proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2019 год
  Агентство  ПРоАтом. 23 года с атомной отраслью!              
www.proatom.ru :: Просмотр тeмы - Кириенко-новый президент РФ
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы   ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 





Кириенко-новый президент РФ
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 55, 56, 57  След.
 
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Кириенко С.В.
Предыдущая тeма :: Следующая тeма  
Автор Сообщение
Гость






СообщениеДобавлено: Вт Окт 01, 2019 5:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
С.Кириенко осваивает 3,5 млрд рублей через АНО «Россия — страна возможностей». Обосновавшись на подаренном 51 гектаре подмосковной резиденции «Сенеж» и крымской арт-даче «Таврида», Кириенко отчитался Владимиру Путину о  1,5 млн участников и 20 проектах. Среди них конкурс «Лидеры России», кубок по менеджменту «Управляй!» и игра «Мой первый бизнес». Теперь Кириенко требует еще 2 млрд на центр «Машук» в Пятигорске.

С такой "эффективностью" становится не удивительным, что его любимец, театрал Сергей Новиков имеет 60 млн. рублей только декларируемого годового дохода.

Молодёжь кормит...



Лучшие комсомольские практики



Суммы-то поболе будут..:


Незыгарь -

"Во сколько нам обходятся забавы методологов? Сколько стоят Цыденовы и прочие пустышки? Вот вам ответ, бюджетная роспись - 7 млрд рублей на игрушки Кириенко.

745 млн - Фестивалю Таврида (ежегодно);
Лидеры России - 400 млн (2020) и 500 млн (2021-2022);
Форум Машук- 700 млн (2020) и 270 млн (2021).

Траты в Интернете на гражданскую идентичность и духовно-нравственные ценности у молодежи:
584 млн (2020г);
876 млн (2021);
1 млрд 443 млн (2022).

Любимый Кириенко молодежный центр Сенеж с его Территорией смыслов.
260 млн (2020)
269 млн (2021)
231 млн (2022).
А вот сам форум-
130 млн (2020)
180 млн (2021)
110 млн (2022).


h t tps://w ww.sendspace.com/file/ncftwt



+


Ещё больше миллиарда на покупку у РЖД объектов для Сириуса -  фонду "Таланты и успех".


h t tps://w ww.sendspace.com/file/9h4b7y




Попытка методологов по частичной утилизации растущей молодежной (протестной) активности за счёт жирного (и непрозрачного) госбюджета.

Полутора миллионами участников там, конечно, и не пахнет.

Пахнет сектой. Творят адептов.  Типа, "АУЕ по - кириенковски".

Собственно, по-другому Кириенко и не может:  как- никак, "лучшие мировые практики" по «О́дитингу» (auditing) за плечами.


Ну, а себя, любимых, при этом, "комсомольцы" не забывают - "быть у колодца, да не напиться-то?"

h t t p s://youtu.be/JhNhJ7PitGo




"Кириенко и молодежь

У молодежной политики внутриполитического блока Кремля есть ряд важных особенностей.

Первая – это близкая тема для Сергея Кириенко. Комсомольское прошлое в этом случае дало представление об измерениях идеальных (комсомольский идеализм) и оргуправленческих (методология). Синтез этих идей – молодежного задора и административной отдачи представляется Сергею Владиленовичу абсолютно реальным и продуктивным (в чем, кстати, мы с ним согласны).

Вторая – тонкие материи. Сам Кириенко ощущает себя очень молодым человеком – дело ли в айкидо, здоровым образе жизни или чем-то ином, но в общении есть впечатление, что ты говоришь с человеком лет 35-40. Это отмечают многие из тех, кто работает с ним. И подобного рода людей он набирает себе в команду – не так давно, например, Алексей Комиссаров тащил незадачливого альпиниста с Эльбруса. Кириенко и его коллеги чувствуют себя своими с молодежью (важное качество для наставников и педагогов) – это чувствует аудитория, которая верит людям, говорящим просто и понятно.

Третья – контекст. Дудь и Оксимирон выделены движением политического процесса как концентраторы внимания молодежи (преимущественно – миллениалов). Но из всех политиков, если хорошо подумать, кого бы мы могли себе представить на одной сцене с ними? Опять же – Кириенко. И такой вариант не совсем невероятен – подобные стратегии всерьез обсуждаются на планерках УВП и УОП.

Четвёртая – архитектура политсистемы. Кириенко является творцом системных форматов – он работает на эффективность управленческого функционирования, но при этом совсем не отрицает необходимость риска, гибкости и синтеза широкого спектра мнений. В этом его позиция хорошо совпадает с запросами молодежи.

Пятая – социальные лифты. И здесь в наибольшей степени находят сопряжения инициативы внутриполитического блока и активность молодежи. Многообразие проектов АНО «Россия – страна возможностей» Алексея Комиссарова нацелено как раз на поиск новых лидеров, молодых преобразователей, авторов проектов, имеющих потенциал к максимально позитивному влиянию и тиражированию. Эти конкурсы преследуют двоякую цель – канализировать активность молодежи (вечно желающей сделать мир лучше) в продуктивное, но не политическое русло; а также – инициировать широкий фронт перемен.

Шестая – ОНФ и молодежка. Именно в этом ключе воспринимает Сергей Кириенко и сам Общероссийский народный фронт, и его молодежное крыло. Их задача – инициация перемен и контроль за их поступательным воплощением. Отсюда задача контролировать реализацию нацпроектов.

Вывод достаточно банален, но важен. Кириенко и внутриполитический блок Кремля действительно работают на будущее, а следовательно – больше внимание уделяется взаимодействию с молодежью.

Трепетное отношение к ней – следствие глубокого понимания ее важности для развития страны, а также достаточно адекватного восприятия чаяний и потребностей молодых со стороны администраторов внутренней политики."



Какая "прелесть" !

И кто же автор сего опуса?



Так пишут в Телеграм-канале "Научно-образовательная политика"
У канала 13876 подписчиков.
Заявленна тематика:
"Политика <-> наука, образование, цифра.
Аналитика и инсайды. "
Связь и сотрудничество - sciedu@protonmail.com и @SciEdu_bot
@scienpolicy

Канал «Научная политика» был создан в конце 2017 года.
Спустя некоторое время он был выкуплен вместе с редакцией "большими дядями", после чего там ОЧЕНЬ комплиментарно с придыханием, благоговением и трепетом публикуются такие вот панегирики. И понятно почему: дяди большие и тёти тоже ОЧЕНЬ непростые...
Но канал интересен не лизоблюдством и пресмыкательством, а тем, что это типа анонимный рупор некоего идеологического и  методологического центра, вершащего судьбами науки (РАН и не только) и образования в России. Между строк много чего интересного можно почерпнуть.
Там же перечисляются и сами вершители, по которым нетрудно понять, кто стоит за каналом.
А ещё в нём немало есть и про "Прорыв", но только не "по-Адамову", а в более широком, стратегическом смысле.
Вершители и главные по "Прорыву" одни и те же персоналии.
Судя по текстам, эти же люди пишут и речи для Президента в части касающейся, ибо целые куски из публикаций канала можно найти в его же выступлениях.

Показательные цитаты:

"Наиболее активными представителями «старой гвардии» в науке и образовании однозначно являются помощник Президента Андрей Фурсенко (курирующий эти направления в Администрации) и президент Курчатовского института Михаил Ковальчук. Оба «гвардейца» разделяют примерно одинаковые взгляды на развитие научно-образовательно-технологической сферы. Михаил Ковальчук является одним из идеологов научно-технологического прорыва, вместе с Сергеем Кириенко составляя ядро «группы прорыва». Андрей Фурсенко многие годы выступает в качестве арбитра (и демиурга) науки и образования в России. "

"Яркой иллюстрацией является ситуация в области научно-технологического прорыва – здесь есть широкий «фронт прорыва», в который входит ядро (идеология и методология прорыва): наука (Михаил Ковальчук) и атомный локомотив плюс внутриполитическое обеспечение движения (Кириенко), а также пояс сотрудничества – в нем Ростех как раз выполняет роль второго двигателя прорыва (ОПК и высокотехнологичные компании двойного назначения) и отвечает за технологии."

"К этому добавим, что Курчатовский институт координирует также генетические исследования, меганауку, является ключевой организацией по обеспечению целого ряда мероприятий нацпроекта «Наука» и профильных ФНТП. В рамках сотрудничества с Росатомом вообще неисчислимы формы участия Курчатника в нацпроектах. Эти позиции делают его ключевой организацией, принимающей решения, в том числе финансовые. Подобное положение связано и с компетенциями Института, и лично с Михаилом Ковальчуком. Так что нет никаких предпосылок к изменению этой основополагающей роли Курчатника. "

"В этом и состоит оргструктурное обеспечение научно-технологического прорыва – необходимо оптимизировать все институты и процессы, выстроив затем общие и логичные системы поддержки. В этом едина позиция у «группы прорыва»: ядра (Ковальчуки и Кириенко) и соратников (глава Минобрнауки Котюков и председатель совета РФФИ Панченко); а также более широкого фронта союзников (куда входит и Андрей Фурсенко)."

"..элитные расклады в научно-образовательной сфере обладают серьезной спецификой. Доминирующей силой является группа прорыва – ее ядро Ковальчуки и Кириенко. Яркий представитель – министр науки и высшего образования Михаил Котюков. У группы и ее идеологов доминирующее положение в науке и образовании. Остальные акторы находятся в более-менее близких, прагматичных, но союзнических отношений. Как например, товарищ по оружию Михаила Ковальчука из «старой гвардии» – помощник президента и куратор науки с образованием Андрей Фурсенко. Очень многие решения принимаются ими фактически «на пару».

"А основная научная и технологическая база в регионе все равно больше относится к зонам прямого управления «группы прорыва», ядро которой – Сергей Кириенко и Михаил Ковальчук."

"«Старая гвардия» – в «фронте прорыва»
Окончательно оформился альянс помощника президента Андрея Фурсенко (куратор науки и образования) с «группой прорыва» во главе с президентом Курчатовского института Михаилом Ковальчуком и Сергеем Кириенко.
Андрей Александрович долгое время пытался оставаться демиургом «за кулисами» и «над схваткой», выстраивая баланс развития научно-образовательной сферы. Однако, становится все более ясно – «группа прорыва» заняла практически монопольное положение в области науки и доминирует над «четверным союзом» (Российская академия наук – Российская академия образования – МГУ – Рособрнадзор) в области высшего образования.
В условиях подобного монополизма прагматичным решением было расширение союзнических отношений – готовность к этому Андрей Фурсенко продемонстрировал одним словом: «Природоподобие».
Контекст не столь важен, сколько сам факт озвучивания одной из идей-доминант Михаила Ковальчука. Естественно, Андрей Александрович присоединяется к «фронту прорыва» на правах полноправного члена с широкой свободой действий.
Именно «старая гвардия» (ключевые игроки – А. Фурсенко и М. Ковальчук) определяет формат научно-технологического прорыва и многие ключевые компоненты нацпроекта «Наука». Тем не менее, и у Михаила Ковальчука, и у Андрея Фурсенко есть понимание того, что эпоха трансфера затрагивает и их.
Процессы передачи власти ожидают МГУ, где усиливаются позиции Екатерины Тихоновой, которая после защиты кандидатской может претендовать на самые высокие посты.
Одной из задач перед страной (и точно – перед «старой гвардией») Михаил Валентинович поставил передачу «генетического кода» - для обеспечения сплава опыта и мудрости с молодостью и амбициями.
Можно точно гарантировать, что в области научно-образовательной политики нас ожидает очень постепенная и аккуратная смена поколений. Преемственность курса на прорыв и сохранение баланса сил будет обеспечена.
Цементирующим элементом будет выступать Министерство науки и высшего образования, где команда молодого министра Михаила Котюкова только начала разворачивать системную работу. Она происходит не без проблем, но очевидно – Михаил Михайлович должен и абсолютно способен обеспечить беспроблемное прохождение всей сферы науки и высшего образования через эпоху трансфера."


"Манифест научно-технологического прорыва
Во время своего выступления перед участниками II Глобального саммита по производству и индустриализации (GMIS) Владимир Путин озвучил ключевые идеи научно-технологического прорыва.
Он, безусловно, говорил от своего имени, с этими постулатами Путин уже сроднился и, естественно, согласен с каждой из высказанных идей. И при этом мы все помним, что ключевые концепции долгие годы сплетались в единый дискурс усилиями Михаила Ковальчука – президента Курчатовского института.
Слова, которые говорил президент, мы уже много раз слышали в разных форматах (от выступлений до авторских передач) из уст Михаила Валентиновича и его соратников.
Среди них (практически прямые цитаты и из речи, и из  «дискурса научной политики и научно-технологического прорыва»):
- проблемы генерации достаточного количества энергии для всех процессов цифровизации (инфраструктура хранения, обработки и передачи больших данных будут потреблять свыше 30 процентов всего мирового объёма электроэнергии);
- недостаточная эффективность альтернативных источников энергии, проблемы, связанные с их эксплуатацией и невозможность отказа от более знакомых методов энергогенерации, в том числе – атомной энергетики;
- природоподбные технологии (и термоядерная энергетика как яркий их пример);
- международный термоядерный реактор (ITER) как пример открытой международной научной кооперации;
- многоплановая работа междисциплинарного центра природоподобных конвергентных технологий Курчатовского института (впрямую упомянут Путиным);
- инфраструктура установок класса мегасайенс (нейтронный реактор ПИК, сеть синхротронов – создание установок в Новосибирске, Владивостоке и Протвино.
Отдельно президент отметил:
- основной формат работ – масштабные [комплексные] научно-технологические [научно-технические] программы [полного инновационного цикла] по приоритетным направлениям;
- важность сотрудничества бизнеса, государства и науки [а также, добавим, университетов и вообще образовательных систем] – привлечения компаний с государственным участием (т.е. и госкопрораций) и частного бизнеса;
- открытость России к многостороннему международному сотрудничеству в рамках реализации проектов мегакласса, особенно создаваемых на территории страны, и нацеленность на формирование максимально комфортных условий для научных коллективов, в том числе, международных;
- особую значимость создания необходимой правовой и регуляторной среды, делового и инвестиционного климата в этой сфере.
В речи президента отразились все компоненты научно-технологического прорыва, который должен позволить сформулировать ответы на ключевые вызовы (те самые «большие вызовы» из Стратегии НТР) – экологический, энергетический, продовольственный, цифровой и т.п.
Выступление Владимира Путина – это лишнее подтверждение полной поддержки, которую президент выказывает «группе прорыва» (а с научной составляющей тесно связана внутриполитическая через союз Ковальчуков и Кириенко), а также формулируемой и реализуемой ею научной и научно-технологической политике.
После этой речи мало у кого могут остаться сомнения, что основным центром формирования решений в области научной политики становятся две «атомные твердыни» - Курчатовский институт и Росатом, а также возглавляемое представителем «группы прорыва» Михаилом Котюковым Министерство науки и высшего образования.
Роль Российской академии наук окончательно смещается в сторону экспертизы, дискуссионной площадки и института реализации отдельных элементов научной дипломатии.
Виват, научно-технологический прорыв!"

----------------------

А молодёжь эти ребята "окучивают" на другом канале:

"Молодёжь и соцлифты"

@youthpolicychat

Такшта читайте и многое станет вам понятно, как оно всё у нас устроено и кто тому виной...




# Траты бюджета РФ на президента, АП и правительство сильно увеличатся

Расходы на функционирование президента и его администрации за три года превысят 100 млрд рублей, следует из приложения к законопроекту «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов».

Речь идет о статьях «Функционирование президента» и «Президент и его администрация». По первой предусмотрены траты в размере 24,2 млрд рублей в 2020 году, 24,5 млрд рублей в 2021 году и 25 млрд рублей в 2022 году. По второй — 13,8 млрд рублей в 2020 году, 14,1 млрд рублей в 2021 году и 14,6 млрд рублей в 2022 году.

Эти траты в три раза выше, чем были в 2019 году. Тогда по статье «Обеспечение функционирования президента и его администрации» было заложено 11,7 млрд рублей.

В проекте бюджета указаны расходы на «обеспечение функционирования АП» — 13,6 млрд рублей в 2020 году, 14 млрд рублей в 2021 году и 14,5 млрд рублей в 2022 года. На обеспечение работы управделами президента будут тратить по 9 млрд рублей ежегодно.

Выросли траты и на обеспечение работы правительства — 8,6 млрд рублей в 2020 году, 8,8 млрд рублей в 2021 году и 10,8 млрд рублей в 2022 году. В этом году на эти цели было потрачено 6,7 млрд рублей.

Т.е. расходы на содержание АП вырастут в 3 раза, и за последующие три года будет потрачено примерно 116 миллиардов рублей. То есть в день  будет тратиться примерно по 104 миллиона.

Простые граждане тоже имеют повод для радости, так как в следующем году обещают поднять МРОТ до 12130 рублей в месяц.

Так что, как видим, правительство беспокоится не только о руководителях высшего уровня, но и о народе тоже. Так сказать, раздали всем сестрам по серьгам, чтобы никого не обделить. #
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Окт 05, 2019 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
С.Кириенко осваивает 3,5 млрд рублей через АНО «Россия — страна возможностей». Обосновавшись на подаренном 51 гектаре подмосковной резиденции «Сенеж» и крымской арт-даче «Таврида», Кириенко отчитался Владимиру Путину о  1,5 млн участников и 20 проектах. Среди них конкурс «Лидеры России», кубок по менеджменту «Управляй!» и игра «Мой первый бизнес». Теперь Кириенко требует еще 2 млрд на центр «Машук» в Пятигорске.

С такой "эффективностью" становится не удивительным, что его любимец, театрал Сергей Новиков имеет 60 млн. рублей только декларируемого годового дохода.

Молодёжь кормит...



Лучшие комсомольские практики



Суммы-то поболе будут..:


Незыгарь -

"Во сколько нам обходятся забавы методологов? Сколько стоят Цыденовы и прочие пустышки? Вот вам ответ, бюджетная роспись - 7 млрд рублей на игрушки Кириенко.

745 млн - Фестивалю Таврида (ежегодно);
Лидеры России - 400 млн (2020) и 500 млн (2021-2022);
Форум Машук- 700 млн (2020) и 270 млн (2021).

Траты в Интернете на гражданскую идентичность и духовно-нравственные ценности у молодежи:
584 млн (2020г);
876 млн (2021);
1 млрд 443 млн (2022).

Любимый Кириенко молодежный центр Сенеж с его Территорией смыслов.
260 млн (2020)
269 млн (2021)
231 млн (2022).
А вот сам форум-
130 млн (2020)
180 млн (2021)
110 млн (2022).


h t tps://w ww.sendspace.com/file/ncftwt



+


Ещё больше миллиарда на покупку у РЖД объектов для Сириуса -  фонду "Таланты и успех".


h t tps://w ww.sendspace.com/file/9h4b7y




Попытка методологов по частичной утилизации растущей молодежной (протестной) активности за счёт жирного (и непрозрачного) госбюджета.

Полутора миллионами участников там, конечно, и не пахнет.

Пахнет сектой. Творят адептов.  Типа, "АУЕ по - кириенковски".

Собственно, по-другому Кириенко и не может:  как- никак, "лучшие мировые практики" по «О́дитингу» (auditing) за плечами.


Ну, а себя, любимых, при этом, "комсомольцы" не забывают - "быть у колодца, да не напиться-то?"

h t t p s://youtu.be/JhNhJ7PitGo




"Кириенко и молодежь

У молодежной политики внутриполитического блока Кремля есть ряд важных особенностей.

Первая – это близкая тема для Сергея Кириенко. Комсомольское прошлое в этом случае дало представление об измерениях идеальных (комсомольский идеализм) и оргуправленческих (методология). Синтез этих идей – молодежного задора и административной отдачи представляется Сергею Владиленовичу абсолютно реальным и продуктивным (в чем, кстати, мы с ним согласны).

Вторая – тонкие материи. Сам Кириенко ощущает себя очень молодым человеком – дело ли в айкидо, здоровым образе жизни или чем-то ином, но в общении есть впечатление, что ты говоришь с человеком лет 35-40. Это отмечают многие из тех, кто работает с ним. И подобного рода людей он набирает себе в команду – не так давно, например, Алексей Комиссаров тащил незадачливого альпиниста с Эльбруса. Кириенко и его коллеги чувствуют себя своими с молодежью (важное качество для наставников и педагогов) – это чувствует аудитория, которая верит людям, говорящим просто и понятно.

Третья – контекст. Дудь и Оксимирон выделены движением политического процесса как концентраторы внимания молодежи (преимущественно – миллениалов). Но из всех политиков, если хорошо подумать, кого бы мы могли себе представить на одной сцене с ними? Опять же – Кириенко. И такой вариант не совсем невероятен – подобные стратегии всерьез обсуждаются на планерках УВП и УОП.

Четвёртая – архитектура политсистемы. Кириенко является творцом системных форматов – он работает на эффективность управленческого функционирования, но при этом совсем не отрицает необходимость риска, гибкости и синтеза широкого спектра мнений. В этом его позиция хорошо совпадает с запросами молодежи.

Пятая – социальные лифты. И здесь в наибольшей степени находят сопряжения инициативы внутриполитического блока и активность молодежи. Многообразие проектов АНО «Россия – страна возможностей» Алексея Комиссарова нацелено как раз на поиск новых лидеров, молодых преобразователей, авторов проектов, имеющих потенциал к максимально позитивному влиянию и тиражированию. Эти конкурсы преследуют двоякую цель – канализировать активность молодежи (вечно желающей сделать мир лучше) в продуктивное, но не политическое русло; а также – инициировать широкий фронт перемен.

Шестая – ОНФ и молодежка. Именно в этом ключе воспринимает Сергей Кириенко и сам Общероссийский народный фронт, и его молодежное крыло. Их задача – инициация перемен и контроль за их поступательным воплощением. Отсюда задача контролировать реализацию нацпроектов.

Вывод достаточно банален, но важен. Кириенко и внутриполитический блок Кремля действительно работают на будущее, а следовательно – больше внимание уделяется взаимодействию с молодежью.

Трепетное отношение к ней – следствие глубокого понимания ее важности для развития страны, а также достаточно адекватного восприятия чаяний и потребностей молодых со стороны администраторов внутренней политики."



Какая "прелесть" !

И кто же автор сего опуса?



Так пишут в Телеграм-канале "Научно-образовательная политика"
У канала 13876 подписчиков.
Заявленна тематика:
"Политика <-> наука, образование, цифра.
Аналитика и инсайды. "
Связь и сотрудничество - sciedu@protonmail.com и @SciEdu_bot
@scienpolicy

Канал «Научная политика» был создан в конце 2017 года.
Спустя некоторое время он был выкуплен вместе с редакцией "большими дядями", после чего там ОЧЕНЬ комплиментарно с придыханием, благоговением и трепетом публикуются такие вот панегирики. И понятно почему: дяди большие и тёти тоже ОЧЕНЬ непростые...
Но канал интересен не лизоблюдством и пресмыкательством, а тем, что это типа анонимный рупор некоего идеологического и  методологического центра, вершащего судьбами науки (РАН и не только) и образования в России. Между строк много чего интересного можно почерпнуть.
Там же перечисляются и сами вершители, по которым нетрудно понять, кто стоит за каналом.
А ещё в нём немало есть и про "Прорыв", но только не "по-Адамову", а в более широком, стратегическом смысле.
Вершители и главные по "Прорыву" одни и те же персоналии.
Судя по текстам, эти же люди пишут и речи для Президента в части касающейся, ибо целые куски из публикаций канала можно найти в его же выступлениях.

Показательные цитаты:

"Наиболее активными представителями «старой гвардии» в науке и образовании однозначно являются помощник Президента Андрей Фурсенко (курирующий эти направления в Администрации) и президент Курчатовского института Михаил Ковальчук. Оба «гвардейца» разделяют примерно одинаковые взгляды на развитие научно-образовательно-технологической сферы. Михаил Ковальчук является одним из идеологов научно-технологического прорыва, вместе с Сергеем Кириенко составляя ядро «группы прорыва». Андрей Фурсенко многие годы выступает в качестве арбитра (и демиурга) науки и образования в России. "

"Яркой иллюстрацией является ситуация в области научно-технологического прорыва – здесь есть широкий «фронт прорыва», в который входит ядро (идеология и методология прорыва): наука (Михаил Ковальчук) и атомный локомотив плюс внутриполитическое обеспечение движения (Кириенко), а также пояс сотрудничества – в нем Ростех как раз выполняет роль второго двигателя прорыва (ОПК и высокотехнологичные компании двойного назначения) и отвечает за технологии."

"К этому добавим, что Курчатовский институт координирует также генетические исследования, меганауку, является ключевой организацией по обеспечению целого ряда мероприятий нацпроекта «Наука» и профильных ФНТП. В рамках сотрудничества с Росатомом вообще неисчислимы формы участия Курчатника в нацпроектах. Эти позиции делают его ключевой организацией, принимающей решения, в том числе финансовые. Подобное положение связано и с компетенциями Института, и лично с Михаилом Ковальчуком. Так что нет никаких предпосылок к изменению этой основополагающей роли Курчатника. "

"В этом и состоит оргструктурное обеспечение научно-технологического прорыва – необходимо оптимизировать все институты и процессы, выстроив затем общие и логичные системы поддержки. В этом едина позиция у «группы прорыва»: ядра (Ковальчуки и Кириенко) и соратников (глава Минобрнауки Котюков и председатель совета РФФИ Панченко); а также более широкого фронта союзников (куда входит и Андрей Фурсенко)."

"..элитные расклады в научно-образовательной сфере обладают серьезной спецификой. Доминирующей силой является группа прорыва – ее ядро Ковальчуки и Кириенко. Яркий представитель – министр науки и высшего образования Михаил Котюков. У группы и ее идеологов доминирующее положение в науке и образовании. Остальные акторы находятся в более-менее близких, прагматичных, но союзнических отношений. Как например, товарищ по оружию Михаила Ковальчука из «старой гвардии» – помощник президента и куратор науки с образованием Андрей Фурсенко. Очень многие решения принимаются ими фактически «на пару».

"А основная научная и технологическая база в регионе все равно больше относится к зонам прямого управления «группы прорыва», ядро которой – Сергей Кириенко и Михаил Ковальчук."

"«Старая гвардия» – в «фронте прорыва»
Окончательно оформился альянс помощника президента Андрея Фурсенко (куратор науки и образования) с «группой прорыва» во главе с президентом Курчатовского института Михаилом Ковальчуком и Сергеем Кириенко.
Андрей Александрович долгое время пытался оставаться демиургом «за кулисами» и «над схваткой», выстраивая баланс развития научно-образовательной сферы. Однако, становится все более ясно – «группа прорыва» заняла практически монопольное положение в области науки и доминирует над «четверным союзом» (Российская академия наук – Российская академия образования – МГУ – Рособрнадзор) в области высшего образования.
В условиях подобного монополизма прагматичным решением было расширение союзнических отношений – готовность к этому Андрей Фурсенко продемонстрировал одним словом: «Природоподобие».
Контекст не столь важен, сколько сам факт озвучивания одной из идей-доминант Михаила Ковальчука. Естественно, Андрей Александрович присоединяется к «фронту прорыва» на правах полноправного члена с широкой свободой действий.
Именно «старая гвардия» (ключевые игроки – А. Фурсенко и М. Ковальчук) определяет формат научно-технологического прорыва и многие ключевые компоненты нацпроекта «Наука». Тем не менее, и у Михаила Ковальчука, и у Андрея Фурсенко есть понимание того, что эпоха трансфера затрагивает и их.
Процессы передачи власти ожидают МГУ, где усиливаются позиции Екатерины Тихоновой, которая после защиты кандидатской может претендовать на самые высокие посты.
Одной из задач перед страной (и точно – перед «старой гвардией») Михаил Валентинович поставил передачу «генетического кода» - для обеспечения сплава опыта и мудрости с молодостью и амбициями.
Можно точно гарантировать, что в области научно-образовательной политики нас ожидает очень постепенная и аккуратная смена поколений. Преемственность курса на прорыв и сохранение баланса сил будет обеспечена.
Цементирующим элементом будет выступать Министерство науки и высшего образования, где команда молодого министра Михаила Котюкова только начала разворачивать системную работу. Она происходит не без проблем, но очевидно – Михаил Михайлович должен и абсолютно способен обеспечить беспроблемное прохождение всей сферы науки и высшего образования через эпоху трансфера."


"Манифест научно-технологического прорыва
Во время своего выступления перед участниками II Глобального саммита по производству и индустриализации (GMIS) Владимир Путин озвучил ключевые идеи научно-технологического прорыва.
Он, безусловно, говорил от своего имени, с этими постулатами Путин уже сроднился и, естественно, согласен с каждой из высказанных идей. И при этом мы все помним, что ключевые концепции долгие годы сплетались в единый дискурс усилиями Михаила Ковальчука – президента Курчатовского института.
Слова, которые говорил президент, мы уже много раз слышали в разных форматах (от выступлений до авторских передач) из уст Михаила Валентиновича и его соратников.
Среди них (практически прямые цитаты и из речи, и из  «дискурса научной политики и научно-технологического прорыва»):
- проблемы генерации достаточного количества энергии для всех процессов цифровизации (инфраструктура хранения, обработки и передачи больших данных будут потреблять свыше 30 процентов всего мирового объёма электроэнергии);
- недостаточная эффективность альтернативных источников энергии, проблемы, связанные с их эксплуатацией и невозможность отказа от более знакомых методов энергогенерации, в том числе – атомной энергетики;
- природоподбные технологии (и термоядерная энергетика как яркий их пример);
- международный термоядерный реактор (ITER) как пример открытой международной научной кооперации;
- многоплановая работа междисциплинарного центра природоподобных конвергентных технологий Курчатовского института (впрямую упомянут Путиным);
- инфраструктура установок класса мегасайенс (нейтронный реактор ПИК, сеть синхротронов – создание установок в Новосибирске, Владивостоке и Протвино.
Отдельно президент отметил:
- основной формат работ – масштабные [комплексные] научно-технологические [научно-технические] программы [полного инновационного цикла] по приоритетным направлениям;
- важность сотрудничества бизнеса, государства и науки [а также, добавим, университетов и вообще образовательных систем] – привлечения компаний с государственным участием (т.е. и госкопрораций) и частного бизнеса;
- открытость России к многостороннему международному сотрудничеству в рамках реализации проектов мегакласса, особенно создаваемых на территории страны, и нацеленность на формирование максимально комфортных условий для научных коллективов, в том числе, международных;
- особую значимость создания необходимой правовой и регуляторной среды, делового и инвестиционного климата в этой сфере.
В речи президента отразились все компоненты научно-технологического прорыва, который должен позволить сформулировать ответы на ключевые вызовы (те самые «большие вызовы» из Стратегии НТР) – экологический, энергетический, продовольственный, цифровой и т.п.
Выступление Владимира Путина – это лишнее подтверждение полной поддержки, которую президент выказывает «группе прорыва» (а с научной составляющей тесно связана внутриполитическая через союз Ковальчуков и Кириенко), а также формулируемой и реализуемой ею научной и научно-технологической политике.
После этой речи мало у кого могут остаться сомнения, что основным центром формирования решений в области научной политики становятся две «атомные твердыни» - Курчатовский институт и Росатом, а также возглавляемое представителем «группы прорыва» Михаилом Котюковым Министерство науки и высшего образования.
Роль Российской академии наук окончательно смещается в сторону экспертизы, дискуссионной площадки и института реализации отдельных элементов научной дипломатии.
Виват, научно-технологический прорыв!"

----------------------

А молодёжь эти ребята "окучивают" на другом канале:

"Молодёжь и соцлифты"

@youthpolicychat

Такшта читайте и многое станет вам понятно, как оно всё у нас устроено и кто тому виной...




# Траты бюджета РФ на президента, АП и правительство сильно увеличатся

Расходы на функционирование президента и его администрации за три года превысят 100 млрд рублей, следует из приложения к законопроекту «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов».

Речь идет о статьях «Функционирование президента» и «Президент и его администрация». По первой предусмотрены траты в размере 24,2 млрд рублей в 2020 году, 24,5 млрд рублей в 2021 году и 25 млрд рублей в 2022 году. По второй — 13,8 млрд рублей в 2020 году, 14,1 млрд рублей в 2021 году и 14,6 млрд рублей в 2022 году.

Эти траты в три раза выше, чем были в 2019 году. Тогда по статье «Обеспечение функционирования президента и его администрации» было заложено 11,7 млрд рублей.

В проекте бюджета указаны расходы на «обеспечение функционирования АП» — 13,6 млрд рублей в 2020 году, 14 млрд рублей в 2021 году и 14,5 млрд рублей в 2022 года. На обеспечение работы управделами президента будут тратить по 9 млрд рублей ежегодно.

Выросли траты и на обеспечение работы правительства — 8,6 млрд рублей в 2020 году, 8,8 млрд рублей в 2021 году и 10,8 млрд рублей в 2022 году. В этом году на эти цели было потрачено 6,7 млрд рублей.

Т.е. расходы на содержание АП вырастут в 3 раза, и за последующие три года будет потрачено примерно 116 миллиардов рублей. То есть в день  будет тратиться примерно по 104 миллиона.

Простые граждане тоже имеют повод для радости, так как в следующем году обещают поднять МРОТ до 12130 рублей в месяц.

Так что, как видим, правительство беспокоится не только о руководителях высшего уровня, но и о народе тоже. Так сказать, раздали всем сестрам по серьгам, чтобы никого не обделить. #



Кириенко публично заявлял, что к 2015 году атомная отрасль выйдет на полную самоокупаемость.

Год 2019.

Проект бюджета в описании близкого друга и главного инфобота Кириенко  - Михайлова (тот, который ешё и "Михайлов и партнёры" - работодатель дочери Кириенки):


'Проект федерального бюджета предусматривает выделение 339,9 млрд рублей на реализацию госпрограммы "Развитие атомного энергопромышленного комплекса", следует из материалов к проекту бюджета.

Согласно соответствующему законопроекту, в 2020 году на госпрограмму по развитию атомного энергопромышленного комплекса планируется направить 99,5 млрд рублей против 79,7 млрд рублей, которые были предусмотрены в бюджете на 2019 год и плановый период 2020-2021 годов, в 2021 году - 104,4 млрд рублей против 85 млрд рублей, в 2022 году законопроектом предусматривается выделение 136 млрд рублей на развитие атомного энергопромышленного комплекса.

В 2019 году объем бюджетных инвестиций на реализацию госпрограммы "Развитие атомного энергопромышленного комплекса" оценивается в 66,8 млрд рублей.

Таким образом, уже в следующем году объем бюджетных инвестиций в программу по развитию атомного энергопромышленного комплекса может вырасти почти в 1,5 раза в сравнении с 2019 годом.

Ожидается, что результатом реализации программы станут, в том числе, увеличение объема выработки электроэнергии АЭС в стране в 2020 году до не менее 207,2 млрд кВт*ч, в 2027 году - до не менее 228,5 млрд кВт*ч в год, значительное повышение уровня производительности труда в организациях атомного энергопромышленного комплекса, прирост объемов реализации гражданской продукции атомного энергопромышленного комплекса и выручки на зарубежных рынках ядерных технологий.



ht t ps://tass.ru/ekonomika/6944448


-------------------------------


P/S:

Стою на асфальте я, в лыжи обутый.
То ли лыжи не едут?
То ли (кто) ***нутый?
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Окт 06, 2019 5:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Вчера президент России Владимир Путин лично благословил проект по распространению позитивного контента в интернете, который называется «СЧАСТЬЕ ЕСТЬ» и будет администрироваться РОЦИТом (на сайте Kremlin.ru он почему-то называется РАЦИТом).

ht tp://kremlin.ru/events/president/news/61726

Все это должно происходить под эгидой АНО «Россия — страна возможностей», опекаемого первым замглавы администрации президента Сергеем КИРИЕНКО.

Как объяснил директор РОЦИТ Сергей Гребенников, идея заключается в том, чтобы «увеличить количество позитивных эмоций в интернете».

Владимир Путин довольно точно ухватил суть проблемы, сразу спросив, а прибыльное ли это дело — делиться хорошими эмоциями? И на что собираются существовать авторы этого проекта? Гребенников скромно ответил, что «форма монетизации» его организации — это президентские гранты.

Ну то есть, попросту говоря, насыщать интернет счастьем будут из денег налогоплательщиков. Ранее сообщалось, что на проект потратят 400 млн рублей.

Надо сказать, во-первых, что в самой идее увеличения позитивного контента нет ничего нового. Собственно, государство занимается этим все последние годы: с помощью прямых дотаций из бюджета СМИ или распределения денег через конкурсы покупает в СМИ эфирное время и публикации в печатных и электронных СМИ, чтобы рассказывать о том, что оно, государство, делает хорошего. Если вы посмотрите информацию о конкурсах, которые выигрывает ВГТРК, вы обнаружите там гигантское количество контрактов на освещение деятельности различных органов власти, от мелких муниципалитетов до целых министерств, которые платят за то, чтобы о них рассказывали что-то хорошее. Есть такие контракты и в частных СМИ. Вообще, строго говоря, если такие публикации и эфиры выходят без соответствующих пометок, то это можно трактовать как нарушение закона о рекламе или даже коммерческий подкуп журналистов.

Во-вторых, почему же приходится платить за распространение позитивного контента? Потому что в рыночной системе СМИ невыгодно заниматься таким контентом. На него нет спроса. Да, читателям и зрителям не слишком интересно, что произошло что-то хорошее. Есть немало исследований по поводу тяги человека к негативным новостям. Они показывают, что даже те, кто на словах говорят, что им интересны хорошие новости, по факту предпочитают смотреть «плохие». Отчасти это объясняется нашей биологией: эволюция создала нас более внимательными к угрозам и рискам, и все плохое вызывает у нас больший интерес, потому что это нужно для выживания. Другой вопрос, что те угрозы, о которых рассказывают современные медиа, на самом деле в большинстве случаев не угрожают вашей жизни. Как бы то ни было, медиа по своей воле редко делают «хорошие новости», потому что читатели и рекламодатели не собираются это оплачивать своим вниманием и деньгами соответственно.

В-третьих, в демократических обществах ключевая функция СМИ — искать ошибки в работе правительства и компаний и рассказывать о них людям. У нас не то чтобы демократическое общество, но немногие независимые СМИ по-прежнему выполняют эту функцию. Государство часто трактует это как «негативный контент».

В-четвертых, характерно, что обсуждение «позитивного контента» произошло одновременно с известием о том, что «повар Путина» (а также владелец ЧВК Вагнера и фабрики троллей) Евгений Пригожин возглавил медиахолдинг «Патриот», который ставит своей целью «создание благоприятного информационного пространства», а также противостояние «антироссийским СМИ». К последним пригожинцы относят все сколько-нибудь независимые СМИ, включая даже окологосударственный «Интерфакс» (а также «Ведомости», «Коммерсантъ», «Медузу», «Знак» и т.п.). Возникает ощущение, что «распространение позитивного контента» будет сопровождаться с борьбой с «негативным контентом», а по факту — с новыми ограничениям для российских СМИ и атаками на независимую журналистику.»

Дм. Колезев

5.10.2019
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Окт 06, 2019 7:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
«Вчера президент России Владимир Путин лично благословил проект по распространению позитивного контента в интернете, который называется «СЧАСТЬЕ ЕСТЬ» и будет администрироваться РОЦИТом (на сайте Kremlin.ru он почему-то называется РАЦИТом).

ht tp://kremlin.ru/events/president/news/61726

Все это должно происходить под эгидой АНО «Россия — страна возможностей», опекаемого первым замглавы администрации президента Сергеем КИРИЕНКО.

Как объяснил директор РОЦИТ Сергей Гребенников, идея заключается в том, чтобы «увеличить количество позитивных эмоций в интернете».

Владимир Путин довольно точно ухватил суть проблемы, сразу спросив, а прибыльное ли это дело — делиться хорошими эмоциями? И на что собираются существовать авторы этого проекта? Гребенников скромно ответил, что «форма монетизации» его организации — это президентские гранты.

Ну то есть, попросту говоря, насыщать интернет счастьем будут из денег налогоплательщиков. Ранее сообщалось, что на проект потратят 400 млн рублей.

Надо сказать, во-первых, что в самой идее увеличения позитивного контента нет ничего нового. Собственно, государство занимается этим все последние годы: с помощью прямых дотаций из бюджета СМИ или распределения денег через конкурсы покупает в СМИ эфирное время и публикации в печатных и электронных СМИ, чтобы рассказывать о том, что оно, государство, делает хорошего. Если вы посмотрите информацию о конкурсах, которые выигрывает ВГТРК, вы обнаружите там гигантское количество контрактов на освещение деятельности различных органов власти, от мелких муниципалитетов до целых министерств, которые платят за то, чтобы о них рассказывали что-то хорошее. Есть такие контракты и в частных СМИ. Вообще, строго говоря, если такие публикации и эфиры выходят без соответствующих пометок, то это можно трактовать как нарушение закона о рекламе или даже коммерческий подкуп журналистов.

Во-вторых, почему же приходится платить за распространение позитивного контента? Потому что в рыночной системе СМИ невыгодно заниматься таким контентом. На него нет спроса. Да, читателям и зрителям не слишком интересно, что произошло что-то хорошее. Есть немало исследований по поводу тяги человека к негативным новостям. Они показывают, что даже те, кто на словах говорят, что им интересны хорошие новости, по факту предпочитают смотреть «плохие». Отчасти это объясняется нашей биологией: эволюция создала нас более внимательными к угрозам и рискам, и все плохое вызывает у нас больший интерес, потому что это нужно для выживания. Другой вопрос, что те угрозы, о которых рассказывают современные медиа, на самом деле в большинстве случаев не угрожают вашей жизни. Как бы то ни было, медиа по своей воле редко делают «хорошие новости», потому что читатели и рекламодатели не собираются это оплачивать своим вниманием и деньгами соответственно.

В-третьих, в демократических обществах ключевая функция СМИ — искать ошибки в работе правительства и компаний и рассказывать о них людям. У нас не то чтобы демократическое общество, но немногие независимые СМИ по-прежнему выполняют эту функцию. Государство часто трактует это как «негативный контент».

В-четвертых, характерно, что обсуждение «позитивного контента» произошло одновременно с известием о том, что «повар Путина» (а также владелец ЧВК Вагнера и фабрики троллей) Евгений Пригожин возглавил медиахолдинг «Патриот», который ставит своей целью «создание благоприятного информационного пространства», а также противостояние «антироссийским СМИ». К последним пригожинцы относят все сколько-нибудь независимые СМИ, включая даже окологосударственный «Интерфакс» (а также «Ведомости», «Коммерсантъ», «Медузу», «Знак» и т.п.). Возникает ощущение, что «распространение позитивного контента» будет сопровождаться с борьбой с «негативным контентом», а по факту — с новыми ограничениям для российских СМИ и атаками на независимую журналистику.»

Дм. Колезев

5.10.2019



В администрации президента (Кириенко) деньги есть - "Счастье есть"

Остальным - «Денег нет, но вы держитесь. Всего доброго, хорошего настроения и здоровья!»

«Россия — страна возможностей»

Только разных...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Окт 06, 2019 6:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
«Вчера президент России Владимир Путин лично благословил проект по распространению позитивного контента в интернете, который называется «СЧАСТЬЕ ЕСТЬ» и будет администрироваться РОЦИТом (на сайте Kremlin.ru он почему-то называется РАЦИТом).

ht tp://kremlin.ru/events/president/news/61726

Все это должно происходить под эгидой АНО «Россия — страна возможностей», опекаемого первым замглавы администрации президента Сергеем КИРИЕНКО.

Как объяснил директор РОЦИТ Сергей Гребенников, идея заключается в том, чтобы «увеличить количество позитивных эмоций в интернете».

Владимир Путин довольно точно ухватил суть проблемы, сразу спросив, а прибыльное ли это дело — делиться хорошими эмоциями? И на что собираются существовать авторы этого проекта? Гребенников скромно ответил, что «форма монетизации» его организации — это президентские гранты.

Ну то есть, попросту говоря, насыщать интернет счастьем будут из денег налогоплательщиков. Ранее сообщалось, что на проект потратят 400 млн рублей.

Надо сказать, во-первых, что в самой идее увеличения позитивного контента нет ничего нового. Собственно, государство занимается этим все последние годы: с помощью прямых дотаций из бюджета СМИ или распределения денег через конкурсы покупает в СМИ эфирное время и публикации в печатных и электронных СМИ, чтобы рассказывать о том, что оно, государство, делает хорошего. Если вы посмотрите информацию о конкурсах, которые выигрывает ВГТРК, вы обнаружите там гигантское количество контрактов на освещение деятельности различных органов власти, от мелких муниципалитетов до целых министерств, которые платят за то, чтобы о них рассказывали что-то хорошее. Есть такие контракты и в частных СМИ. Вообще, строго говоря, если такие публикации и эфиры выходят без соответствующих пометок, то это можно трактовать как нарушение закона о рекламе или даже коммерческий подкуп журналистов.

Во-вторых, почему же приходится платить за распространение позитивного контента? Потому что в рыночной системе СМИ невыгодно заниматься таким контентом. На него нет спроса. Да, читателям и зрителям не слишком интересно, что произошло что-то хорошее. Есть немало исследований по поводу тяги человека к негативным новостям. Они показывают, что даже те, кто на словах говорят, что им интересны хорошие новости, по факту предпочитают смотреть «плохие». Отчасти это объясняется нашей биологией: эволюция создала нас более внимательными к угрозам и рискам, и все плохое вызывает у нас больший интерес, потому что это нужно для выживания. Другой вопрос, что те угрозы, о которых рассказывают современные медиа, на самом деле в большинстве случаев не угрожают вашей жизни. Как бы то ни было, медиа по своей воле редко делают «хорошие новости», потому что читатели и рекламодатели не собираются это оплачивать своим вниманием и деньгами соответственно.

В-третьих, в демократических обществах ключевая функция СМИ — искать ошибки в работе правительства и компаний и рассказывать о них людям. У нас не то чтобы демократическое общество, но немногие независимые СМИ по-прежнему выполняют эту функцию. Государство часто трактует это как «негативный контент».

В-четвертых, характерно, что обсуждение «позитивного контента» произошло одновременно с известием о том, что «повар Путина» (а также владелец ЧВК Вагнера и фабрики троллей) Евгений Пригожин возглавил медиахолдинг «Патриот», который ставит своей целью «создание благоприятного информационного пространства», а также противостояние «антироссийским СМИ». К последним пригожинцы относят все сколько-нибудь независимые СМИ, включая даже окологосударственный «Интерфакс» (а также «Ведомости», «Коммерсантъ», «Медузу», «Знак» и т.п.). Возникает ощущение, что «распространение позитивного контента» будет сопровождаться с борьбой с «негативным контентом», а по факту — с новыми ограничениям для российских СМИ и атаками на независимую журналистику.»

Дм. Колезев

5.10.2019



В администрации президента (Кириенко) деньги есть - "Счастье есть"

Остальным - «Денег нет, но вы держитесь. Всего доброго, хорошего настроения и здоровья!»

«Россия — страна возможностей»

Только разных...




"Для чего нужен проект "Счастье есть"?

1. Для манипуляции населения по методологическим конструкциям.

2. Для госфинансирования «успехов Кириенко» ( первый идеальный кейс, когда куратор внутренней политики открыто получает бюджет для рассказа о положительной своей работe).

3. Для подкормки кириенковской команды.

По итогу- как всегда у Кириенко случится обвал в финале. "


 Незыгарь
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пн Окт 07, 2019 10:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Ср Окт 09, 2019 6:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




Очень интересный текст.

"Президента все устраивает..." - это всё, что нужно знать всем тем, кто всё ещё свято верит, что "царь-хороший, бояре -плохие" и что "коварные бояре  скрывают от царя всю правду".
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Окт 10, 2019 6:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




Очень интересный текст.

"Президента все устраивает..." - это всё, что нужно знать всем тем, кто всё ещё свято верит, что "царь-хороший, бояре -плохие" и что "коварные бояре  скрывают от царя всю правду".




«Это какое-то удивительное впечатление у меня было после переезда в Москву, что реально вокруг все, кто успел поработать на Кириенко на выборах мэра Москвы или на выборах на СПС, купили себе жилье или еще что-то…»

Со стрима Олега Кашина.
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Пт Окт 11, 2019 5:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




"Вообще, статья «Медузы» переоценена. Это ведь «Медуза» как раз рассказала странную историю о назначении Кириенко на место Володина.
Причина этого назначения другая и очень простая. Ковальчуки были крайне недовольны тем, как Володин расходовал деньги госкорпораций, включая Росатома, на внутриполитические проекты.
Вот их и попросили взять дело в свои руки, вот и все. Плюс пас Клинтонам, победу которых прогнозировали те же внешние операторы.
Сергей Владиленович до прихода в АП имел наполеоновские планы на научные прорывы в ядерной медицине, зелёной энергетике и прочих производных атомной отрасли.
Но согласился с тем, что смог бы больше в роли главного идеолога. В том числе для науки.
Науку и образование он считает более важными сферами, чем политику и социальную инженерию - оттого и крен, который приводит к отсутствию содержательной повестки, на месте которой трудно прогнозируемые «проекты будущего»."

(Oбраз будущего)
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Окт 12, 2019 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




Очень интересный текст.

"Президента все устраивает..." - это всё, что нужно знать всем тем, кто всё ещё свято верит, что "царь-хороший, бояре -плохие" и что "коварные бояре  скрывают от царя всю правду".




От прочитанного складывается неизбывное ощущение, что товарисчам в администрации президента  "России- страны возможностей" явно не хватает времени заниматься своими прямыми должностными обязанностями, т.к. всё оно тратится исключительно на интриги, устройство на "хлебные" (и с чёрной икоркой)  места "своих",  устранение  "чужих" и  явно небескорыстное освоение шикарнейшего бюджета,  выросшего по сравнению с прошлым годом аж в 3 (!) раза.

Удивляет при этом, что "президента всё устраивает"...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Окт 13, 2019 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




Очень интересный текст.

"Президента все устраивает..." - это всё, что нужно знать всем тем, кто всё ещё свято верит, что "царь-хороший, бояре -плохие" и что "коварные бояре  скрывают от царя всю правду".




От прочитанного складывается неизбывное ощущение, что товарисчам в администрации президента  "России- страны возможностей" явно не хватает времени заниматься своими прямыми должностными обязанностями, т.к. всё оно тратится исключительно на интриги, устройство на "хлебные" (и с чёрной икоркой)  места "своих",  устранение  "чужих" и  явно небескорыстное освоение шикарнейшего бюджета,  выросшего по сравнению с прошлым годом аж в 3 (!) раза.

Удивляет при этом, что "президента всё устраивает"...



Уже не удивляет...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Вс Окт 13, 2019 6:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Из лекций методолога Щедровицкого (старшего) 1981 года (он их читал для управленцев Минэнерго СССР). Он упоминает, что Совмин СССР тогда купил дорогую ситуационную игру у Франции. Усадил за неё своих экспертов (в основном докторов экономических наук). И вот что у них вышло (дословная цитата):

«Решили поиграть в игру «Франция»: профсоюзы, партии, Совет министров и т.д. В игре за 5 лет мы превратили Францию в пустыню. Там ничего не осталось под нашим руководством. Возникла гражданская война, и всё полетело, всё вдребезги.
Почему? Да потому что каждый из наших играющих нёс нашу культуру и элементы нашей организации. Банкиры давали деньги только под высокие проценты. Кабинет министров всё время увеличивал налоги. Люди перестали работать. Партии шли стенка на стенку. И всё под нашим руководством во Франции пошло вразнос».

Это 1981 год. Десятилетием позже всё из этой ситуационной игры методологов произошло  с  СССР.


А теперь вот Кириенко & Co. играют в те же игры...
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Окт 17, 2019 6:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
"Немного страшновато за будущее Сергей Кириенко три года управляет российской политикой — и незаметно становится все более влиятельной фигурой

7 октября 2019. Источник: Meduza

В начале октября исполнилось три года с назначения Сергея Кириенко на должность заместителя администрации президента, курирующего внутреннюю политику. За это время чиновник обеспечил убедительную победу Владимира Путина на выборах президента в 2018 году, а также стал виновником поражений кандидатов от власти на региональных голосованиях. Его следующая задача — сформировать лояльную главе государства Госдуму в условиях растущего недовольства избирателей. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как Кириенко неожиданно для всех занял ключевой пост в Кремле и почему чиновник не пострадал от проигрышей власти, а некоторые из них даже обратил себе на пользу.

Сюрприз от Путина

В середине сентября 2016 года, накануне выборов в Государственную Думу, в Кремле уже примерно знали, каким будет результат голосования. Там не сомневались, что большинство мест в парламенте — и без того лояльном — возьмет «Единая Россия», а спикером станет Вячеслав Володин. Единственное, что беспокоило кремлевских чиновников, — кто придет на смену Володину, который пять лет занимал пост куратора внутренней политики в администрации президента (АП).

Три года назад в числе возможных преемников Володина в Кремле назывались подмосковный губернатор Андрей Воробьев, генеральный директор государственного медиахолдинга ВГТРК Олег Добродеев, а также один из соратников Володина — глава кремлевского управления общественных проектов Павел Зенькович.

Все кандидатуры выглядели логичными. Воробьев долго руководил исполкомом «Единой России» и ее фракцией в Госдуме. Добродеев и Зенькович на своих постах тоже, по сути, занимались политикой и пропагандой. Президент Путин добавил к этому списку еще одного человека, на кандидатуре которого в итоге и остановился, — Сергея Кириенко.

В 1998 году он несколько месяцев занимал пост премьер-министра России при президенте Борисе Ельцине и ушел в отставку из-за дефолта и масштабного экономического кризиса.

С 1999-го по 2000-й руководил фракцией «Союза правых сил» в Госдуме.

С 2000-го по 2005-й был полпредом президента в Приволжском федеральном округе.

С 2005-го по 2016-й руководил госкорпорацией «Росатом» (строит и управляет атомными электростанциями в России и за границей).

В 2016 году никто не воспринимал главу «Росатома» как политического менеджера — хотя опыт в политике у Кириенко был: в 1998-м он недолго был премьер-министром России, а в 1999-м вместе с Борисом Немцовым и Ириной Хакамадой основал либеральную партию «Союз правых сил». По словам источника «Медузы» в руководстве «Единой России», Кириенко считали человеком, который «занимался политикой совсем в другую эпоху». Выбор президента стал неожиданным для многих.

Один из близких к АП источников «Медузы» объясняет: глава государства основывался на опыте работы Кириенко не в Думе и не в правительстве Бориса Ельцина времен дефолта, а в полпредстве Приволжского федерального округа. Путин оценил, как в первой половине 2000-х Кириенко удалось справиться с влиятельными региональными баронами — в том числе главой Татарстана Минтимером Шаймиевым и башкирским президентом Муртазой Рахимовым. «Их тогда начали встраивать в вертикаль [власти]», — вспоминает кремлевский служащий.

В Татарстан президентский полпред почти не ездил, обычно Сергей Кириенко посещал Казань во время визитов Владимира Путина: одного полпреда Шаймиев демонстративно отказывался принимать. Однако и до острого противостояния у полпреда Кириенко с казанскими чиновниками дело не доходило.

В 2007 году, уже после ухода Кириенко в «Росатом», Шаймиев и Путин подписали новый, разработанный в приволжском полпредстве при Кириенко договор о разграничении полномочий между республикой и федеральным центром. По нему у Казани остались расширенные права, касающиеся экономики, экологии и культуры. Зато регион перестал претендовать на участие в решениях, касающихся внешней политики, или выдачу республиканского гражданства — такие полномочия записаны в первом договоре 1994 года.

Собеседник «Медузы», помимо успехов в полпредстве, называет еще одну причину, по которой Кириенко стал главным кремлевским политическим куратором: у него была команда политтехнологов, которая проводила избирательные кампании в закрытых городах «Росатома» — как муниципальные, так и региональные и федеральные. «Они отвечали в том числе и за итоги президентских и парламентских кампаний [в ЗАТО]. Кириенко сразу мог привести людей, которые умели делать выборы», — уверяет источник.

Другой близкий к АП собеседник «Медузы» сомневается, что наличие своей команды политтехнологов оказалось значимым аргументом. «Такие команды есть почти у каждого игрока. У [главы „Роснефти“ Игоря] Сечина, у глав других крупных корпораций, у чиновников типа [полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе] Юрия Трутнева, [на тот момент вице-премьера] Александра Хлопонина. Это явно не решающий фактор. Почему именно Кириенко? Знает только президент», — говорит он.

Один из советников Вячеслава Володина в разговоре с «Медузой» утверждает, что назначение Кириенко было чисто политическим решением: президент хотел ослабить и Володина, и Кириенко одновременно: «Их полностью устраивали должности, которые они занимали — они привыкли, им было удобно. На новых местах им нужно было заново расставлять своих людей, думать, какой пост кому предложить, кого чем занять, как зачищать старую команду».

Собеседник «Медузы» из окружения Кириенко рассуждает в той же логике. Он вспоминает, что предшественники его шефа на кремлевском посту «не были уволены за косяки». Источник отвергает распространенную версию о том, что Владислав Сурков лишился в 2011 году должности замглавы администрации президента из-за московских протестов 2011–2012 годов, а Вячеслав Володин — из-за низкой явки на выборах в Госдуму 2016 года. «Это ерунда. Как и то, что Суркову приписывают какую-то нелояльность Путину, желание обеспечить выдвижение Дмитрия Медведева президентом на второй срок. Сурков прекрасно понимал, чем это сразу бы кончилось. Володин и Сурков [будучи кураторами внутренней политики в Кремле] усилились настолько, что начали угрожать системе власти. Не потому, что они хотели нанести вред системе — но если бы захотели, то могли бы нанести очень серьезный ущерб. Администрация президента — очень сильный орган, который, например, может координировать действия силовиков. Если это нужно — приказывать им», — объясняет он.

Политтехнолог, работающий на Кремль на выборах, а также сотрудничавший с властью во времена Суркова и Володина, говорит, что «магию вокруг места первого замглавы администрации президента, миф о нем создал Сурков». «Он первым провозгласил себя демиургом, который все решает [в политической жизни страны]. Кто вспомнит, какие люди были первыми замглавы администрации президента до него, их фамилии, что они делали?» — задает он почти риторический вопрос.

По словам политтехнолога, значимость администрации президента и ее чиновников не в формальных полномочиях, а в политической силе Владимира Путина. «АП — это машину [президенту] подать, организовать его визит, обеспечить документооборот. Все. Но раз вся власть в стране сосредоточена в руках президента, то самая близкая к его телу структура неизбежно получит в руки неформальные рычаги. Сурков эти рычаги институциализировал, заложил основу и фундамент, надстроил их. Потом эти надстройки как-то менял Володин, а Кириенко ими пользуется», — объясняет кремлевский политтехнолог.

Битва с Володиным и оттеснение силовиков
Назначенному на кремлевский пост Сергею Кириенко достались от предшественников не только рычаги управления и мистический образ «демиурга», но и связанные с должностью проблемы. В первую очередь ему предстояло потеснить покинувшего Кремль, но не утратившего влияние предшественника — Вячеслава Володина.

Став председателем Госдумы, Вячеслав Володин явно не хотел расставаться с влиянием, которое имел, когда работал в Кремле. Чтобы повысить свою значимость, он ограничил доступ в зал заседаний Госдумы кремлевским чиновникам (кроме Гарри Минха, человека на соответствующей должности — полпреда президента в парламенте). А также попытался провести на пост замруководителя управления внутренней политики АП, который занимается взаимодействием с парламентом, своего соратника — бывшего руководителя аппарата Общественной палаты России Сергея Смирнова.

Укреплял Володин влияние в Госдуме не только ограничивая доступ кремлевских чиновников на заседания. Депутаты парламента со времен Суркова, по сути, подчинялись замглавы кремлевской администрации. Володин на посту спикера сам установил над ними контроль. При нем в Госдуме начал действовать жесткий порядок учета посещений, появились наказания за прогулы заседаний. Володин также сохранил в сфере своего влияния партию «Единая Россия», генеральный совет которой возглавлял соратник спикера Сергей Неверов, а исполнительный комитет — близкий к спикеру депутат Владимир Бурматов.

«Несмотря на прямые атаки Володина, Кириенко приказал даже самой воинственной части своего окружения не отвечать на них. Хотя руки чесались! — вспоминает источник, близкий к Кириенко. — На новом посту он делал все постепенно и очень осторожно, старался не вступать ни с кем в конфликты». Например, представитель администрации президента в Госдуме появился только в январе 2019 года; им стал референт кремлевского управления внутренней политики Денис Степанюк. А для внесения законодательных инициатив Кремль долгое время предпочитал использовать не Госдуму, а верхнюю палату российского парламента. «Все значимое для президента стали пытаться внести через Совфед, — утверждает источник „Медузы“, близкий к администрации президента. — Так, например, появились „законы Клишаса“».

Постепенно Кириенко удалось отвоевать власть у Володина и за пределами Госдумы. В течение года после своего назначения кремлевский куратор ослабил позиции спикера в руководстве «Единой России» — притом сделал это весьма изощренно. Одного из сторонников Володина, руководителя фракции единороссов Владимира Васильева, Кремль отправил управлять Дагестаном. А когда Володин предложил освободившееся место в Думе другому своему стороннику — главе генсовета партии Сергею Неверову, — Кириенко передал пост Неверова в партии новому человеку, бывшему псковскому губернатору Андрею Турчаку.

По словам источника в «Единой России», в итоге володинские функционеры оказались вытеснены из партийного руководства. Однако их место заняли не люди Кириенко, а соратники Турчака. К примеру, главой исполкома стал сенатор от Псковской области Андрей Борисов, а его заместителем — псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

В Кремле Кириенко тоже вел себя осторожно. Ключевая бюрократическая структура, которая находится в его подчинении, — управление внутренней политики (УВП). При предшественниках Кириенко его возглавляли доверенные и близкие им люди: Олег Говорун (при Суркове), Олег Морозов и Татьяна Воронова (при Володине). Сейчас глава управления — Андрей Ярин, которого нельзя назвать человеком из окружения Кириенко.

До своего назначения на пост главы управления в 2016 году Ярин работал в полпредстве президента в Центральном федеральном округе и был подчиненным нынешнего губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова. Еще раньше чиновник занимал посты глав правительств или их замов в разных регионах, в том числе в Чечне и Кабардино-Балкарии. «Есть несколько фамилий, с которыми связывают Ярина. Он работал с [нынешним вице-премьером Дмитрием] Козаком, [главой Петербурга Александром] Бегловым, [замминистра экономического развития Михаилом] Бабичем, но не с Кириенко — это не его человек. Раньше такого [в Кремле] не было: первому замглавы АП всегда давали назначить своего на должность руководителя УВП», — объясняет близкий к кремлевской администрации источник «Медузы».

По его словам, Кириенко хотел, но не смог назначить на эту важную должность своего соратника Александра Харичева. Тот раньше работал в «Росатоме», в полпредстве в Приволжском округе — и некоторое время был заместителем руководителя управления внутренней политики в Кремле, а потом стал начальником управления по делам Госсовета. Несколько собеседников «Медузы» — как среди чиновников администрации президента, так и в руководстве «Единой России» — утверждают, что помешали Сергею Кириенко силовики, которые через Андрея Ярина (а он близок к Федеральной службе безопасности) тоже влияют на формирование внутриполитического курса Кремля.

В апреле 2018 года бывший глава Серпуховского района Александр Шестун выкладывал запись своей беседы с Яриным, начальником управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и зампредом правительства Московской области Михаилом Кузнецовым. Они требовали, чтобы Шестун ушел с поста главы района, и грозили уголовным преследованием. Глава района увольняться отказался; против него действительно возбудили дело о коррупции.

Впрочем, Сергей Кириенко придумал, что сделать с влиятельным, но неподконтрольным ему подчиненным Андреем Яриным. Замглавы администрации передал часть полномочий управления внутренней политики другому департаменту — управлению по делам Госсовета, которым руководит лояльный Александр Харичев.

Сейчас управление Харичева курирует губернаторские выборы в России, включая отбор кандидатов и проведение курсов для будущих глав регионов. За управлением внутренней политики остались кампании в законодательные собрания, а также важные муниципальные выборы. «У внутренней политики теперь если не две, то полторы башни», — констатирует собеседник «Медузы» в руководстве «Единой России», имея в виду расхожий образ о башнях Кремля, конкурирующих между собой.

Он приводит конкретный пример конкуренции внутри АП: «Кремлевские чиновники не часто балуют мероприятия „Единой России“ визитами — в основном они приходят на съезд и, может быть, на одно из совещаний по его подготовке, если съезд считается очень важным. При Кириенко на одно из второстепенных совещаний пришли сразу два главы управлений АП — Андрей Ярин и Александр Харичев. Непонятно, кто был главнее, на кого надо было ориентироваться».

Российский чиновник, хорошо знакомый как с Яриным, так и с Кириенко, уверяет «Медузу», что после перераспределения полномочий во внутриполитическом блоке Кремля наступило единоначалие. «Андрей [Ярин] на миллион процентов лоялен Кириенко, это настоящий чиновник-служака старой школы, который подчиняется начальнику. Если тот скажет застрелиться, то Ярин застрелится. Но точно так же Андрей будет лоялен новому патрону», — уточняет собеседник. Перераспределение полномочий в пользу Харичева он объясняет так: «Харичев все равно ближе и понятнее для Кириенко».

Технократы с образом будущего

Первым нововведением команды Сергея Кириенко на посту кремлевского куратора внутренней политики оказалось назначение губернаторами так называемых молодых технократов.

«Первоначально Кириенко начинал с того же, что делал ранний Сурков: транслировал в медийку [то есть СМИ] какие-то смыслы, термины, как это сейчас модно называть, мемы, — вспоминает близкий к руководству Госдумы собеседник „Медузы“. — Они [смысловые конструкции] необязательно что-то значили: у Суркова была суверенная демократия, у Кириенко — „молодые технократы“, которые, в общем-то, не то чтобы молодые и не то чтобы технократы».

По словам собеседника, близкого к АП, «Кириенко убедил президента в том, что подыскивает каких-то особых людей, что это какой-то новый подход, хотя назначения мало чем отличались от предыдущих — для них просто нашли красивый бренд».

Назначенцев нового поколения решили как следует готовить к работе. При Кириенко к обучению управленцев привлекли специалистов из Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Вуз помог организовать курсы, аналогов которым не было ни при Суркове, ни при Володине. Будущим главам регионов читали лекции, устраивали семинары с высокопоставленными государственными руководителями и крупными бизнесменами, а также проводили командные тренинги.

Об одном из таких тренингов в октябре 2017 года писал РБК. На видео, снятом на мобильный телефон, будущие губернаторы прыгали со скалы в горную реку где-то под Сочи. «Такого на самом деле не хватало, — уверяет близкий к администрации президента политтехнолог. — Губернатор [после тренинга] приезжает в регион хотя бы минимально подготовленным. Он знает, что делать, если где-то накрылась котельная, если начался протест».

Другой политтехнолог, сотрудничающий с Кремлем, на образовательные инициативы для «молодых технократов» смотрит без восторга: «Если мы считаем, что губернатор мало чем отличается от директора завода, то хорошо. Но если подразумеваем, что это человек, способный удержать территорию в кризисный момент, то этого мало». Источник «Медузы», близкий к руководству Госдумы, тоже не скрывает скепсиса: «Все равно посты занимают ставленники влиятельных лоббистских групп. Они бы и так получили назначение, но теперь их еще и обучают — на курсы можно списать какие-то деньги».

Еще один политический мем, рожденный командой Кириенко (правда, он уже успел забыться), — это «образ будущего». Статьи о том, каким должно быть будущее России, начали появляться в СМИ в апреле 2017 года. Подразумевалось, что «образ» представят широкой общественности ближе к президентским выборам 2018-го. Занимался его разработкой кремлевский «Экспертный институт социально-экономических исследований» (ЭИСИ), созданный вскоре после назначения Сергея Кириенко в Кремль.

Экспертные структуры существовали при АП со времен Владислава Суркова — тогда это был «Фонд эффективной политики» Глеба Павловского. При Володине место интеллектуального центра занял «Институт социально-экономических и политических исследований» (ИСЭПИ) политолога Дмитрия Бадовского.

Работу кириенковского ЭИСИ курирует политтехнолог Глеб Кузнецов. «[Когда пришел Кириенко] патриотический подъем от присоединения Крыма начал спадать, экономические сложности стали ощущаться все сильнее. Населению надо было объяснять, куда все движется, к чему мы идем, повышать социальный оптимизм», — говорит источник, близкий к АП, о задачах, которые ставились перед институтом.

Поиск оптимистичного «образа будущего» зашел в тупик: летом 2017 года говорить о нем в кругу политтехнологов, а тем более в медиа представители Кремля перестали. Хотя не так давно, рассказывают собеседники «Медузы», к изысканиям вернулись. Теперь предполагается, что изобретенный экспертами «образ будущего» будет использован в думской кампании 2021-го. Разработкой концепции занимается бывший сотрудник «Фонда эффективной политики» и бывший глава политического управления «Единой России» Алексей Чадаев. Свои соображения он должен представить АП в ближайшие месяцы.

В Кремле царила эйфория

Президентская кампания 2018 года считается в Кремле главным достижением Сергея Кириенко на посту. За Владимира Путина тогда проголосовало рекордное число избирателей — больше половины всех имеющих право голоса россиян.

Добиться убедительного результата оказалось труднее, чем может показаться. В Кремле хорошо помнили итоги думских выборов 2016 года: при явке 47% за «Единую Россию», которую во время избирательной кампании поддержал Владимир Путин, проголосовали только 54% избирателей. В абсолютных значениях «партию власти» поддержала лишь четверть всех россиян, имеющих право голоса. Перед Сергеем Кириенко стояла задача доказать, что он умеет проводить выборы — и в состоянии обеспечить на них убедительный результат своему начальнику.

О настоящей состязательности не могло идти и речи (ни одна гонка, в которой участвовал Путин, не была конкурентной и непредсказуемой), но и слишком скучной кампания быть не могла. Поэтому внутриполитический блок АП обратился к испытанному приему — подобрал известных, но безопасных для фаворита соперников. Самые яркие из них — директор подмосковного совхоза имени Ленина Павел Грудинин и телеведущая Ксения Собчак.

Собеседник «Медузы» в администрации президента вспоминает, что к кандидатуре Собчак чиновники пришли не сразу: сначала они размышляли над тем, чтобы выдвинуть в кандидаты другую известную «блондинку из телевизора», бывшую ведущую программы «Ревизорро» Елену Летучую. «Собчак сочли более солидной для либеральной аудитории, но в то же время одиозной фигурой для обывателя из-за того, что она вела [реалити-шоу] „Дом-2“», — объясняет представитель Кремля.

Другой источник, присутствовавший на предвыборных мозговых штурмах, рассказывает еще об одной идее, которая должна была повлиять на избирателей. Один из кремлевских политтехнологов предложил начать новое «дело врачей», чтобы сплотить граждан если не «образом будущего», то образом нового врага. «Идею отверг сам Кириенко», — подчеркивает участник совещаний.

Повышали явку и административными методами: с помощью мобилизации избирателей, работающих на больших предприятиях. Технология была хорошо знакома Кириенко и его команде по работе в «Росатоме». Этим направлением занимались политтехнологи во главе с Григорием Казанковым. К каждой крупной корпорации в стране (неважно, государственной или частной) приставили одного или нескольких технологов.

«До людей надо было донести, что надо идти на выборы, но давления по этому поводу и тем более по поводу того, за кого голосовать, не допускалось», — уверяет корреспондента «Медузы» один из участников процесса. Он вспоминает, что на предприятиях развешивали агитацию Путина, а также начальники проводили беседы с сотрудниками о том, как важно сходить на избирательный участок. Иногда применялось СМС-оповещение сотрудников о дне голосования.

После подведения итогов президентских выборов, на которых удалось обеспечить и высокую явку, и высокий процент голосования за действующего президента, в Кремле царила эйфория. Она продолжалась до региональных выборов сентября 2018 года.

Проблемы Собянина — выигрыш Кремля

Летом 2018 года правительство России объявило о повышении пенсионного возраста. Эту непопулярную меру поддержали Владимир Путин и «Единая Россия» — и рейтинги руководства страны стали резко падать.

Близкий к Кремлю источник признает, что повышение пенсионного возраста с точки зрения пиара было провальным: «Если бы пенсионную реформу готовили по-сурковски, то никаких сильных протестов и падения рейтингов власти не было. Реформа объективно нужна, ее надо делать, вопросов нет, но ее нужно грамотно подавать в публичном поле. Сурков обжегся на монетизации льгот, к которой общественное мнение тоже толком не готовили. Потом все ошибки учли — и недовольства почти не было».

Недовольство повышением пенсионного возраста стало одной из главных причин, по которой в целом ряде регионов России на губернаторских выборах проиграли ставленники Кремля в сентябре 2018 года. Таким образом сменились губернаторы Владимирской области, Хабаровского края и Хакасии. В Приморье Кремль предпринял чрезвычайные усилия, чтобы не отдать власть кандидату от КПРФ.

«Тогда [в 2018 году] Кириенко удалось убедить Путина, что в проигрыше в трех регионах виновны сами губернаторы-старожилы, а в Приморье очень неудачно сложились обстоятельства, но ситуацию можно исправить», — говорит источник «Медузы» в АП, вспоминая о прошлогодних поражениях.

Он напоминает, что Приморью президент уделял особое внимание, «несколько раз посетил его во время кампании, поэтому на повторных выборах кандидат Кремля должен был во что бы то ни стало победить».

Помогать врио губернатора Олегу Кожемяко, назначенному Москвой, отправился внушительный политтехнологический десант из Москвы. На протяжении почти всей кампании во Владивостоке находился Александр Харичев. И выборы были выиграны.

Однако очень скоро у чиновников внутриполитического блока администрации президента появилась новая головная боль — выборы губернатора Петербурга 2019 года. Врио главы города (то есть фаворитом власти) стал близкий соратник Путина Александр Беглов, который оказался почти не способен к публичной политике.

Кириенко убеждал президента заменить кандидата в Петербурге — пока не поздно, но глава государства настоял на своем выборе. Кремлю пришлось подбирать для Беглова максимально слабых соперников, которые к тому же почти не вели свои избирательные кампании. Даже при таком раскладе в Кремле решили подстраховаться и вывели из гонки еще до голосования представителей ЛДПР и КПРФ.

Но и это не все административные меры, которые пришлось задействовать ради обеспечения победы Беглова. Собеседники «Медузы» утверждают, что администрация президента рекомендовала петербургским избирательным комиссиям использовать надомное голосование (оно труднее поддается контролю наблюдателей) и другие методы коррекции результатов. Усилия себя оправдали: президент остался доволен тем, как внутриполитическому блоку удалось справиться с испытанием.


Еще одни проблемные выборы 2019 года — депутатов Московской городской думы — для Кириенко и его команды оказались не испытанием, а выигрышем: просто потому, что команда Кириенко не занималась голосованием в столице. Собеседник «Медузы», близкий к АП, утверждает: провальная кампания, сопровождавшаяся масштабными протестами, «целиком проблема [мэра Москвы Сергея] Собянина, который с политикой не справился».

Источник говорит, что мэр Москвы лично договаривался с секретарем генсовета «Единой России» Андреем Турчаком и председателем партии Дмитрием Медведевым, чтобы кандидаты в депутаты от власти шли как самовыдвиженцы (связь с партией, скорее всего, убавила бы им голосов). Политтехнологов для кампании в городскую думу нанимали люди заместителя Сергея Собянина Натальи Сергуниной. «Какое-то время после назначения [руководителем кампании] она советовалась с Кириенко, потом стала проявлять все большую самостоятельность, — говорит политтехнолог. — Московские выборы даже дали контраст: на губернаторских [выборах, которые курировали люди Кириенко] все спокойно, а в столице — нет».

Он добавляет, что даже если бы московские чиновники могли переложить ответственность за кампанию на Кремль, это все равно бы не ударило по Кириенко и его окружению — поскольку в АП за выборы в законодательные собрания (и Мосгордуму в том числе) отвечает Андрей Ярин, не самый близкий к Кириенко функционер. В его же сферу ответственности входили и муниципальные выборы в Петербурге, которые в 2019 году прошли крайне напряженно, вплоть до применения физического насилия. Политтехнолог при этом поспешил защитить Ярина, подчеркнув, что незаконные методы политической борьбы в Петербурге «не его инициатива» и в городе ситуацию контролируют представители небольших местных групп. «Многим из них и АП не указ», — говорит он.

Источник «Медузы» в администрации президента следующим образом оценивает позиции Сергея Кириенко в Кремле после проблемных выборов 2019 года: «Все обосрались, но у нас — все в порядке».

Путина все устраивает

Высокопоставленный член одной из системных партий считает, что большие выборы Кириенко организует примерно так же, как голосование в ЗАТО «Росатома»: «Их стиль — конкурсы песен атомных городов и беспощадные кампании по ремонту клумб, фонтанов и покраске бордюров. Один из таких проектов [инвестиций в благоустройство городов] был успешно реализован в рамках президентской кампании Путина в 2018 году. А подобие песен атомных городов — конкурс по переименованию аэропортов, который запустили, чтобы отвлечь внимание от пенсионной реформы».

Один из собеседников «Медузы», сотрудничающих с администрацией президента, так говорит о стиле работы Кириенко и его команды: «У самого Кириенко есть идеалы, но его окружение максимально циничное. Для них главное — одержать победу здесь и сейчас; какими проигрышами эта победа может обернуться в стратегической перспективе, они не думают».

Он утверждает, что Александр Харичев не раз повторял своим политтехнологам, что «если играть в стратегию с допустимыми проигрышами, то до победы не доживешь — после проигрыша тебя уберут». По словам источника, именно поэтому в нынешней администрации президента придерживаются стратегии, выбранной Кириенко с первых дней работы в Кремле: проявлять максимальную осторожность, не прибегать к радикальным переменам и фокусироваться на небольших конкретных задачах.

Действуя в этой логике, нынешняя команда, курирующая внутреннюю политику в Кремле, отказалась от ряда насущных политических реформ — «создания новых партий, изменения системы выборов в Госдуму, модернизации существующих системных партий, хотя их лидеры никуда не годятся и разваливаются на глазах». «„Единую Россию“ пора отправлять в утиль — любой новый проект получит все равно лучший результат [на выборах], чем ЕР сейчас», — говорит источник «Медузы».

По сведениям издания, в Кремле думали о масштабном изменении российской политической системы в свете предстоящих выборов 2021 года в парламент. Один из проектов предусматривал изменение схемы формирования Госдумы. Сейчас половину кресел в палате занимают депутаты, избранные по партспискам, а вторую половину — избранные по округам. Новый состав мог бы быть сформирован так: 75% одномандатников, 25% — по пропорциональной системе. Но после того, как в сентябре 2019 года в 20 округах на выборах в Мосгордуму кандидаты мэрии проиграли политикам, которых поддержало «Умное голосование» Алексея Навального, а в Хабаровском крае единороссы и лояльные им самовыдвиженцы уступили все одномандатные округа, от этой идеи отказались. Четких планов по созданию новых партийных проектов в АП тоже нет.

Близкий к администрации президента источник «Медузы» говорит: «Возможно, Кириенко что-то знает, чего не знает никто, кроме него и высшего руководства страны. Тогда его стиль вполне понятен — выполнить определенный набор тактических действий, а потом заниматься стратегией. Если это не так, то становится немного страшновато за будущее».

Говоря о недостатках стиля Кириенко, собеседники называют его привязанность к формализованным корпоративным методам управления. В качестве примера приводятся упомянутые выше курсы подготовки губернаторов, напоминающие корпоративный университет «Росатома». А также организованный для рекрутирования управленцев в госструктуры открытый конкурс «Лидеры России» — участие в нем может принять каждый, начав с прохождения заданий в интернете. К тому же для глав регионов и сотрудников администрации президента при Сергее Кириенко ввели KPI как в коммерческих компаниях — хотя политическая деятельность поддается формализации куда в меньшей степени, чем управление предприятием.

«Вслед за корпоративизацией из российской политики ушла идеология, — рассуждает политолог Александр Пожалов. — При Суркове власть предложила обществу формулу суверенной демократии и идею невмешательства среднего класса в политику в обмен на рост благосостояния. При Володине, пришедшем в АП России на волне „болотно-прозападных“ протестов, во внутриполитическое поле активно транслировались идеологемы национализации элит, возврата к консервативным корням». Пожалов считает, что при Кириенко никакой интеллектуальной концепции так и не сформировалось, а предложенная Кремлем программа развития страны посредством реализации ряда дорогостоящих национальных проектов «пока выглядит скорее как бюрократическая модель управления изменениями, а не понятная обществу идеология».

С другой стороны, близкий к АП источник утверждает, что атмосфера во внутриполитическом блоке при Кириенко стала «более расслабленной, чем при Володине и при Суркове»: «Нет того постоянного напряжения, возможно, как раз из-за планирования [работы как в корпорациях]. Плюс Кириенко более мягкий руководитель: некоторые сотрудники АП активно пишут в своих соцсетях — раньше такое запрещалось. Врагов и людей, попавших в немилость, он не наказывает и не преследует».

По мнению политолога Константина Гаазе, «в работе Кириенко исповедует нечто вроде доктрины „управляемого хаоса“»: «Когда речь идет об интересах окружения президента или политических конкурентов, Кириенко самоустраняется. Затем, когда ситуация доходит до кризиса, вмешивается и усиливает свои позиции за счет каждого такого вмешательства. По сути, Кириенко превратил политическую повестку в систему ловушек для групп во власти: все теряют часть своего капитала, Кириенко понемногу приобретает».

Гаазе полагает, что управленческие конкурсы и другие придуманные Кириенко механизмы вовлечения людей в государственное управление — это задел для формирования «неполитически-политического движения, платформы на выборах в Госдуму 2021 года». «Единственная политическая ставка, о которой я могу подумать в этом контексте, это президентство [Сергея Кириенко] в 2024 году. Если Кириенко зафиксирует за собой статус посредника между властью и обществом, эта дорога для него будет открыта», — предполагает Гаазе.

Чиновник Кремля, который работал там до Кириенко — и нынешними корпоративными методами политического блока недоволен, предлагает другое объяснение: «Когда политику превращают в корпорацию, политике можно сказать „нет“. Это ошибка — но, кажется, президента все устраивает: его интересуют внешнеполитические игры, в какой-то степени экономика. Внутренней политики для него нет, поэтому подход Кириенко Путину близок».

Полностью:

htt ps://meduza.io/feature/2019/10/07/nemnogo-strashnovato-za-buduschee




Очень интересный текст.

"Президента все устраивает..." - это всё, что нужно знать всем тем, кто всё ещё свято верит, что "царь-хороший, бояре -плохие" и что "коварные бояре  скрывают от царя всю правду".




От прочитанного складывается неизбывное ощущение, что товарисчам в администрации президента  "России- страны возможностей" явно не хватает времени заниматься своими прямыми должностными обязанностями, т.к. всё оно тратится исключительно на интриги, устройство на "хлебные" (и с чёрной икоркой)  места "своих",  устранение  "чужих" и  явно небескорыстное освоение шикарнейшего бюджета,  выросшего по сравнению с прошлым годом аж в 3 (!) раза.

Удивляет при этом, что "президента всё устраивает"...



Уже не удивляет...



Незыгарь:

"Раньше считалось, что устойчивость системы держалась на равновесии либерального экономического крыла и консервативного силового.
Судя по всему, сейчас выбрана другая точка опоры равновесия: силовики занимаются внешней политикой, а либералы - внутренней.

Если так, то пресловутая борьба за национальный суверенитет на внешнем контуре носит имитационный характер."
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Окт 19, 2019 3:06 pm    Заголовок сообщения: "Счастье есть" Ответить с цитатой

Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
Anonymous писал(а):
С.Кириенко осваивает 3,5 млрд рублей через АНО «Россия — страна возможностей». Обосновавшись на подаренном 51 гектаре подмосковной резиденции «Сенеж» и крымской арт-даче «Таврида», Кириенко отчитался Владимиру Путину о  1,5 млн участников и 20 проектах. Среди них конкурс «Лидеры России», кубок по менеджменту «Управляй!» и игра «Мой первый бизнес». Теперь Кириенко требует еще 2 млрд на центр «Машук» в Пятигорске.

С такой "эффективностью" становится не удивительным, что его любимец, театрал Сергей Новиков имеет 60 млн. рублей только декларируемого годового дохода.

Молодёжь кормит...



Лучшие комсомольские практики



Суммы-то поболе будут..:


Незыгарь -

"Во сколько нам обходятся забавы методологов? Сколько стоят Цыденовы и прочие пустышки? Вот вам ответ, бюджетная роспись - 7 млрд рублей на игрушки Кириенко.

745 млн - Фестивалю Таврида (ежегодно);
Лидеры России - 400 млн (2020) и 500 млн (2021-2022);
Форум Машук- 700 млн (2020) и 270 млн (2021).

Траты в Интернете на гражданскую идентичность и духовно-нравственные ценности у молодежи:
584 млн (2020г);
876 млн (2021);
1 млрд 443 млн (2022).

Любимый Кириенко молодежный центр Сенеж с его Территорией смыслов.
260 млн (2020)
269 млн (2021)
231 млн (2022).
А вот сам форум-
130 млн (2020)
180 млн (2021)
110 млн (2022).


h t tps://w ww.sendspace.com/file/ncftwt



+


Ещё больше миллиарда на покупку у РЖД объектов для Сириуса -  фонду "Таланты и успех".


h t tps://w ww.sendspace.com/file/9h4b7y




Попытка методологов по частичной утилизации растущей молодежной (протестной) активности за счёт жирного (и непрозрачного) госбюджета.

Полутора миллионами участников там, конечно, и не пахнет.

Пахнет сектой. Творят адептов.  Типа, "АУЕ по - кириенковски".

Собственно, по-другому Кириенко и не может:  как- никак, "лучшие мировые практики" по «О́дитингу» (auditing) за плечами.


Ну, а себя, любимых, при этом, "комсомольцы" не забывают - "быть у колодца, да не напиться-то?"

h t t p s://youtu.be/JhNhJ7PitGo




"Воспитание молодых и лояльных власти руководителей по программе, курируемой замруководителем администрации Президента Сергеем Кириенко, обходится налогоплательщикам в копеечку.
Оператор конкурса "Лидеры России" АНО «Россия - страна возможностей», за последний год получила 3 млрд рублей государственных субсидий и два госконтракта на 500 млн рублей. Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте в феврале 2018 года на связанный с программой проект выделили 350 млн руб. Тогда же был выделен 1 млрд рублей «Агентству развития профессиональных сообществ и рабочих кадров “Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)”.
Фонду содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере в 2018 году выделено 150 млн рублей на проведение Всероссийского молодёжного конкурса «Мой первый бизнес». Итого, за 2018-2019 гг на молодых технократов списано 5 мрлд рублей. Для примера, годовой бюджет Пскова всего 4.5 млрд рублей." И.Шуманов
Вернуться к началу
Гость






СообщениеДобавлено: Сб Окт 19, 2019 3:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

когда же он станет президентом. заждались уже.
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тeму   Ответить на тeму    Список форумов www.proatom.ru -> Кириенко С.В. Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 55, 56, 57  След.
Страница 56 из 57

 
Перейти:  
Вы можете начинать тeмы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Forums ©





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.21 секунды
Рейтинг@Mail.ru