты, с какими трудностями столкнутся на своём пути и останутся ли их ядерные амбиции мирными по своему характеру. Однако есть два вопроса, которые в значительной степени игнорируются. Во-первых, выбор времени: почему только сейчас такие страны, как Египет и Турция, делают успехи в производстве ядерной энергии, учитывая тот факт, что ядерная энергия доступна уже более полувека? Во-вторых, источники: почему ядерный ренессанс на Ближнем Востоке направлен из России и Китая, в то время как Запад и его союзники на региональном рынке добиваются только корейских реакторов?


Рост российского и китайского секторов атомных реакторов


Эти головоломки не являются уникальными для Ближнего Востока. Из семидесяти двух новых сделок по экспорту ядерных реакторов по всему миру у России тридцать девять, а у Китая пятнадцать, в то время как у западных экспортеров (Франция, Южная Корея и Соединенные Штаты вместе взятые) всего восемнадцать, то есть меньше, чем у российских экспортеров. Это новая тенденция. Подекадное сравнение, начиная с 1960-х годов, показывает, что доля России в экспорте всегда колебалась на уровне около 25 процентов. Однако за последнее десятилетие российский охват рынка увеличился более чем вдвое - сдвиг, который стал еще более интересным благодаря тому факту, что внутренняя ядерно-энергетическая программа Китая значительно выросла с 1990-х годов, увеличившись за последние несколько лет в экспорте ядерной технологии. С выходом Китая на рынок можно было бы ожидать, что Россия потеряет свою долю, как и другие страны-конкуренты, однако произошло обратное.

Одним из популярных объяснений этого является то, что Россия и Китай выросли, потому что их западные конкуренты упали. Один из двух американских экспортеров АЭС Westinghouse Electric Company объявил о банкротстве из-за задержек и перебоев в реализации двух своих крупных внутренних проектов - АЭС Summer в Южной Каролине и Vogtle в Джорджии - и почти потерял своего японского партнера Toshiba. Другой, GE-Hitachi, все еще жив, но он не имел большого успеха на рынке ядерного экспорта.

Канадская AECL и французская Areva выглядели почти готовыми к банкротству в конце 2000-х годов и были спасены только благодаря помощи правительства. Канадское правительство отошло от AECL, которое было приватизировано и приобретено SNC-Lavalin. Areva прошла многолетнюю корпоративную реструктуризацию и в конечном итоге разделилась на две компании: Framatome, которая экспортирует реакторы, и Orano, которая ведет деятельность в топливном цикле. Даже южнокорейская Kepco, которая, возможно, является самой успешной из западных компаний, занимающихся ядерными реакторами, не дотягивается до своих российских и китайских конкурентов.

Рост Китая более понятен тем, что он является экономическим центром. Восточноазиатская нация имеет согласованную стратегию расширения своего влияния на развивающиеся рынки, например, «Один пояс, одна путь» и вкладывает огромные средства в свои внутренние ядерные мощности, располагая политическими ресурсами и финансовыми ресурсами для этого.


А что же Россия?


Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано.

Почему же тогда страны играют в эту игру с российскими ядерными компаниями, прекрасно понимая, что некоторые проекты неизбежно будут отложены или прекращены, а даже те, которые этого избегут, потребуют больше денег и времени, чем первоначально предполагалось? Ответ заключается в изменяющейся структуре международной системы.


Строительство ядерных реакторов в новом мировом порядке


В период холодной войны Соединенные Штаты и Советы экспортировали в основном своим союзникам. В некоторых случаях они продавали реакторы государствам-клиентам, у которых даже не было возможности завершить их строительство - как это произошло, когда Соединенные Штаты строили АЭС Батаан на Филиппинах, а Советы строили АЭС Хурагуа на Кубе. Для стран, чья лояльность не была совершенно ясна, ключевым было то, могут ли они позволить себе покупки у обеих сторон. Это имело место в нескольких странах, таких как Индия и Финляндия, которые в 1956 и 1977 годах ввели в эксплуатацию соответственно реакторы из Соединенных Штатов и Советов. Для тех, у кого нет средств для этого - два примера - Турция и Египет, - ядерная энергетика оставалась несбыточной мечтой на протяжении десятилетий.

Конец холодной войны привел к однополярному миру в лице Соединенных Штатов - и медленнойму сползанию американской ядерной промышленности к бесполезности как следствию слияния факторов от энергетической политики, ориентированной на нефть, ужесточения регулирования, революции сланцевого газа и падения стоимости технологий возобновляемых ресурсов - всё это сделало ядерную энергетику в Соединенных Штатах игнорируемым сектором экономики.

Напротив, в последние двадцать лет и Россия, и Китай стали рассматривать ядерную энергию и реакторы в качестве национального приоритета. Китайские и российские компании находятся под непосредственным контролем государства и извлекают выгоду из щедрых расходов на внутренние проекты, особенно в случае Китая, чей ненасытный голод в энергетике подпитывает быстро растущую атомную энергетику. Однако конкурентный недостаток Запада - это только одна сторона медали. Другая сторона заключается в том, что не только Россия и Китай имеют больше возможностей для продажи своих реакторов, но и страны, которые меньше интересовались покупкой у этих двух стран, теперь более активно занимаются этим. Это то, что политолог Патриция Вейцман называет «хеджированием» . По мере падения американской мощи более слабые союзники наращивают свое взаимодействие с противниками США, такими как Россия и Китай, для достижения стратегической гибкости.

Как отмечают авторы книги «Неспокойная граница: растущие соперники, уязвимые союзники и кризис американской власти» Якуб Григел и Весс Митчелл, Москва и Пекин активно продвигают эту стратегию, особенно по отношению к «пограничным союзникам» Запада, таким как Восточная Европа, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. И дело не в том, что эти страны не знают, что строительство у них АЭС может быть никогда не завершено русскими или китайцами. У этих стран есть и другие цели, которых они надеются достичь одновременно, и стратегическая гибкость, которая достигается благодаря установлению практического взаимодействия с Россией и / или Китаем, помогает им в этом стремлении.


Развивая ядерную энергетику


Несмотря на опасения худшего, ядерные реакторы на Ближнем Востоке могут быть силой добра, но строительство реакторов требует разумной политики, совместных мер и взаимного доверия. Чтобы извлечь выгоду из всех преимуществ, государства в регионе должны помнить несколько моментов.

Во-первых, ядерная энергия должна рассматриваться как средство, а не цель. Государствам ни разумно, ни реалистично вкладывать деньги в АЭС только ради их приобретения. Большинство стран ссылаются на энергетическую безопасность в качестве обоснования своего стремления к ядерным реакторамноне это не всегда находится в прямой взаимозависимости. Как отмечается в документе Бенджамина Совакула и Ишани Мукерджи, не существует простой формулы энергетической безопасности, а существуют сотни показателей для ее измерения. Вместо того, чтобы безбашенно втягиваться в амбициозные схемы, государства должны тщательно рассмотреть свои потребности и возможности и обеспечить, чтобы проекты АЭС были не только выполнимыми, но и оптимальными в качестве решения.
Ключевым шагом в этом направлении является то, чтобы эти усилия продолжались в культуре диалога, который активно вовлекает различных заинтересованных стэйкхолдеров внутри и вне государства, а не в менталитете «я могу, поэтому я делаю», который пока остается нормой.

Политика должна также отойти на второй план, чтобы решить, следует ли стране продвигаться вперед в поисках ядерной энергии. Сегодня уход Соединенных Штатов с мирового рынка и готовность его конкурентов занять его место придают импульс гонке на Ближнем Востоке за реакторами, но завтра эти тенденции могут измениться. Финансовые и политические стимулы могут измениться. Тем не менее, строительство ядерного реактора похоже на вступление в брак: если вы скажете «да», вы, вероятно, будете в нем десятилетиями. От управления топливным циклом до развития человеческого капитала, существуют различные аспекты ядерной энергии, которые затрудняют отлучение государства от своего первоначального поставщика, даже если оно того пожелает в будущем. Таким образом, государства должны принять решение о строительстве ядерных реакторов исходя из рациональных расчетов, а не из политических соображений.

Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкама их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами. Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил.

Сотрудничество между государствами может в конечном итоге превратить ядерную энергетику в беспроигрышное предложение для всего региона. Каждая ядерная программа на Ближнем Востоке сталкивается со своими собственными проблемами. В каждой стране существуют различные экономические и политические условия и уровни образования, научные знания, финансовые возможности и законодательство. Некоторые из них, такие как ОАЭ и Саудовская Аравия, располагают ресурсами для создания местного потенциала в короткие сроки, но такой потенциал, безусловно, не будет дешевым и придется в значительной степени полагаться на иностранный опыт.

В небольших странах, таких как Бахрейн, Кувейт, Оман и Катар, есть проблемы с размером и масштабами. Между тем, Турция и Египет имеют надежную нормативно-правовую базу, традиционные институты, которые работают уже долгое время, достаточное количество выпускников университетов в соответствующих областях, исследовательские реакторы, существенное международное сотрудничество и существующую базу профессиональных ученых. Однако в случае Турции и Египта деньги являются серьезной проблемой. Хотя политические трудности оставляют мало шансов на региональное сотрудничество в ближайшем будущем, очевидно, что каждая страна в регионе может извлечь выгоду из сильных сторон друг друга.

Бизнес также может стать катализатором сотрудничества, особенно в области электросетей. Несмотря на некоторые усилия в этом направлении, на Ближнем Востоке по-прежнему отсутствует регионально интегрированная энергосистема, которая, если бы она существовала, помогла бы решить энергетические проблемы Совета сотрудничества стран Залива, дала существенный импульс турецким и египетским инженерам, обеспечила бы увеличение поставок на европейские рынки. стимулировала иностранные энергетические инвестиции и укрепляла доверие, побуждая определенные страны отказаться от своих ядерных амбиций, поскольку у них больше не будет оснований для борьбы друг с другом.


Молчаливая реорганизация


Как ни тревожно, риски распространения не являются главной проблемой в гонке на Ближнем Востоке за ядернымреакторами. Ни Запад, ни его противники, скорее всего, не протянут руку помощи региональной стране, стремящейся создать ядерное оружие и существует надежный режим, который значительно замедлил бы, если не полностью помешал бы одиночному спринтеру стать ядерным. Это не означает, что ядерные реакторы не являются критически важным аспектом многомерной шахматной игры между США, Китаем и Россией - однако их значение скорее экономическое, чем военное.

Экспорт ядерных реакторов имеет значение не потому, что они являются прелюдией к ядерному оружию, а потому, что они подразумевают молчаливую перестройку. Возьмите Турцию в качестве примера. Реакторы Анкары российского производства - не изолированная тема; они связаны с растущей торговлей энергоресурсами, новыми инвестициями в инфраструктуру и углублением оборонно-промышленного сотрудничества, которое одновременно способствует более тесным отношениям между Россией и Турцией. По мере того, как Россия и Китай наращивают свой ядерный бизнес на Ближнем Востоке, Западу (особенно Соединенным Штатам) придется столкнуться с более строптивыми союзниками.

Снижение американского влияния может дать региону возможность очистить часть враждебного наследия, созданного внешней политикой США в последние десятилетия, но может также превратить регион в грандиозную шахматную доску конкуренции великих держав. В первом случае это будет благословением, а во втором - проклятием."


__________________________


Aвтор :

Селим Сазак, докторант по международным отношениям в Университете Брауна, партнер в TUM Strategy, консалтинговой фирме в Анкаре, и адъюнкт в Century Foundation, Нью-Йоркском аналитическом центре.
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пн Ноя 25, 2019 2:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
говорят Кащенко воскрес на этом проекте? кто ни будь знает в каком статусе?!



Кащенко gaypartner Кирилла Комарова.
Проверенный  в делах  высококвалифицированный  манагер--"откатчик" .
В этих двух качествах-ипостасях-статусах он всегда выступал.  Выступает и сейчас.
Где Комаров - там и Кащенко.



В гей-тусовке кличка "Лёлик"



Красаучек ! Laughing
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Ноя 26, 2019 7:07 am    Заголовок сообщения: Re: Специально для сайта ПРоАтом © Ответить с цитатой

Nomad писал(а):
"Ядерное проклятие и ядерное благословение

Осень 2019


Упадок Соединенных Штатов отражается в росте российских и китайских ядерных энергетических реакторов, строящихся на Ближнем Востоке и за его пределами.

Ожидается, что к 2030 году мировой спрос на энергию удвоится, а спрос на атомную энергию вырастет. В настоящее время строится пятьдесят пять реакторов в более чем дюжине стран, и еще сто пятьдесят находятся на стадии планирования. В то время как рост ядерной энергетики обусловлен экономикой Азии, такой как Китай, на долю которой приходится почти треть нового строительства, страны Ближнего Востока также стремительно продвигаются в реализации своих ядерных амбиций. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже присоединились к ядерному клубу: первый реактор в стране в настоящее время работает, и его атомная электростанция в Аль-Барака, как ожидается, будет полностью введена в эксплуатацию к 2020 году. Турция, вероятно, станет следующей страной, которая будет иметь ядерную энергетику. Строительство ведется на Аккую, где Россия возводит 4 1200МВт ВВЭР-1200 за $20 млрд., а Анкара ведёт переговоры о строительстве АЭС в Синопе и Игнеаде.

Хотя ОАЭ и Турция дальше других продвинулись в реализации своих ядерных амбиций, за ними уже следуют и другие. Иордания и Египет медленно, но неуклонно продвигаются в строительстве атомных электростанций. Между тем, как Израиль, так и Иран, как полагают, планируют расширить свои существующие реакторы. Наконец, Саудовская Аравия, полная амбиций, планирует ввести в эксплуатацию шестнадцать ядерных реакторов (стоимостью более 80 миллиардов долларов) к 2040 году - этого достаточно для обеспечения 15 процентов потребностей страны в электроэнергии.

Возрождение интереса к ядерной энергетике на Ближнем Востоке вызвало споры о том, сколько из этих стран действительно достигнет финишной черты, с какими трудностями столкнутся на своём пути и останутся ли их ядерные амбиции мирными по своему характеру. Однако есть два вопроса, которые в значительной степени игнорируются. Во-первых, выбор времени: почему только сейчас такие страны, как Египет и Турция, делают успехи в производстве ядерной энергии, учитывая тот факт, что ядерная энергия доступна уже более полувека? Во-вторых, источники: почему ядерный ренессанс на Ближнем Востоке направлен из России и Китая, в то время как Запад и его союзники на региональном рынке добиваются только корейских реакторов?


Рост российского и китайского секторов атомных реакторов


Эти головоломки не являются уникальными для Ближнего Востока. Из семидесяти двух новых сделок по экспорту ядерных реакторов по всему миру у России тридцать девять, а у Китая пятнадцать, в то время как у западных экспортеров (Франция, Южная Корея и Соединенные Штаты вместе взятые) всего восемнадцать, то есть меньше, чем у российских экспортеров. Это новая тенденция. Подекадное сравнение, начиная с 1960-х годов, показывает, что доля России в экспорте всегда колебалась на уровне около 25 процентов. Однако за последнее десятилетие российский охват рынка увеличился более чем вдвое - сдвиг, который стал еще более интересным благодаря тому факту, что внутренняя ядерно-энергетическая программа Китая значительно выросла с 1990-х годов, увеличившись за последние несколько лет в экспорте ядерной технологии. С выходом Китая на рынок можно было бы ожидать, что Россия потеряет свою долю, как и другие страны-конкуренты, однако произошло обратное.

Одним из популярных объяснений этого является то, что Россия и Китай выросли, потому что их западные конкуренты упали. Один из двух американских экспортеров АЭС Westinghouse Electric Company объявил о банкротстве из-за задержек и перебоев в реализации двух своих крупных внутренних проектов - АЭС Summer в Южной Каролине и Vogtle в Джорджии - и почти потерял своего японского партнера Toshiba. Другой, GE-Hitachi, все еще жив, но он не имел большого успеха на рынке ядерного экспорта.

Канадская AECL и французская Areva выглядели почти готовыми к банкротству в конце 2000-х годов и были спасены только благодаря помощи правительства. Канадское правительство отошло от AECL, которое было приватизировано и приобретено SNC-Lavalin. Areva прошла многолетнюю корпоративную реструктуризацию и в конечном итоге разделилась на две компании: Framatome, которая экспортирует реакторы, и Orano, которая ведет деятельность в топливном цикле. Даже южнокорейская Kepco, которая, возможно, является самой успешной из западных компаний, занимающихся ядерными реакторами, не дотягивается до своих российских и китайских конкурентов.

Рост Китая более понятен тем, что он является экономическим центром. Восточноазиатская нация имеет согласованную стратегию расширения своего влияния на развивающиеся рынки, например, «Один пояс, одна путь» и вкладывает огромные средства в свои внутренние ядерные мощности, располагая политическими ресурсами и финансовыми ресурсами для этого.


А что же Россия?


Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано.

Почему же тогда страны играют в эту игру с российскими ядерными компаниями, прекрасно понимая, что некоторые проекты неизбежно будут отложены или прекращены, а даже те, которые этого избегут, потребуют больше денег и времени, чем первоначально предполагалось? Ответ заключается в изменяющейся структуре международной системы.


Строительство ядерных реакторов в новом мировом порядке


В период холодной войны Соединенные Штаты и Советы экспортировали в основном своим союзникам. В некоторых случаях они продавали реакторы государствам-клиентам, у которых даже не было возможности завершить их строительство - как это произошло, когда Соединенные Штаты строили АЭС Батаан на Филиппинах, а Советы строили АЭС Хурагуа на Кубе. Для стран, чья лояльность не была совершенно ясна, ключевым было то, могут ли они позволить себе покупки у обеих сторон. Это имело место в нескольких странах, таких как Индия и Финляндия, которые в 1956 и 1977 годах ввели в эксплуатацию соответственно реакторы из Соединенных Штатов и Советов. Для тех, у кого нет средств для этого - два примера - Турция и Египет, - ядерная энергетика оставалась несбыточной мечтой на протяжении десятилетий.

Конец холодной войны привел к однополярному миру в лице Соединенных Штатов - и медленнойму сползанию американской ядерной промышленности к бесполезности как следствию слияния факторов от энергетической политики, ориентированной на нефть, ужесточения регулирования, революции сланцевого газа и падения стоимости технологий возобновляемых ресурсов - всё это сделало ядерную энергетику в Соединенных Штатах игнорируемым сектором экономики.

Напротив, в последние двадцать лет и Россия, и Китай стали рассматривать ядерную энергию и реакторы в качестве национального приоритета. Китайские и российские компании находятся под непосредственным контролем государства и извлекают выгоду из щедрых расходов на внутренние проекты, особенно в случае Китая, чей ненасытный голод в энергетике подпитывает быстро растущую атомную энергетику. Однако конкурентный недостаток Запада - это только одна сторона медали. Другая сторона заключается в том, что не только Россия и Китай имеют больше возможностей для продажи своих реакторов, но и страны, которые меньше интересовались покупкой у этих двух стран, теперь более активно занимаются этим. Это то, что политолог Патриция Вейцман называет «хеджированием» . По мере падения американской мощи более слабые союзники наращивают свое взаимодействие с противниками США, такими как Россия и Китай, для достижения стратегической гибкости.

Как отмечают авторы книги «Неспокойная граница: растущие соперники, уязвимые союзники и кризис американской власти» Якуб Григел и Весс Митчелл, Москва и Пекин активно продвигают эту стратегию, особенно по отношению к «пограничным союзникам» Запада, таким как Восточная Европа, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. И дело не в том, что эти страны не знают, что строительство у них АЭС может быть никогда не завершено русскими или китайцами. У этих стран есть и другие цели, которых они надеются достичь одновременно, и стратегическая гибкость, которая достигается благодаря установлению практического взаимодействия с Россией и / или Китаем, помогает им в этом стремлении.


Развивая ядерную энергетику


Несмотря на опасения худшего, ядерные реакторы на Ближнем Востоке могут быть силой добра, но строительство реакторов требует разумной политики, совместных мер и взаимного доверия. Чтобы извлечь выгоду из всех преимуществ, государства в регионе должны помнить несколько моментов.

Во-первых, ядерная энергия должна рассматриваться как средство, а не цель. Государствам ни разумно, ни реалистично вкладывать деньги в АЭС только ради их приобретения. Большинство стран ссылаются на энергетическую безопасность в качестве обоснования своего стремления к ядерным реакторамноне это не всегда находится в прямой взаимозависимости. Как отмечается в документе Бенджамина Совакула и Ишани Мукерджи, не существует простой формулы энергетической безопасности, а существуют сотни показателей для ее измерения. Вместо того, чтобы безбашенно втягиваться в амбициозные схемы, государства должны тщательно рассмотреть свои потребности и возможности и обеспечить, чтобы проекты АЭС были не только выполнимыми, но и оптимальными в качестве решения.
Ключевым шагом в этом направлении является то, чтобы эти усилия продолжались в культуре диалога, который активно вовлекает различных заинтересованных стэйкхолдеров внутри и вне государства, а не в менталитете «я могу, поэтому я делаю», который пока остается нормой.

Политика должна также отойти на второй план, чтобы решить, следует ли стране продвигаться вперед в поисках ядерной энергии. Сегодня уход Соединенных Штатов с мирового рынка и готовность его конкурентов занять его место придают импульс гонке на Ближнем Востоке за реакторами, но завтра эти тенденции могут измениться. Финансовые и политические стимулы могут измениться. Тем не менее, строительство ядерного реактора похоже на вступление в брак: если вы скажете «да», вы, вероятно, будете в нем десятилетиями. От управления топливным циклом до развития человеческого капитала, существуют различные аспекты ядерной энергии, которые затрудняют отлучение государства от своего первоначального поставщика, даже если оно того пожелает в будущем. Таким образом, государства должны принять решение о строительстве ядерных реакторов исходя из рациональных расчетов, а не из политических соображений.

Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкама их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами. Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил.

Сотрудничество между государствами может в конечном итоге превратить ядерную энергетику в беспроигрышное предложение для всего региона. Каждая ядерная программа на Ближнем Востоке сталкивается со своими собственными проблемами. В каждой стране существуют различные экономические и политические условия и уровни образования, научные знания, финансовые возможности и законодательство. Некоторые из них, такие как ОАЭ и Саудовская Аравия, располагают ресурсами для создания местного потенциала в короткие сроки, но такой потенциал, безусловно, не будет дешевым и придется в значительной степени полагаться на иностранный опыт.

В небольших странах, таких как Бахрейн, Кувейт, Оман и Катар, есть проблемы с размером и масштабами. Между тем, Турция и Египет имеют надежную нормативно-правовую базу, традиционные институты, которые работают уже долгое время, достаточное количество выпускников университетов в соответствующих областях, исследовательские реакторы, существенное международное сотрудничество и существующую базу профессиональных ученых. Однако в случае Турции и Египта деньги являются серьезной проблемой. Хотя политические трудности оставляют мало шансов на региональное сотрудничество в ближайшем будущем, очевидно, что каждая страна в регионе может извлечь выгоду из сильных сторон друг друга.

Бизнес также может стать катализатором сотрудничества, особенно в области электросетей. Несмотря на некоторые усилия в этом направлении, на Ближнем Востоке по-прежнему отсутствует регионально интегрированная энергосистема, которая, если бы она существовала, помогла бы решить энергетические проблемы Совета сотрудничества стран Залива, дала существенный импульс турецким и египетским инженерам, обеспечила бы увеличение поставок на европейские рынки. стимулировала иностранные энергетические инвестиции и укрепляла доверие, побуждая определенные страны отказаться от своих ядерных амбиций, поскольку у них больше не будет оснований для борьбы друг с другом.


Молчаливая реорганизация


Как ни тревожно, риски распространения не являются главной проблемой в гонке на Ближнем Востоке за ядернымреакторами. Ни Запад, ни его противники, скорее всего, не протянут руку помощи региональной стране, стремящейся создать ядерное оружие и существует надежный режим, который значительно замедлил бы, если не полностью помешал бы одиночному спринтеру стать ядерным. Это не означает, что ядерные реакторы не являются критически важным аспектом многомерной шахматной игры между США, Китаем и Россией - однако их значение скорее экономическое, чем военное.

Экспорт ядерных реакторов имеет значение не потому, что они являются прелюдией к ядерному оружию, а потому, что они подразумевают молчаливую перестройку. Возьмите Турцию в качестве примера. Реакторы Анкары российского производства - не изолированная тема; они связаны с растущей торговлей энергоресурсами, новыми инвестициями в инфраструктуру и углублением оборонно-промышленного сотрудничества, которое одновременно способствует более тесным отношениям между Россией и Турцией. По мере того, как Россия и Китай наращивают свой ядерный бизнес на Ближнем Востоке, Западу (особенно Соединенным Штатам) придется столкнуться с более строптивыми союзниками.

Снижение американского влияния может дать региону возможность очистить часть враждебного наследия, созданного внешней политикой США в последние десятилетия, но может также превратить регион в грандиозную шахматную доску конкуренции великих держав. В первом случае это будет благословением, а во втором - проклятием."


__________________________


Aвтор :

Селим Сазак, докторант по международным отношениям в Университете Брауна, партнер в TUM Strategy, консалтинговой фирме в Анкаре, и адъюнкт в Century Foundation, Нью-Йоркском аналитическом центре.




Интересная статья.
Турок верно подметил :


"А что же Россия?

Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано."

~~~~~~~~~~~~~~~~

"Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкам их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами.
Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил."
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Фев 02, 2020 1:26 pm    Заголовок сообщения: Re: Специально для сайта ПРоАтом © Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Nomad писал(а):
"Ядерное проклятие и ядерное благословение

Осень 2019


Упадок Соединенных Штатов отражается в росте российских и китайских ядерных энергетических реакторов, строящихся на Ближнем Востоке и за его пределами.

Ожидается, что к 2030 году мировой спрос на энергию удвоится, а спрос на атомную энергию вырастет. В настоящее время строится пятьдесят пять реакторов в более чем дюжине стран, и еще сто пятьдесят находятся на стадии планирования. В то время как рост ядерной энергетики обусловлен экономикой Азии, такой как Китай, на долю которой приходится почти треть нового строительства, страны Ближнего Востока также стремительно продвигаются в реализации своих ядерных амбиций. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже присоединились к ядерному клубу: первый реактор в стране в настоящее время работает, и его атомная электростанция в Аль-Барака, как ожидается, будет полностью введена в эксплуатацию к 2020 году. Турция, вероятно, станет следующей страной, которая будет иметь ядерную энергетику. Строительство ведется на Аккую, где Россия возводит 4 1200МВт ВВЭР-1200 за $20 млрд., а Анкара ведёт переговоры о строительстве АЭС в Синопе и Игнеаде.

Хотя ОАЭ и Турция дальше других продвинулись в реализации своих ядерных амбиций, за ними уже следуют и другие. Иордания и Египет медленно, но неуклонно продвигаются в строительстве атомных электростанций. Между тем, как Израиль, так и Иран, как полагают, планируют расширить свои существующие реакторы. Наконец, Саудовская Аравия, полная амбиций, планирует ввести в эксплуатацию шестнадцать ядерных реакторов (стоимостью более 80 миллиардов долларов) к 2040 году - этого достаточно для обеспечения 15 процентов потребностей страны в электроэнергии.

Возрождение интереса к ядерной энергетике на Ближнем Востоке вызвало споры о том, сколько из этих стран действительно достигнет финишной черты, с какими трудностями столкнутся на своём пути и останутся ли их ядерные амбиции мирными по своему характеру. Однако есть два вопроса, которые в значительной степени игнорируются. Во-первых, выбор времени: почему только сейчас такие страны, как Египет и Турция, делают успехи в производстве ядерной энергии, учитывая тот факт, что ядерная энергия доступна уже более полувека? Во-вторых, источники: почему ядерный ренессанс на Ближнем Востоке направлен из России и Китая, в то время как Запад и его союзники на региональном рынке добиваются только корейских реакторов?


Рост российского и китайского секторов атомных реакторов


Эти головоломки не являются уникальными для Ближнего Востока. Из семидесяти двух новых сделок по экспорту ядерных реакторов по всему миру у России тридцать девять, а у Китая пятнадцать, в то время как у западных экспортеров (Франция, Южная Корея и Соединенные Штаты вместе взятые) всего восемнадцать, то есть меньше, чем у российских экспортеров. Это новая тенденция. Подекадное сравнение, начиная с 1960-х годов, показывает, что доля России в экспорте всегда колебалась на уровне около 25 процентов. Однако за последнее десятилетие российский охват рынка увеличился более чем вдвое - сдвиг, который стал еще более интересным благодаря тому факту, что внутренняя ядерно-энергетическая программа Китая значительно выросла с 1990-х годов, увеличившись за последние несколько лет в экспорте ядерной технологии. С выходом Китая на рынок можно было бы ожидать, что Россия потеряет свою долю, как и другие страны-конкуренты, однако произошло обратное.

Одним из популярных объяснений этого является то, что Россия и Китай выросли, потому что их западные конкуренты упали. Один из двух американских экспортеров АЭС Westinghouse Electric Company объявил о банкротстве из-за задержек и перебоев в реализации двух своих крупных внутренних проектов - АЭС Summer в Южной Каролине и Vogtle в Джорджии - и почти потерял своего японского партнера Toshiba. Другой, GE-Hitachi, все еще жив, но он не имел большого успеха на рынке ядерного экспорта.

Канадская AECL и французская Areva выглядели почти готовыми к банкротству в конце 2000-х годов и были спасены только благодаря помощи правительства. Канадское правительство отошло от AECL, которое было приватизировано и приобретено SNC-Lavalin. Areva прошла многолетнюю корпоративную реструктуризацию и в конечном итоге разделилась на две компании: Framatome, которая экспортирует реакторы, и Orano, которая ведет деятельность в топливном цикле. Даже южнокорейская Kepco, которая, возможно, является самой успешной из западных компаний, занимающихся ядерными реакторами, не дотягивается до своих российских и китайских конкурентов.

Рост Китая более понятен тем, что он является экономическим центром. Восточноазиатская нация имеет согласованную стратегию расширения своего влияния на развивающиеся рынки, например, «Один пояс, одна путь» и вкладывает огромные средства в свои внутренние ядерные мощности, располагая политическими ресурсами и финансовыми ресурсами для этого.


А что же Россия?


Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано.

Почему же тогда страны играют в эту игру с российскими ядерными компаниями, прекрасно понимая, что некоторые проекты неизбежно будут отложены или прекращены, а даже те, которые этого избегут, потребуют больше денег и времени, чем первоначально предполагалось? Ответ заключается в изменяющейся структуре международной системы.


Строительство ядерных реакторов в новом мировом порядке


В период холодной войны Соединенные Штаты и Советы экспортировали в основном своим союзникам. В некоторых случаях они продавали реакторы государствам-клиентам, у которых даже не было возможности завершить их строительство - как это произошло, когда Соединенные Штаты строили АЭС Батаан на Филиппинах, а Советы строили АЭС Хурагуа на Кубе. Для стран, чья лояльность не была совершенно ясна, ключевым было то, могут ли они позволить себе покупки у обеих сторон. Это имело место в нескольких странах, таких как Индия и Финляндия, которые в 1956 и 1977 годах ввели в эксплуатацию соответственно реакторы из Соединенных Штатов и Советов. Для тех, у кого нет средств для этого - два примера - Турция и Египет, - ядерная энергетика оставалась несбыточной мечтой на протяжении десятилетий.

Конец холодной войны привел к однополярному миру в лице Соединенных Штатов - и медленнойму сползанию американской ядерной промышленности к бесполезности как следствию слияния факторов от энергетической политики, ориентированной на нефть, ужесточения регулирования, революции сланцевого газа и падения стоимости технологий возобновляемых ресурсов - всё это сделало ядерную энергетику в Соединенных Штатах игнорируемым сектором экономики.

Напротив, в последние двадцать лет и Россия, и Китай стали рассматривать ядерную энергию и реакторы в качестве национального приоритета. Китайские и российские компании находятся под непосредственным контролем государства и извлекают выгоду из щедрых расходов на внутренние проекты, особенно в случае Китая, чей ненасытный голод в энергетике подпитывает быстро растущую атомную энергетику. Однако конкурентный недостаток Запада - это только одна сторона медали. Другая сторона заключается в том, что не только Россия и Китай имеют больше возможностей для продажи своих реакторов, но и страны, которые меньше интересовались покупкой у этих двух стран, теперь более активно занимаются этим. Это то, что политолог Патриция Вейцман называет «хеджированием» . По мере падения американской мощи более слабые союзники наращивают свое взаимодействие с противниками США, такими как Россия и Китай, для достижения стратегической гибкости.

Как отмечают авторы книги «Неспокойная граница: растущие соперники, уязвимые союзники и кризис американской власти» Якуб Григел и Весс Митчелл, Москва и Пекин активно продвигают эту стратегию, особенно по отношению к «пограничным союзникам» Запада, таким как Восточная Европа, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. И дело не в том, что эти страны не знают, что строительство у них АЭС может быть никогда не завершено русскими или китайцами. У этих стран есть и другие цели, которых они надеются достичь одновременно, и стратегическая гибкость, которая достигается благодаря установлению практического взаимодействия с Россией и / или Китаем, помогает им в этом стремлении.


Развивая ядерную энергетику


Несмотря на опасения худшего, ядерные реакторы на Ближнем Востоке могут быть силой добра, но строительство реакторов требует разумной политики, совместных мер и взаимного доверия. Чтобы извлечь выгоду из всех преимуществ, государства в регионе должны помнить несколько моментов.

Во-первых, ядерная энергия должна рассматриваться как средство, а не цель. Государствам ни разумно, ни реалистично вкладывать деньги в АЭС только ради их приобретения. Большинство стран ссылаются на энергетическую безопасность в качестве обоснования своего стремления к ядерным реакторамноне это не всегда находится в прямой взаимозависимости. Как отмечается в документе Бенджамина Совакула и Ишани Мукерджи, не существует простой формулы энергетической безопасности, а существуют сотни показателей для ее измерения. Вместо того, чтобы безбашенно втягиваться в амбициозные схемы, государства должны тщательно рассмотреть свои потребности и возможности и обеспечить, чтобы проекты АЭС были не только выполнимыми, но и оптимальными в качестве решения.
Ключевым шагом в этом направлении является то, чтобы эти усилия продолжались в культуре диалога, который активно вовлекает различных заинтересованных стэйкхолдеров внутри и вне государства, а не в менталитете «я могу, поэтому я делаю», который пока остается нормой.

Политика должна также отойти на второй план, чтобы решить, следует ли стране продвигаться вперед в поисках ядерной энергии. Сегодня уход Соединенных Штатов с мирового рынка и готовность его конкурентов занять его место придают импульс гонке на Ближнем Востоке за реакторами, но завтра эти тенденции могут измениться. Финансовые и политические стимулы могут измениться. Тем не менее, строительство ядерного реактора похоже на вступление в брак: если вы скажете «да», вы, вероятно, будете в нем десятилетиями. От управления топливным циклом до развития человеческого капитала, существуют различные аспекты ядерной энергии, которые затрудняют отлучение государства от своего первоначального поставщика, даже если оно того пожелает в будущем. Таким образом, государства должны принять решение о строительстве ядерных реакторов исходя из рациональных расчетов, а не из политических соображений.

Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкама их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами. Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил.

Сотрудничество между государствами может в конечном итоге превратить ядерную энергетику в беспроигрышное предложение для всего региона. Каждая ядерная программа на Ближнем Востоке сталкивается со своими собственными проблемами. В каждой стране существуют различные экономические и политические условия и уровни образования, научные знания, финансовые возможности и законодательство. Некоторые из них, такие как ОАЭ и Саудовская Аравия, располагают ресурсами для создания местного потенциала в короткие сроки, но такой потенциал, безусловно, не будет дешевым и придется в значительной степени полагаться на иностранный опыт.

В небольших странах, таких как Бахрейн, Кувейт, Оман и Катар, есть проблемы с размером и масштабами. Между тем, Турция и Египет имеют надежную нормативно-правовую базу, традиционные институты, которые работают уже долгое время, достаточное количество выпускников университетов в соответствующих областях, исследовательские реакторы, существенное международное сотрудничество и существующую базу профессиональных ученых. Однако в случае Турции и Египта деньги являются серьезной проблемой. Хотя политические трудности оставляют мало шансов на региональное сотрудничество в ближайшем будущем, очевидно, что каждая страна в регионе может извлечь выгоду из сильных сторон друг друга.

Бизнес также может стать катализатором сотрудничества, особенно в области электросетей. Несмотря на некоторые усилия в этом направлении, на Ближнем Востоке по-прежнему отсутствует регионально интегрированная энергосистема, которая, если бы она существовала, помогла бы решить энергетические проблемы Совета сотрудничества стран Залива, дала существенный импульс турецким и египетским инженерам, обеспечила бы увеличение поставок на европейские рынки. стимулировала иностранные энергетические инвестиции и укрепляла доверие, побуждая определенные страны отказаться от своих ядерных амбиций, поскольку у них больше не будет оснований для борьбы друг с другом.


Молчаливая реорганизация


Как ни тревожно, риски распространения не являются главной проблемой в гонке на Ближнем Востоке за ядернымреакторами. Ни Запад, ни его противники, скорее всего, не протянут руку помощи региональной стране, стремящейся создать ядерное оружие и существует надежный режим, который значительно замедлил бы, если не полностью помешал бы одиночному спринтеру стать ядерным. Это не означает, что ядерные реакторы не являются критически важным аспектом многомерной шахматной игры между США, Китаем и Россией - однако их значение скорее экономическое, чем военное.

Экспорт ядерных реакторов имеет значение не потому, что они являются прелюдией к ядерному оружию, а потому, что они подразумевают молчаливую перестройку. Возьмите Турцию в качестве примера. Реакторы Анкары российского производства - не изолированная тема; они связаны с растущей торговлей энергоресурсами, новыми инвестициями в инфраструктуру и углублением оборонно-промышленного сотрудничества, которое одновременно способствует более тесным отношениям между Россией и Турцией. По мере того, как Россия и Китай наращивают свой ядерный бизнес на Ближнем Востоке, Западу (особенно Соединенным Штатам) придется столкнуться с более строптивыми союзниками.

Снижение американского влияния может дать региону возможность очистить часть враждебного наследия, созданного внешней политикой США в последние десятилетия, но может также превратить регион в грандиозную шахматную доску конкуренции великих держав. В первом случае это будет благословением, а во втором - проклятием."


__________________________


Aвтор :

Селим Сазак, докторант по международным отношениям в Университете Брауна, партнер в TUM Strategy, консалтинговой фирме в Анкаре, и адъюнкт в Century Foundation, Нью-Йоркском аналитическом центре.




Интересная статья.
Турок верно подметил :


"А что же Россия?

Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано."

~~~~~~~~~~~~~~~~

"Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкам их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами.
Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил."



Коррупция как конкурентное преимущество российской внешнеэкономической деятельности и один из внешнеполитических инструментов Москвы?

Влиятельный американский аналитический центр RAND Corporation, взрастивший 32-х нобелевских лауреатов, выпустил доклад о перспективах наращивания "враждебных действий России в отношении зарубежных стран".

 Доклад во многом повторяет предыдущие попытки описать деятельность российской официальной дипломатии, разведки, использования политических прокси, медиа и экономических рычагов проведения пророссийской политики за рубежом.

 Самый интересный момент в докладе - это признание фактов использования российскими властями коррупции, как одного из внешнеполитических инструментов Москвы.

h t tps://w w w.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/RR1700/RR1793/RAND_RR1793.pdf?fbclid=IwAR03j6R8sIm_4G_Py_adGg0d4g8GADiQOiLqnTwgEwHorjukCfRcvQ-tj40
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Фев 08, 2020 12:57 pm    Заголовок сообщения: Re: Специально для сайта ПРоАтом © Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Nomad писал(а):
"Ядерное проклятие и ядерное благословение

Осень 2019


Упадок Соединенных Штатов отражается в росте российских и китайских ядерных энергетических реакторов, строящихся на Ближнем Востоке и за его пределами.

Ожидается, что к 2030 году мировой спрос на энергию удвоится, а спрос на атомную энергию вырастет. В настоящее время строится пятьдесят пять реакторов в более чем дюжине стран, и еще сто пятьдесят находятся на стадии планирования. В то время как рост ядерной энергетики обусловлен экономикой Азии, такой как Китай, на долю которой приходится почти треть нового строительства, страны Ближнего Востока также стремительно продвигаются в реализации своих ядерных амбиций. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже присоединились к ядерному клубу: первый реактор в стране в настоящее время работает, и его атомная электростанция в Аль-Барака, как ожидается, будет полностью введена в эксплуатацию к 2020 году. Турция, вероятно, станет следующей страной, которая будет иметь ядерную энергетику. Строительство ведется на Аккую, где Россия возводит 4 1200МВт ВВЭР-1200 за $20 млрд., а Анкара ведёт переговоры о строительстве АЭС в Синопе и Игнеаде.

Хотя ОАЭ и Турция дальше других продвинулись в реализации своих ядерных амбиций, за ними уже следуют и другие. Иордания и Египет медленно, но неуклонно продвигаются в строительстве атомных электростанций. Между тем, как Израиль, так и Иран, как полагают, планируют расширить свои существующие реакторы. Наконец, Саудовская Аравия, полная амбиций, планирует ввести в эксплуатацию шестнадцать ядерных реакторов (стоимостью более 80 миллиардов долларов) к 2040 году - этого достаточно для обеспечения 15 процентов потребностей страны в электроэнергии.

Возрождение интереса к ядерной энергетике на Ближнем Востоке вызвало споры о том, сколько из этих стран действительно достигнет финишной черты, с какими трудностями столкнутся на своём пути и останутся ли их ядерные амбиции мирными по своему характеру. Однако есть два вопроса, которые в значительной степени игнорируются. Во-первых, выбор времени: почему только сейчас такие страны, как Египет и Турция, делают успехи в производстве ядерной энергии, учитывая тот факт, что ядерная энергия доступна уже более полувека? Во-вторых, источники: почему ядерный ренессанс на Ближнем Востоке направлен из России и Китая, в то время как Запад и его союзники на региональном рынке добиваются только корейских реакторов?


Рост российского и китайского секторов атомных реакторов


Эти головоломки не являются уникальными для Ближнего Востока. Из семидесяти двух новых сделок по экспорту ядерных реакторов по всему миру у России тридцать девять, а у Китая пятнадцать, в то время как у западных экспортеров (Франция, Южная Корея и Соединенные Штаты вместе взятые) всего восемнадцать, то есть меньше, чем у российских экспортеров. Это новая тенденция. Подекадное сравнение, начиная с 1960-х годов, показывает, что доля России в экспорте всегда колебалась на уровне около 25 процентов. Однако за последнее десятилетие российский охват рынка увеличился более чем вдвое - сдвиг, который стал еще более интересным благодаря тому факту, что внутренняя ядерно-энергетическая программа Китая значительно выросла с 1990-х годов, увеличившись за последние несколько лет в экспорте ядерной технологии. С выходом Китая на рынок можно было бы ожидать, что Россия потеряет свою долю, как и другие страны-конкуренты, однако произошло обратное.

Одним из популярных объяснений этого является то, что Россия и Китай выросли, потому что их западные конкуренты упали. Один из двух американских экспортеров АЭС Westinghouse Electric Company объявил о банкротстве из-за задержек и перебоев в реализации двух своих крупных внутренних проектов - АЭС Summer в Южной Каролине и Vogtle в Джорджии - и почти потерял своего японского партнера Toshiba. Другой, GE-Hitachi, все еще жив, но он не имел большого успеха на рынке ядерного экспорта.

Канадская AECL и французская Areva выглядели почти готовыми к банкротству в конце 2000-х годов и были спасены только благодаря помощи правительства. Канадское правительство отошло от AECL, которое было приватизировано и приобретено SNC-Lavalin. Areva прошла многолетнюю корпоративную реструктуризацию и в конечном итоге разделилась на две компании: Framatome, которая экспортирует реакторы, и Orano, которая ведет деятельность в топливном цикле. Даже южнокорейская Kepco, которая, возможно, является самой успешной из западных компаний, занимающихся ядерными реакторами, не дотягивается до своих российских и китайских конкурентов.

Рост Китая более понятен тем, что он является экономическим центром. Восточноазиатская нация имеет согласованную стратегию расширения своего влияния на развивающиеся рынки, например, «Один пояс, одна путь» и вкладывает огромные средства в свои внутренние ядерные мощности, располагая политическими ресурсами и финансовыми ресурсами для этого.


А что же Россия?


Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано.

Почему же тогда страны играют в эту игру с российскими ядерными компаниями, прекрасно понимая, что некоторые проекты неизбежно будут отложены или прекращены, а даже те, которые этого избегут, потребуют больше денег и времени, чем первоначально предполагалось? Ответ заключается в изменяющейся структуре международной системы.


Строительство ядерных реакторов в новом мировом порядке


В период холодной войны Соединенные Штаты и Советы экспортировали в основном своим союзникам. В некоторых случаях они продавали реакторы государствам-клиентам, у которых даже не было возможности завершить их строительство - как это произошло, когда Соединенные Штаты строили АЭС Батаан на Филиппинах, а Советы строили АЭС Хурагуа на Кубе. Для стран, чья лояльность не была совершенно ясна, ключевым было то, могут ли они позволить себе покупки у обеих сторон. Это имело место в нескольких странах, таких как Индия и Финляндия, которые в 1956 и 1977 годах ввели в эксплуатацию соответственно реакторы из Соединенных Штатов и Советов. Для тех, у кого нет средств для этого - два примера - Турция и Египет, - ядерная энергетика оставалась несбыточной мечтой на протяжении десятилетий.

Конец холодной войны привел к однополярному миру в лице Соединенных Штатов - и медленнойму сползанию американской ядерной промышленности к бесполезности как следствию слияния факторов от энергетической политики, ориентированной на нефть, ужесточения регулирования, революции сланцевого газа и падения стоимости технологий возобновляемых ресурсов - всё это сделало ядерную энергетику в Соединенных Штатах игнорируемым сектором экономики.

Напротив, в последние двадцать лет и Россия, и Китай стали рассматривать ядерную энергию и реакторы в качестве национального приоритета. Китайские и российские компании находятся под непосредственным контролем государства и извлекают выгоду из щедрых расходов на внутренние проекты, особенно в случае Китая, чей ненасытный голод в энергетике подпитывает быстро растущую атомную энергетику. Однако конкурентный недостаток Запада - это только одна сторона медали. Другая сторона заключается в том, что не только Россия и Китай имеют больше возможностей для продажи своих реакторов, но и страны, которые меньше интересовались покупкой у этих двух стран, теперь более активно занимаются этим. Это то, что политолог Патриция Вейцман называет «хеджированием» . По мере падения американской мощи более слабые союзники наращивают свое взаимодействие с противниками США, такими как Россия и Китай, для достижения стратегической гибкости.

Как отмечают авторы книги «Неспокойная граница: растущие соперники, уязвимые союзники и кризис американской власти» Якуб Григел и Весс Митчелл, Москва и Пекин активно продвигают эту стратегию, особенно по отношению к «пограничным союзникам» Запада, таким как Восточная Европа, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. И дело не в том, что эти страны не знают, что строительство у них АЭС может быть никогда не завершено русскими или китайцами. У этих стран есть и другие цели, которых они надеются достичь одновременно, и стратегическая гибкость, которая достигается благодаря установлению практического взаимодействия с Россией и / или Китаем, помогает им в этом стремлении.


Развивая ядерную энергетику


Несмотря на опасения худшего, ядерные реакторы на Ближнем Востоке могут быть силой добра, но строительство реакторов требует разумной политики, совместных мер и взаимного доверия. Чтобы извлечь выгоду из всех преимуществ, государства в регионе должны помнить несколько моментов.

Во-первых, ядерная энергия должна рассматриваться как средство, а не цель. Государствам ни разумно, ни реалистично вкладывать деньги в АЭС только ради их приобретения. Большинство стран ссылаются на энергетическую безопасность в качестве обоснования своего стремления к ядерным реакторамноне это не всегда находится в прямой взаимозависимости. Как отмечается в документе Бенджамина Совакула и Ишани Мукерджи, не существует простой формулы энергетической безопасности, а существуют сотни показателей для ее измерения. Вместо того, чтобы безбашенно втягиваться в амбициозные схемы, государства должны тщательно рассмотреть свои потребности и возможности и обеспечить, чтобы проекты АЭС были не только выполнимыми, но и оптимальными в качестве решения.
Ключевым шагом в этом направлении является то, чтобы эти усилия продолжались в культуре диалога, который активно вовлекает различных заинтересованных стэйкхолдеров внутри и вне государства, а не в менталитете «я могу, поэтому я делаю», который пока остается нормой.

Политика должна также отойти на второй план, чтобы решить, следует ли стране продвигаться вперед в поисках ядерной энергии. Сегодня уход Соединенных Штатов с мирового рынка и готовность его конкурентов занять его место придают импульс гонке на Ближнем Востоке за реакторами, но завтра эти тенденции могут измениться. Финансовые и политические стимулы могут измениться. Тем не менее, строительство ядерного реактора похоже на вступление в брак: если вы скажете «да», вы, вероятно, будете в нем десятилетиями. От управления топливным циклом до развития человеческого капитала, существуют различные аспекты ядерной энергии, которые затрудняют отлучение государства от своего первоначального поставщика, даже если оно того пожелает в будущем. Таким образом, государства должны принять решение о строительстве ядерных реакторов исходя из рациональных расчетов, а не из политических соображений.

Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкама их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами. Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил.

Сотрудничество между государствами может в конечном итоге превратить ядерную энергетику в беспроигрышное предложение для всего региона. Каждая ядерная программа на Ближнем Востоке сталкивается со своими собственными проблемами. В каждой стране существуют различные экономические и политические условия и уровни образования, научные знания, финансовые возможности и законодательство. Некоторые из них, такие как ОАЭ и Саудовская Аравия, располагают ресурсами для создания местного потенциала в короткие сроки, но такой потенциал, безусловно, не будет дешевым и придется в значительной степени полагаться на иностранный опыт.

В небольших странах, таких как Бахрейн, Кувейт, Оман и Катар, есть проблемы с размером и масштабами. Между тем, Турция и Египет имеют надежную нормативно-правовую базу, традиционные институты, которые работают уже долгое время, достаточное количество выпускников университетов в соответствующих областях, исследовательские реакторы, существенное международное сотрудничество и существующую базу профессиональных ученых. Однако в случае Турции и Египта деньги являются серьезной проблемой. Хотя политические трудности оставляют мало шансов на региональное сотрудничество в ближайшем будущем, очевидно, что каждая страна в регионе может извлечь выгоду из сильных сторон друг друга.

Бизнес также может стать катализатором сотрудничества, особенно в области электросетей. Несмотря на некоторые усилия в этом направлении, на Ближнем Востоке по-прежнему отсутствует регионально интегрированная энергосистема, которая, если бы она существовала, помогла бы решить энергетические проблемы Совета сотрудничества стран Залива, дала существенный импульс турецким и египетским инженерам, обеспечила бы увеличение поставок на европейские рынки. стимулировала иностранные энергетические инвестиции и укрепляла доверие, побуждая определенные страны отказаться от своих ядерных амбиций, поскольку у них больше не будет оснований для борьбы друг с другом.


Молчаливая реорганизация


Как ни тревожно, риски распространения не являются главной проблемой в гонке на Ближнем Востоке за ядернымреакторами. Ни Запад, ни его противники, скорее всего, не протянут руку помощи региональной стране, стремящейся создать ядерное оружие и существует надежный режим, который значительно замедлил бы, если не полностью помешал бы одиночному спринтеру стать ядерным. Это не означает, что ядерные реакторы не являются критически важным аспектом многомерной шахматной игры между США, Китаем и Россией - однако их значение скорее экономическое, чем военное.

Экспорт ядерных реакторов имеет значение не потому, что они являются прелюдией к ядерному оружию, а потому, что они подразумевают молчаливую перестройку. Возьмите Турцию в качестве примера. Реакторы Анкары российского производства - не изолированная тема; они связаны с растущей торговлей энергоресурсами, новыми инвестициями в инфраструктуру и углублением оборонно-промышленного сотрудничества, которое одновременно способствует более тесным отношениям между Россией и Турцией. По мере того, как Россия и Китай наращивают свой ядерный бизнес на Ближнем Востоке, Западу (особенно Соединенным Штатам) придется столкнуться с более строптивыми союзниками.

Снижение американского влияния может дать региону возможность очистить часть враждебного наследия, созданного внешней политикой США в последние десятилетия, но может также превратить регион в грандиозную шахматную доску конкуренции великих держав. В первом случае это будет благословением, а во втором - проклятием."


__________________________


Aвтор :

Селим Сазак, докторант по международным отношениям в Университете Брауна, партнер в TUM Strategy, консалтинговой фирме в Анкаре, и адъюнкт в Century Foundation, Нью-Йоркском аналитическом центре.




Интересная статья.
Турок верно подметил :


"А что же Россия?

Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано."

~~~~~~~~~~~~~~~~

"Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкам их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами.
Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил."



Коррупция как конкурентное преимущество российской внешнеэкономической деятельности и один из внешнеполитических инструментов Москвы?

Влиятельный американский аналитический центр RAND Corporation, взрастивший 32-х нобелевских лауреатов, выпустил доклад о перспективах наращивания "враждебных действий России в отношении зарубежных стран".

 Доклад во многом повторяет предыдущие попытки описать деятельность российской официальной дипломатии, разведки, использования политических прокси, медиа и экономических рычагов проведения пророссийской политики за рубежом.

 Самый интересный момент в докладе - это признание фактов использования российскими властями коррупции, как одного из внешнеполитических инструментов Москвы.

h t tps://w w w.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/RR1700/RR1793/RAND_RR1793.pdf?fbclid=IwAR03j6R8sIm_4G_Py_adGg0d4g8GADiQOiLqnTwgEwHorjukCfRcvQ-tj40




Ну, Росатом в этом пока ещё далеко не "лидер" - только с приходом Комарова стал использовать "лучшие мировые практики" :

= В компании-производителе самолетов Airbus на протяжении 7 лет существовало целое подразделение годовым бюджетом $300 млн, которое было создано для организации взяток и откатов.  Коррупционные схемы Airbus касались 16 стран, включая: Малайзию, Индонезию, Вьетнам, Китай, Тайвань, Непал, Колумбию и Россию. В судебных документах упоминаются еще Австрия, Шри-Ланка, Саудовская Аравия и Гана. На текущий момент расследование коррупционных схем Airbus ведётся во Франции, США и Великобритании. Вчера появилось соглашение между властями Франции, США, Великобритании и Airbus о выплате последней штрафов в размере $3.9 млрд за нарушение антикоррупционного законодательства. В судебных документах описываются попытки сотрудников компании скрыть назначение платежей под кодовыми названиями: «Ван Гог», или, описываемых, как «лекарства и дозировки, предписанные доктором Брауном».

h t tps://w w w.justice.gov/opa/press-release/file/1241466/download

В России разумеется никакого расследования о взятках Airbus не ведется. Будем ждать итогов расследования в других странах. Почему важно говорить об этом скандале в российском контексте? Да хотя бы потому что на текущий момент «Аэрофлот» эксплуатирует 129 самолетов Airbus. Минпромторг в  прошлом году разрешил Аэрофлоту закупить еще 22 самолета у Airbus.

...

Так что Росатому есть ещё куда расти. 

"Радужный" в этом поможет...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Фев 09, 2020 8:49 am    Заголовок сообщения: Re: Специально для сайта ПРоАтом © Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Nomad писал(а):
"Ядерное проклятие и ядерное благословение

Осень 2019


Упадок Соединенных Штатов отражается в росте российских и китайских ядерных энергетических реакторов, строящихся на Ближнем Востоке и за его пределами.

Ожидается, что к 2030 году мировой спрос на энергию удвоится, а спрос на атомную энергию вырастет. В настоящее время строится пятьдесят пять реакторов в более чем дюжине стран, и еще сто пятьдесят находятся на стадии планирования. В то время как рост ядерной энергетики обусловлен экономикой Азии, такой как Китай, на долю которой приходится почти треть нового строительства, страны Ближнего Востока также стремительно продвигаются в реализации своих ядерных амбиций. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) уже присоединились к ядерному клубу: первый реактор в стране в настоящее время работает, и его атомная электростанция в Аль-Барака, как ожидается, будет полностью введена в эксплуатацию к 2020 году. Турция, вероятно, станет следующей страной, которая будет иметь ядерную энергетику. Строительство ведется на Аккую, где Россия возводит 4 1200МВт ВВЭР-1200 за $20 млрд., а Анкара ведёт переговоры о строительстве АЭС в Синопе и Игнеаде.

Хотя ОАЭ и Турция дальше других продвинулись в реализации своих ядерных амбиций, за ними уже следуют и другие. Иордания и Египет медленно, но неуклонно продвигаются в строительстве атомных электростанций. Между тем, как Израиль, так и Иран, как полагают, планируют расширить свои существующие реакторы. Наконец, Саудовская Аравия, полная амбиций, планирует ввести в эксплуатацию шестнадцать ядерных реакторов (стоимостью более 80 миллиардов долларов) к 2040 году - этого достаточно для обеспечения 15 процентов потребностей страны в электроэнергии.

Возрождение интереса к ядерной энергетике на Ближнем Востоке вызвало споры о том, сколько из этих стран действительно достигнет финишной черты, с какими трудностями столкнутся на своём пути и останутся ли их ядерные амбиции мирными по своему характеру. Однако есть два вопроса, которые в значительной степени игнорируются. Во-первых, выбор времени: почему только сейчас такие страны, как Египет и Турция, делают успехи в производстве ядерной энергии, учитывая тот факт, что ядерная энергия доступна уже более полувека? Во-вторых, источники: почему ядерный ренессанс на Ближнем Востоке направлен из России и Китая, в то время как Запад и его союзники на региональном рынке добиваются только корейских реакторов?


Рост российского и китайского секторов атомных реакторов


Эти головоломки не являются уникальными для Ближнего Востока. Из семидесяти двух новых сделок по экспорту ядерных реакторов по всему миру у России тридцать девять, а у Китая пятнадцать, в то время как у западных экспортеров (Франция, Южная Корея и Соединенные Штаты вместе взятые) всего восемнадцать, то есть меньше, чем у российских экспортеров. Это новая тенденция. Подекадное сравнение, начиная с 1960-х годов, показывает, что доля России в экспорте всегда колебалась на уровне около 25 процентов. Однако за последнее десятилетие российский охват рынка увеличился более чем вдвое - сдвиг, который стал еще более интересным благодаря тому факту, что внутренняя ядерно-энергетическая программа Китая значительно выросла с 1990-х годов, увеличившись за последние несколько лет в экспорте ядерной технологии. С выходом Китая на рынок можно было бы ожидать, что Россия потеряет свою долю, как и другие страны-конкуренты, однако произошло обратное.

Одним из популярных объяснений этого является то, что Россия и Китай выросли, потому что их западные конкуренты упали. Один из двух американских экспортеров АЭС Westinghouse Electric Company объявил о банкротстве из-за задержек и перебоев в реализации двух своих крупных внутренних проектов - АЭС Summer в Южной Каролине и Vogtle в Джорджии - и почти потерял своего японского партнера Toshiba. Другой, GE-Hitachi, все еще жив, но он не имел большого успеха на рынке ядерного экспорта.

Канадская AECL и французская Areva выглядели почти готовыми к банкротству в конце 2000-х годов и были спасены только благодаря помощи правительства. Канадское правительство отошло от AECL, которое было приватизировано и приобретено SNC-Lavalin. Areva прошла многолетнюю корпоративную реструктуризацию и в конечном итоге разделилась на две компании: Framatome, которая экспортирует реакторы, и Orano, которая ведет деятельность в топливном цикле. Даже южнокорейская Kepco, которая, возможно, является самой успешной из западных компаний, занимающихся ядерными реакторами, не дотягивается до своих российских и китайских конкурентов.

Рост Китая более понятен тем, что он является экономическим центром. Восточноазиатская нация имеет согласованную стратегию расширения своего влияния на развивающиеся рынки, например, «Один пояс, одна путь» и вкладывает огромные средства в свои внутренние ядерные мощности, располагая политическими ресурсами и финансовыми ресурсами для этого.


А что же Россия?


Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано.

Почему же тогда страны играют в эту игру с российскими ядерными компаниями, прекрасно понимая, что некоторые проекты неизбежно будут отложены или прекращены, а даже те, которые этого избегут, потребуют больше денег и времени, чем первоначально предполагалось? Ответ заключается в изменяющейся структуре международной системы.


Строительство ядерных реакторов в новом мировом порядке


В период холодной войны Соединенные Штаты и Советы экспортировали в основном своим союзникам. В некоторых случаях они продавали реакторы государствам-клиентам, у которых даже не было возможности завершить их строительство - как это произошло, когда Соединенные Штаты строили АЭС Батаан на Филиппинах, а Советы строили АЭС Хурагуа на Кубе. Для стран, чья лояльность не была совершенно ясна, ключевым было то, могут ли они позволить себе покупки у обеих сторон. Это имело место в нескольких странах, таких как Индия и Финляндия, которые в 1956 и 1977 годах ввели в эксплуатацию соответственно реакторы из Соединенных Штатов и Советов. Для тех, у кого нет средств для этого - два примера - Турция и Египет, - ядерная энергетика оставалась несбыточной мечтой на протяжении десятилетий.

Конец холодной войны привел к однополярному миру в лице Соединенных Штатов - и медленнойму сползанию американской ядерной промышленности к бесполезности как следствию слияния факторов от энергетической политики, ориентированной на нефть, ужесточения регулирования, революции сланцевого газа и падения стоимости технологий возобновляемых ресурсов - всё это сделало ядерную энергетику в Соединенных Штатах игнорируемым сектором экономики.

Напротив, в последние двадцать лет и Россия, и Китай стали рассматривать ядерную энергию и реакторы в качестве национального приоритета. Китайские и российские компании находятся под непосредственным контролем государства и извлекают выгоду из щедрых расходов на внутренние проекты, особенно в случае Китая, чей ненасытный голод в энергетике подпитывает быстро растущую атомную энергетику. Однако конкурентный недостаток Запада - это только одна сторона медали. Другая сторона заключается в том, что не только Россия и Китай имеют больше возможностей для продажи своих реакторов, но и страны, которые меньше интересовались покупкой у этих двух стран, теперь более активно занимаются этим. Это то, что политолог Патриция Вейцман называет «хеджированием» . По мере падения американской мощи более слабые союзники наращивают свое взаимодействие с противниками США, такими как Россия и Китай, для достижения стратегической гибкости.

Как отмечают авторы книги «Неспокойная граница: растущие соперники, уязвимые союзники и кризис американской власти» Якуб Григел и Весс Митчелл, Москва и Пекин активно продвигают эту стратегию, особенно по отношению к «пограничным союзникам» Запада, таким как Восточная Европа, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия. И дело не в том, что эти страны не знают, что строительство у них АЭС может быть никогда не завершено русскими или китайцами. У этих стран есть и другие цели, которых они надеются достичь одновременно, и стратегическая гибкость, которая достигается благодаря установлению практического взаимодействия с Россией и / или Китаем, помогает им в этом стремлении.


Развивая ядерную энергетику


Несмотря на опасения худшего, ядерные реакторы на Ближнем Востоке могут быть силой добра, но строительство реакторов требует разумной политики, совместных мер и взаимного доверия. Чтобы извлечь выгоду из всех преимуществ, государства в регионе должны помнить несколько моментов.

Во-первых, ядерная энергия должна рассматриваться как средство, а не цель. Государствам ни разумно, ни реалистично вкладывать деньги в АЭС только ради их приобретения. Большинство стран ссылаются на энергетическую безопасность в качестве обоснования своего стремления к ядерным реакторамноне это не всегда находится в прямой взаимозависимости. Как отмечается в документе Бенджамина Совакула и Ишани Мукерджи, не существует простой формулы энергетической безопасности, а существуют сотни показателей для ее измерения. Вместо того, чтобы безбашенно втягиваться в амбициозные схемы, государства должны тщательно рассмотреть свои потребности и возможности и обеспечить, чтобы проекты АЭС были не только выполнимыми, но и оптимальными в качестве решения.
Ключевым шагом в этом направлении является то, чтобы эти усилия продолжались в культуре диалога, который активно вовлекает различных заинтересованных стэйкхолдеров внутри и вне государства, а не в менталитете «я могу, поэтому я делаю», который пока остается нормой.

Политика должна также отойти на второй план, чтобы решить, следует ли стране продвигаться вперед в поисках ядерной энергии. Сегодня уход Соединенных Штатов с мирового рынка и готовность его конкурентов занять его место придают импульс гонке на Ближнем Востоке за реакторами, но завтра эти тенденции могут измениться. Финансовые и политические стимулы могут измениться. Тем не менее, строительство ядерного реактора похоже на вступление в брак: если вы скажете «да», вы, вероятно, будете в нем десятилетиями. От управления топливным циклом до развития человеческого капитала, существуют различные аспекты ядерной энергии, которые затрудняют отлучение государства от своего первоначального поставщика, даже если оно того пожелает в будущем. Таким образом, государства должны принять решение о строительстве ядерных реакторов исходя из рациональных расчетов, а не из политических соображений.

Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкама их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами. Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил.

Сотрудничество между государствами может в конечном итоге превратить ядерную энергетику в беспроигрышное предложение для всего региона. Каждая ядерная программа на Ближнем Востоке сталкивается со своими собственными проблемами. В каждой стране существуют различные экономические и политические условия и уровни образования, научные знания, финансовые возможности и законодательство. Некоторые из них, такие как ОАЭ и Саудовская Аравия, располагают ресурсами для создания местного потенциала в короткие сроки, но такой потенциал, безусловно, не будет дешевым и придется в значительной степени полагаться на иностранный опыт.

В небольших странах, таких как Бахрейн, Кувейт, Оман и Катар, есть проблемы с размером и масштабами. Между тем, Турция и Египет имеют надежную нормативно-правовую базу, традиционные институты, которые работают уже долгое время, достаточное количество выпускников университетов в соответствующих областях, исследовательские реакторы, существенное международное сотрудничество и существующую базу профессиональных ученых. Однако в случае Турции и Египта деньги являются серьезной проблемой. Хотя политические трудности оставляют мало шансов на региональное сотрудничество в ближайшем будущем, очевидно, что каждая страна в регионе может извлечь выгоду из сильных сторон друг друга.

Бизнес также может стать катализатором сотрудничества, особенно в области электросетей. Несмотря на некоторые усилия в этом направлении, на Ближнем Востоке по-прежнему отсутствует регионально интегрированная энергосистема, которая, если бы она существовала, помогла бы решить энергетические проблемы Совета сотрудничества стран Залива, дала существенный импульс турецким и египетским инженерам, обеспечила бы увеличение поставок на европейские рынки. стимулировала иностранные энергетические инвестиции и укрепляла доверие, побуждая определенные страны отказаться от своих ядерных амбиций, поскольку у них больше не будет оснований для борьбы друг с другом.


Молчаливая реорганизация


Как ни тревожно, риски распространения не являются главной проблемой в гонке на Ближнем Востоке за ядернымреакторами. Ни Запад, ни его противники, скорее всего, не протянут руку помощи региональной стране, стремящейся создать ядерное оружие и существует надежный режим, который значительно замедлил бы, если не полностью помешал бы одиночному спринтеру стать ядерным. Это не означает, что ядерные реакторы не являются критически важным аспектом многомерной шахматной игры между США, Китаем и Россией - однако их значение скорее экономическое, чем военное.

Экспорт ядерных реакторов имеет значение не потому, что они являются прелюдией к ядерному оружию, а потому, что они подразумевают молчаливую перестройку. Возьмите Турцию в качестве примера. Реакторы Анкары российского производства - не изолированная тема; они связаны с растущей торговлей энергоресурсами, новыми инвестициями в инфраструктуру и углублением оборонно-промышленного сотрудничества, которое одновременно способствует более тесным отношениям между Россией и Турцией. По мере того, как Россия и Китай наращивают свой ядерный бизнес на Ближнем Востоке, Западу (особенно Соединенным Штатам) придется столкнуться с более строптивыми союзниками.

Снижение американского влияния может дать региону возможность очистить часть враждебного наследия, созданного внешней политикой США в последние десятилетия, но может также превратить регион в грандиозную шахматную доску конкуренции великих держав. В первом случае это будет благословением, а во втором - проклятием."


__________________________


Aвтор :

Селим Сазак, докторант по международным отношениям в Университете Брауна, партнер в TUM Strategy, консалтинговой фирме в Анкаре, и адъюнкт в Century Foundation, Нью-Йоркском аналитическом центре.




Интересная статья.
Турок верно подметил :


"А что же Россия?

Российские реакторы не новее, не дешевле, не более продвинуты и не эффективнее своих западных конкурентов. Действительно, покупка у России АЭС - не лучшая альтернатива, и , возможно, даже худшая. Экономика страны страдает от международных санкций и низких цен на нефть. Её функционеры имеют ужасную историю коррупции и злоупотреблений. Кроме того, её производственные мощности перегружены. Не имея возможности производить более одного реактора в год, русские, тем не менее, взяли на себя обязательство создать девятнадцать реакторов в четырнадцати странах. Даже если Москва по-прежнему привержена своим ядерным проектам, ее клиенты находятся в тяжелом положении. До сих пор российские реакторы строились вдвое дольше и стоили вдвое больше, чем было обещано."

~~~~~~~~~~~~~~~~

"Эффективное управление должно оставаться приоритетом, особенно с учетом того, что Россия и Китай доминируют в ядерном бизнесе региона. Коррупция в мировой ядерной сфере имеет место быть, и нет ни одной страны, которую можно было бы назвать образцом. Запад, однако, установил режим, который достиг скромного прогресса за последние десятилетия, так как он лишает возможности бизнеса на рынках с высокими коррупционными рисками, наказывает тех, кто в них инвестирует, наносит ущерб котировкам их акций, когда они попадают в ловушку незаконных действий, и подвергает их дорогостоящему судебному разбирательству с акционерами.
Напротив, российские и китайские консорциумы по ядерной энергии в значительной степени защищены от этих опасений, поскольку правовая база в их странах менее обременительна, и эти компании в основном принадлежат государству, что защищает их от рыночных сил."



Коррупция как конкурентное преимущество российской внешнеэкономической деятельности и один из внешнеполитических инструментов Москвы?

Влиятельный американский аналитический центр RAND Corporation, взрастивший 32-х нобелевских лауреатов, выпустил доклад о перспективах наращивания "враждебных действий России в отношении зарубежных стран".

 Доклад во многом повторяет предыдущие попытки описать деятельность российской официальной дипломатии, разведки, использования политических прокси, медиа и экономических рычагов проведения пророссийской политики за рубежом.

 Самый интересный момент в докладе - это признание фактов использования российскими властями коррупции, как одного из внешнеполитических инструментов Москвы.

h t tps://w w w.rand.org/content/dam/rand/pubs/research_reports/RR1700/RR1793/RAND_RR1793.pdf?fbclid=IwAR03j6R8sIm_4G_Py_adGg0d4g8GADiQOiLqnTwgEwHorjukCfRcvQ-tj40




Ну, Росатом в этом пока ещё далеко не "лидер" - только с приходом Комарова стал использовать "лучшие мировые практики" :

= В компании-производителе самолетов Airbus на протяжении 7 лет существовало целое подразделение годовым бюджетом $300 млн, которое было создано для организации взяток и откатов.  Коррупционные схемы Airbus касались 16 стран, включая: Малайзию, Индонезию, Вьетнам, Китай, Тайвань, Непал, Колумбию и Россию. В судебных документах упоминаются еще Австрия, Шри-Ланка, Саудовская Аравия и Гана. На текущий момент расследование коррупционных схем Airbus ведётся во Франции, США и Великобритании. Вчера появилось соглашение между властями Франции, США, Великобритании и Airbus о выплате последней штрафов в размере $3.9 млрд за нарушение антикоррупционного законодательства. В судебных документах описываются попытки сотрудников компании скрыть назначение платежей под кодовыми названиями: «Ван Гог», или, описываемых, как «лекарства и дозировки, предписанные доктором Брауном».

h t tps://w w w.justice.gov/opa/press-release/file/1241466/download

В России разумеется никакого расследования о взятках Airbus не ведется. Будем ждать итогов расследования в других странах. Почему важно говорить об этом скандале в российском контексте? Да хотя бы потому что на текущий момент «Аэрофлот» эксплуатирует 129 самолетов Airbus. Минпромторг в  прошлом году разрешил Аэрофлоту закупить еще 22 самолета у Airbus.

...

Так что Росатому есть ещё куда расти. 

"Радужный" в этом поможет...




А я вот считаю, что коррупция + Комаров - это лучшее что у нас есть. Ускоряет согласования и все остальные процессы, снимает напряжение в экономике, улучшает инвестиционный климат, формирует начальные капиталы.
Не понимаю чего вам не нравится...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Фев 15, 2020 6:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Отношения нынешних РФ и Турции - это триллер похлеще воспеваемой пропольской "российской интеллигенцией" истории между СССР и Рейхом в 1939-1941 годах. С одной стороны, РФ бесплатно (з свой счет) строит в Турции АЭС "Аккую", стоимость которой составляет около 23 миллиардов долларов. Всего уже впилили в проект более 3 миллиардов долларов. Все эти деньги возвращены никогда не будут, ибо даже официальная окупаемость АЭС составит порядка 20-25 лет.
То есть, аттракцион невиданной щедрости. Затем РФ бесплатно (в кредит, то есть даром, если понимать реалии) поставил Анкаре "безаналоговые" комплексы ПВО С-400, на которые патриотическая общественность яростно надрачивала все последние годы.
Сейчас девайс прямиком отдали и бесплатно в руки страны-члена НАТО. Патриоты сидят и молчат с какими-то странными предметами во ртах. Про газопроводы даже говорить смысла нет, все знают эти грустные эпопеи (их там штук три набирается). Из РФ в Турцию идет устойчивый поток туристов (2-4 миллиардов долларов в год дохода), турки рубят строительные контракты в Северной Евразии и сбагривают свои помидоры. И вот на этом фоне в Сирии соколы Шойгу начинают периодически утюжить турецких клиентов в Идлибе, а те им передают ПЗРК.
Причем уже ведь проходили все это вплоть до уничтожения российского "гуманитарного" бомбардировщика, убийства посла РФ и все равно лезут на это минное поле.
Пока россиянские мольтке тихонько попискивают:
ht tps://lenta.ru/news/2020/02/15/turk/.
Но не исключено, что если так дело пойдет и дальше, будет снова "нож в спину". Чем объяснить эту шизофрению - сказать сложно.
Объективно, Турция - это важный экономический партнер РФ, в какой-то степени даже благожелательно настроенное государство (во всяком случае до осени 2015 года).
Летом 2015 года крупная турецкая делегация посетила Крым и были подписаны документы об инвестициях в размере 2 миллиардов долларов. Но наше вторжение в Сирию все это уничтожило. Некоторые нелицензированные конспирологи даже считают, что РФ и Турцию в 20-е годы могут реально столкнуть лбами и дурачки (ума у обоих палата) могут на потеху сильным мира сего даже повоевать..." R&D
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Фев 16, 2020 7:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
"Отношения нынешних РФ и Турции - это триллер похлеще воспеваемой пропольской "российской интеллигенцией" истории между СССР и Рейхом в 1939-1941 годах. С одной стороны, РФ бесплатно (з свой счет) строит в Турции АЭС "Аккую", стоимость которой составляет около 23 миллиардов долларов. Всего уже впилили в проект более 3 миллиардов долларов. Все эти деньги возвращены никогда не будут, ибо даже официальная окупаемость АЭС составит порядка 20-25 лет.
То есть, аттракцион невиданной щедрости. Затем РФ бесплатно (в кредит, то есть даром, если понимать реалии) поставил Анкаре "безаналоговые" комплексы ПВО С-400, на которые патриотическая общественность яростно надрачивала все последние годы.
Сейчас девайс прямиком отдали и бесплатно в руки страны-члена НАТО. Патриоты сидят и молчат с какими-то странными предметами во ртах. Про газопроводы даже говорить смысла нет, все знают эти грустные эпопеи (их там штук три набирается). Из РФ в Турцию идет устойчивый поток туристов (2-4 миллиардов долларов в год дохода), турки рубят строительные контракты в Северной Евразии и сбагривают свои помидоры. И вот на этом фоне в Сирии соколы Шойгу начинают периодически утюжить турецких клиентов в Идлибе, а те им передают ПЗРК.
Причем уже ведь проходили все это вплоть до уничтожения российского "гуманитарного" бомбардировщика, убийства посла РФ и все равно лезут на это минное поле.
Пока россиянские мольтке тихонько попискивают:
ht tps://lenta.ru/news/2020/02/15/turk/.
Но не исключено, что если так дело пойдет и дальше, будет снова "нож в спину". Чем объяснить эту шизофрению - сказать сложно.
Объективно, Турция - это важный экономический партнер РФ, в какой-то степени даже благожелательно настроенное государство (во всяком случае до осени 2015 года).
Летом 2015 года крупная турецкая делегация посетила Крым и были подписаны документы об инвестициях в размере 2 миллиардов долларов. Но наше вторжение в Сирию все это уничтожило. Некоторые нелицензированные конспирологи даже считают, что РФ и Турцию в 20-е годы могут реально столкнуть лбами и дурачки (ума у обоих палата) могут на потеху сильным мира сего даже повоевать..." R&D




h t t p s://youtu.be/WsUh7IojLR0
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Фев 16, 2020 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
"Отношения нынешних РФ и Турции - это триллер похлеще воспеваемой пропольской "российской интеллигенцией" истории между СССР и Рейхом в 1939-1941 годах. С одной стороны, РФ бесплатно (з свой счет) строит в Турции АЭС "Аккую", стоимость которой составляет около 23 миллиардов долларов. Всего уже впилили в проект более 3 миллиардов долларов. Все эти деньги возвращены никогда не будут, ибо даже официальная окупаемость АЭС составит порядка 20-25 лет.
То есть, аттракцион невиданной щедрости. Затем РФ бесплатно (в кредит, то есть даром, если понимать реалии) поставил Анкаре "безаналоговые" комплексы ПВО С-400, на которые патриотическая общественность яростно надрачивала все последние годы.
Сейчас девайс прямиком отдали и бесплатно в руки страны-члена НАТО. Патриоты сидят и молчат с какими-то странными предметами во ртах. Про газопроводы даже говорить смысла нет, все знают эти грустные эпопеи (их там штук три набирается). Из РФ в Турцию идет устойчивый поток туристов (2-4 миллиардов долларов в год дохода), турки рубят строительные контракты в Северной Евразии и сбагривают свои помидоры. И вот на этом фоне в Сирии соколы Шойгу начинают периодически утюжить турецких клиентов в Идлибе, а те им передают ПЗРК.
Причем уже ведь проходили все это вплоть до уничтожения российского "гуманитарного" бомбардировщика, убийства посла РФ и все равно лезут на это минное поле.
Пока россиянские мольтке тихонько попискивают:
ht tps://lenta.ru/news/2020/02/15/turk/.
Но не исключено, что если так дело пойдет и дальше, будет снова "нож в спину". Чем объяснить эту шизофрению - сказать сложно.
Объективно, Турция - это важный экономический партнер РФ, в какой-то степени даже благожелательно настроенное государство (во всяком случае до осени 2015 года).
Летом 2015 года крупная турецкая делегация посетила Крым и были подписаны документы об инвестициях в размере 2 миллиардов долларов. Но наше вторжение в Сирию все это уничтожило. Некоторые нелицензированные конспирологи даже считают, что РФ и Турцию в 20-е годы могут реально столкнуть лбами и дурачки (ума у обоих палата) могут на потеху сильным мира сего даже повоевать..." R&D




h t t p s://youtu.be/WsUh7IojLR0




-С одной стороны, РФ бесплатно (з свой счет) строит в Турции АЭС "Аккую", стоимость которой составляет около 23 миллиардов долларов. Всего уже впилили в проект более 3 миллиардов долларов. Все эти деньги возвращены никогда не будут, ибо даже официальная окупаемость АЭС составит порядка 20-25 лет.-


А окупаемость изначально и не планировалась вовсе...
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Кириенко С.В. Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 17, 18, 19
Страница 19 из 19

 
Перейти:  
Вы можете начинать тeмы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Forums ©





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.13 секунды
Рейтинг@Mail.ru