proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 26 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
Новинка!

Вышла в свет книга Вадима Подольного « Архитектура высоконагруженных систем. Системы сбора информации, распределенные системы управления, системы реального времени».
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия»
и сайта proatom.ru.
E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[07/12/2009]     50 лет на страже Родины (к «золотому» юбилею РВСН)

А.В.Веселовский, почетный ветеран РФЯЦ-ВНИИЭФ, Лауреат Госпремии СССР

Период с 1945 до 1949 гг. характеризовался монопольным владением США атомными бомбами и средствами их доставки - стратегическими бомбардировщиками, а в 1950-1960 гг. – многократным американским превосходством по количеству ядерного оружия и средств его доставки к территории СССР. С 1950-1960 гг. ядерный потенциал США возрос с 450 до 6000 ядерных зарядов, тогда как Советский Союз в начале этого периода ядерных боеприпасов не имел, а в 1960 г. их было около 300. По носителям, в основном, тяжелым бомбардировщикам США имели четырехкратный перевес.



Учитывая уязвимость территории СССР для американских ракет средней дальности, размещенных в Европе, и пентагоновские планы бомбардировок советских городов, становится очевидной опасность, нависшая над нашей страной, а также важность и срочность решения задачи создания ракетно-ядерных средств, способных нанести ответный удар и предотвратить нападение на нашу страну.

Справка: Ракетная отрасль была образована 60 лет назад в соответствии с постановлением СМ СССР от 13 мая 1946 г. №1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения». Ее создание было продиктовано объективной необходимостью обеспечения безопасности страны в условиях  растущей угрозы для СССР в связи с интенсивным наращиванием США ядерных зарядов.
Первоочередной задачей стало создание стратегических ракет средней и межконтинентальной дальности. С этой целью в 1946-1950 гг. был подготовлен мощный научно-технический задел по ракетному вооружению. Развернули работу вновь созданные ОКБ, была налажена кооперация с многочисленными соисполнителями, образованы 4-й государственный центральный и 5-й научно-исследовательский испытательные полигоны (4ГЦП, 5НИИП). Создан ряд научно-исследовательских институтов в министерствах оборонно-промышленного комплекса и Министерстве Обороны.

Стратегические ракетные комплексы наземного базирования

Стратегические ракетные комплексы (СРК) наземного базирования, первые образцы которых появились во второй половине 1950-х гг., стали самым мощным, высокоживучим оружием, находящимся в состоянии постоянной готовности. Эти качества предопределили СРК особое место в Вооруженных Силах как главного средства сдерживания противника от нападения на нашу страну. Научно-технический прогресс и  постоянное совершенствование средств нападения предопределили появление СРК следующего поколения в виде новых или модернизированных ракетных комплексов с радикально улучшенными характеристиками и более широкими возможностями выполнения боевых задач.

СРК 1-го поколения с ракетами средней (РСД) и межконтинентальной дальности (МБР) были разработаны в период с середины 1950-х до середины 1960 гг. Их главной особенностью было использование открытых наземных или групповых шахтных пусковых установок (ПУ).

РК с РСД Р-5М, Р-12, Р-14 и с МБР Р-7, Р-7А, Р-9А, Р-16 имели наземные старты и  были практически незащищенными в случае применения противником любых средств поражения. Размещенные в 1963-1965 гг. в шахтных пусковых установках ракеты Р-12У, Р-14У, Р-16У и Р-9А отвечали требованиям того времени по показателям защищенности. Использование шахт для ракет первого поколения было революционным шагом в развитии стратегического ракетного вооружения.

МБР и РСД разработки ОКБ-1 С.П. Королева работали на жидком кислороде и оснащались системой управления с боковой радиокоррекцией траектории. В ракетах М.К. Янгеля (ОКБ-586) вместо кислорода использовались окислители на основе азотной кислоты, что позволяло более длительное время содержать их в заправленном состоянии. Кроме того, они имели автономную систему управления.

Во второй половине 1960-х и начале 1970-х гг. в связи с развертыванием американских ракетных комплексов с МБР «Минитмен-2» и «Минитмен-3» требования к живучести СРК первого поколения значительно повысились. Эти комплексы перестали удовлетворять ракетные войска СССР.

Были разработаны и в 1967 г. приняты на вооружение РК второго поколения. Их отличали: более высокий уровень тактико-технических характеристик; применение ампулизированных жидкостных ракет легкого класса УР-100 (КБ В.Н. Челомея) и тяжелого класса Р-36 (КБ М.К. Янгеля) с шахтными пусковыми установками типа ОС, оснащение автономными системами управления. В декабре 1968 г. был принят на вооружение РК второго поколения с твердотопливной ракетой РТ-2 (КБ С.П. Королева) и защищенной шахтной пусковой установкой типа ОС. В 1972 г. на вооружение поступил его модернизированный вариант с ракетой РТ-2П.

Во второй половине 1960-х гг. происходит массовая постановка на боевое дежурство РК второго поколения. В короткие сроки формируются и обустраиваются новые ракетные соединения в необжитых районах Урала, Сибири и Казахстана. Одновременно совершенствуются и РК второго поколения. Создается семейство ракет на основе МБР УР-100: УР-100УТТХ, УР-100К, УР-100У с более высокими боевыми и эксплуатационными характеристиками. На базе МБР тяжелого класса Р-36 разрабатываются: ракета Р-36П с разделяющейся на 3 боевых блока (без системы разведения по отдельным целям) головной частью, и единственная в мире орбитальная ракета Р-36орб.

С целью недопустить военно-стратегическое превосходство США, поставивших в 1970-е гг. на боевое дежурство высокоточные МБР «Минитмен-3» (с разделяющейся ГЧ, оснащенной тремя боеголовками, наводимыми на отдельные цели), в нашей стране создаются высокоэффективные РК третьего поколения с ракетами, также оснащенными разделяющимися ГЧ с индивидуальным наведением боевых блоков на отдельные цели. Ракеты имеют систему управления на основе цифровых вычислительных машин. Почти на порядок, повышается защищенность шахтных пусковых установок от поражающих факторов ядерного взрыва. В 1975 г. РК третьего поколения с МБР Р-36М, УР-100Н и МР-УР100 были приняты на вооружение. В 1977-1979 гг. проведена модернизация этих комплексов, на дежурство стали поступать МБР с улучшенными ТТХ: Р-36МУТТХ, УР-100НУТТХ, МР-УР100УТТХ.

В середине 1970-х гг. создается подвижный грунтовой ракетный комплекс «Пионер» (НИИ А.Д. Надирадзе) с ракетой средней дальности, который поступил в войска во второй половине 1970-х -- первой половине 1980-х гг. на замену устаревшим комплексам с РСД Р-12 и Р-14. На его базе впоследствии был создан комплекс «Пионер-УТТХ» с улучшенными тактико-техническими характеристиками. Основой для РСД «Пионер» послужил грунтовой комплекс «Темп-2С» (использовались его первая и вторая ступени). ПГРК «Темп-2С» (НИИ А.Д. Надирадзе) -- комплекс второго поколения, отработанный к 1974 г., не был развернут в связи с договорными ограничениями. Несколько ракет, длительное время хранившихся на полигоне Плесецк, были ликвидированы.

Применение в РК третьего поколения цифровых вычислительных машин позволило проводить проверки системы управления ракеты и технологических систем пусковых установок дистанционно с командного пункта, автоматически определять неисправности, документально регистрировать на командном пункте все команды и донесения,  а также понижать готовность к пуску пусковых установок, на которых проводятся работы.

В 1980-е гг. создаются качественно новые РК четвертого поколения: шахтный и подвижный железнодорожный комплексы с единой твердотопливной МБР РТ-23УТТХ, подвижный грунтовой комплекс «Тополь» и новый ракетный комплекс тяжелого класса Р-36М2. К РК четвертого поколения относится и новый РК  «Тополь-М» двух типов базирования: стационарного и подвижного грунтового, созданный в 1990-е и 2000-е гг. В июле 2000 г. был принят на вооружение стационарный вариант РК, а в декабре 2006 г. подвижный вариант комплекса. Кроме использования единой ракеты он отличается следующими особенностями: высокой защищенностью шахтной пусковой установки от поражающих факторов ядерного взрыва и высокоточного обычного оружия, большими возможностями преодоления перспективной ПРО. Разработка, испытания и изготовление РК производилось кооперацией только российских исполнителей. Комплекс «Тополь-М» и его последующая модернизация «Тополь-М2»  максимально отвечают условиям организационных и финансовых ограничений работы ОПК, сложившихся после распада СССР.

Ядерное оснащение ракетных комплексов наземного базирования

Разработка ядерных зарядов (ЯЗ) и ядерных боеприпасов (ЯБП) для РК наземного базирования была начата и осуществлялась, в основном, в Российском Федеральном Ядерном Центре – Всероссийском НИИ Экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ, ранее КБ-11, ВНИИЭФ, г. Саров). Над созданием боевых образцов ядерного оснащения трудились коллективы физиков-теоретиков, математиков, конструкторов, физиков-экспериментаторов, газодинамиков, технологов и испытателей. Эти работы велись под руководством главного конструктора и научного руководителя академика Ю.Б. Харитона. В создании первых образцов ядерного и термоядерного оружия непосредственное участие принимали такие гиганты отечественной науки, как академики И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, Н.Н. Боголюбов, которые заложили основы научных школ, связанных с физикой высоких энергий, а также коллективы конструкторов под руководством Е.А. Негина, Д.А. Фишмана, С.Г. Кочарянца, Ю.В. Мирохина.

Первая баллистическая ракета с ядерно-боевым оснащением – БРСД Р-5М (8К51) создавалась в ОКБ-1 под руководством главного конструктора С.П. Королева. В ЯБП для этой ракеты был использован модифицированный ядерный заряд первого поколения РДС-4, разработанный в КБ-11 для авиабомбы и успешно испытанный 23 августа 1953 г. на Семипалатинском полигоне (бомбометанием с фронтового бомбардировщика ИЛ-28). Зачетные испытания Р-5М были завершены 2 февраля 1956 г. пуском ракеты с атомным зарядом с 4ГЦП МО (Капустин-Яр) на испытательную площадку в районе г. Аральска (дальность 1156 км). Головная часть достигла заданного квадрата, и был осуществлен наземный ядерный взрыв. В соответствии с решением Правительства, для обеспечения радиационной безопасности мощность взрыва была существенно уменьшена. РК Р-5М с головной частью 4Р был принят на вооружение Советской Армии, хотя дальность стрельбы ракеты (примерно 1200 км) позволяла достигать ограниченное число целей в Западной Европе и военных баз вокруг СССР. Создание первого ЯБП для оснащения БРСД Р-5М в КБ-11 стало стартовой площадкой для оснащения ЯБП абсолютного большинства ракетных комплексов стратегического назначения (РКСН). Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, принятое в 1959 г., определило КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ) ответственным за проектирование боевого оснащения для всех стратегических ракет РВСН.

В 1954 г. в ОКБ-1 Королева были развернуты работы по созданию первой отечественной межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. Разработка головной части с термоядерным зарядом и ракеты Р-7 непосредственно связаны с успешным испытанием 12 августа 1953 г. первого термоядерного (водородного) заряда РДС-6С. По энерговыделению РДС-6С превысил первый отечественный атомный заряд РДС-1 более чем в 20 раз. В РДС-6С была успешно реализована физическая идея, получившая название «слойка» (одноступенчатая схема термоядерного заряда). Опыт разработки РДС-6С имел большое значение для дальнейших работ КБ-11 по термоядерным зарядам. Созданный научно-технический и производственный задел обеспечил прогресс в области конструирования термоядерного оружия. Основные результаты создания РДС-6С:

- впервые в СССР было реализовано зажигание и горение термоядерного горючего, практически показана возможность создания одностадийного термоядерного заряда;

 - схема РДС-6С оказала прямое влияние на выбор схемы термоядерного узла в будущих термоядерных зарядах на принципе радиационной имплозии.

За разработку первого одноступенчатого водородного заряда большая группа сотрудников КБ-11 и смежных организаций была удостоена звания Героя Социалистического Труда. Многие создатели РДС-6С стали лауреатами Сталинской премии. Заряд РДС-6С имел массогабаритные характеристики, сходные с первым атомным зарядом РДС-1. По сути, эти параметры послужили отправной точкой, определившей полезную нагрузку и стартовую массу ракеты Р-7. Однако, с учетом расчетной точности стрельбы ракеты Р-7, мощность заряда РДС-6С была недостаточной для требуемой боевой эффективности. Необходимо было форсировать энерговыделение заряда. Кроме того, РДС-6С имел невысокие эксплуатационные характеристики. Отдельным постановлением Правительства КБ-11 была поручена разработка термоядерного заряда типа РДС-6С для ракеты Р-7 с мощностью, большей в несколько раз. Расчетно-теоретические оценки показали, что в заданных массогабаритных ограничениях РДС-6С и при его одноступенчатой схеме на принципе химической имплозии кардинально повысить энерговыделение заряда практически невозможно. Это инициировало поиски новых идей. Решение было найдено за счет открытия принципа радиационной имплозии, на основе которого была разработана двухступенчатая схема термоядерного заряда. Правильность этого выбора подтвердило успешное испытание 22 ноября 1953 г. двухступенчатого термоядерного заряда РДС-37.

Разработка первого двухступенчатого термоядерного заряда на принципе радиационной имплозии стало ключевым этапом развития ядерной оружейной программы СССР. За творческий и научный вклад в эту разработку ряд сотрудников КБ-11 были удостоены звания Героя Социалистического Труда. И.В. Курчатову, Ю.Б. Харитону, А.Б. Сахарову, Я.Б. Зельдовичу была присуждена Ленинская премия (за № 1). Труд многих разработчиков заряда был отмечен орденами и медалями. Испытания РДС-37 открыли огромные возможности в конструировании термоядерных зарядов (ТЯЗ) в широком диапазоне энерговыделения при оптимальных массогабаритных характеристиках. На базе заряда РДС-37 был разработан и успешно испытан 6 октября 1957 г. ТЯЗ для ракеты Р-7.

Компоновка первой межконтинентальной ГЧ с термоядерным зарядом рождалась в острых дискуссиях и компромиссах между основными ее разработчиками: ОКБ-1, КБ-11, КБ-25. Конструкция головной части ракеты Р-7, выполненная по принципу «совмещения» элементов корпуса ГЧ и заряда, с целью максимального снижения массы ГЧ, свидетельствует о тесном взаимодействии организаций при ее разработке. Ю.Б. Харитон неоднократно встречался с С.П. Королевым для решения проблем размещения заряда в ГЧ ракеты Р-7. В обсуждениях ключевых вопросов создания первой МБР с термоядерным оснащением принимал активное участие Главный маршал артиллерии, первый Главнокомандующий РВСН (с декабря 1959 г.) М.И. Неделин.

Схема заряда РДС-37 стала основой для разработки термоядерных зарядов для других стратегических носителей: БРСД Р-12, МБР «Буря», ракеты для подводных лодок Р-13 и авиабомб для тяжелых бомбардировщиков. 23 февраля 1958 г. был успешно испытан новый тип двухступенчатого ТЯЗ «49», ставшего следующим шагом в формировании эталона термоядерных зарядов второго поколения, выгодно отличавшихся по удельной мощности, габаритам, плотности компоновки. Идеологами проекта и разработчиками физической схемы заряда были физики-теоретики Ю.Н. Бабаев и Ю.А. Трутнев.

За счет внедрения новых физических идей, обеспечивающих совершенствование схемы РДС-37, в новом заряде удалось существенно уменьшить габариты термоядерного узла. Заряд «49» разрабатывался в меньшей (по сравнению с РДС-37) весовой категории, но за счет кардинального улучшения физической схемы термоядерного узла удельное объемное энерговыделение было увеличено в 2,4 раза. Физическая схема заряда оказалась очень удачной, и после модернизации конструкции он был запущен в серийное производство. Новаторские идеи, воплощенные в заряде «49», многократно использовались в дальнейшем.

В 1955 г. началась разработка БРСД Р-12 – первой ракеты, в которой применялось длительное ампулизированное хранение компонентов топлива. Р-12 представляла собой одноступенчатую ракету с отделяющейся головной частью. Она была принята на вооружение 4 марта 1959 г. и в течение почти 30 лет состояла на вооружении. Её боевое оснащение модернизировалось 6 раз. В 1961 г. были проведены уникальные испытания этих ракет совместно с испытанием термоядерного ЯБП на основе заряда «49». 12 и 16 сентября со стартовых позиций в континентальной части СССР были произведены пуски боевых ракет Р-12 на территорию испытательной площадки Новоземельского полигона. ГЧ достигли цели, и на высоте более 1 км над полигоном были успешно осуществлены термоядерные взрывы. Это были первые комплексные испытания баллистических ракет совместно с термоядерным боевым оснащением.
 
8 сентября 1962 г. с боевой позиции РВСН был проведен пуск следующей БРСД Р-14, также оснащенной ЯБП с термоядерным зарядом большей мощности, разработанным по схеме Ю.А. Трутнева и Ю.Н. Бабаева. ГЧ этой ракеты также достигла территории испытательной площадки Новоземельского полигона,  над которой был проведен воздушный взрыв с существенно большим энерговыделением по сравнению с 1961 г. Ракета Р-14 имела большие размеры, чем Р-12 и обладала вдвое большей дальностью, что позволяло осуществлять контроль над всем европейским пространством.

В марте 1958 г. Правительством СССР было принято решение об одностороннем прекращении ядерных испытаний. Однако США и Великобритания нашему примеру не последовали и в апреле 1958 г. приступили к выполнению большой программы ядерных испытаний. В связи с этим в октябре 1958 г. Советский Союз вышел из моратория, заявив о своем праве проведения испытательных взрывов в количестве, равном произведенным взрывам США и Великобритании. Испытания были продолжены до ноября 1958 г. (всего в 1958 г. было проведено 35 ядерных взрывов). В период после короткого моратория КБ-11 испытало 5 термоядерных зарядов второго поколения разных весовых категорий. Их энерговыделение варьировалось в диапазоне от 0,2 до 2,8 Мт. Один из зарядов был размещен в новой ГЧ МБР Р-7А. По сравнению с ГЧ первого варианта ракеты Р-7 были радикально уменьшены массогабаритные параметры ГЧ (с сохранением энерговыделения), что позволило увеличить дальность стрельбы ракеты до 10000 км.

28 апреля 1959 г. вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР о реорганизации системы руководства КБ-11. В КБ-11 было образовано два конструкторских бюро: КБ-1 и КБ-2. Научный руководитель Ю.Б. Харитон был освобожден от обязанностей главного конструктора. Главным конструктором КБ-1 (по разработке ядерных зарядов) был назначен Е.А. Негин, главным конструктором КБ-2 (по разработке ЯБП и систем автоматики) был назначен С.Г. Кочарянц.

В конце 1958 г. СССР и США объявили мораторий на проведение ядерных испытаний, который продолжался до 1 сентября 1961 г. В связи с обострением советско-американских отношений в 1961 г. («Карибский кризис»), мораторий на ядерные испытания был прерван, и КБ-11 приступило к полигонной отработке новых ядерных зарядов, в том числе, стратегических термоядерных зарядов второго поколения для оснащения разрабатываемых носителей ядерного оружия РВСН. Параллельно аналогичные работы велись в созданном в 1955 г. НИИ-1011 (РФЯЦ-ВНИИТФ). В ходе полигонных испытаний 1961-1962 гг. была подтверждена эффективность стратегических ТЯЗ в широком диапазоне массогабаритных характеристик с энерговыделением от 100 Кт до 100 Мт. Ядерные испытания 1961-1962 гг. решали следующие задачи:

1. испытание ТЯЗ для разрабатываемых МБР и других систем вооружения;

2. создание мощных термоядерных зарядов для будущих тяжелых МБР;

3. повышение удельной мощности ТЯЗ, испытанных до заключения трехстороннего (США, Великобритания, СССР) моратория 1958 г.;

4. разработка малогабаритных атомных зарядов с высокими удельными характеристикам;

5. проверка ядерной взрывобезопасности атомных зарядов в режиме одноточечного инициирования;

6. проверка надежности атомных и термоядерных зарядов;

7. экспериментальная проверка новых физических идей и технических решений, связанных с совершенствованием атомных зарядов;

8. полигонные опыты с целью изучения физических основ ядерных взрывных систем.

Для повышения удельной мощности значительные усилия были сосредоточены на совершенствовании первичных атомных зарядов, снижении их массы, габаритов. Именно в этом направлении удалось добиться больших успехов. В результате поэтапного улучшения ТТХ первичных модулей были разработаны ТЯЗ с более высокими удельными показателями мощности и другими тактико-техническими характеристиками. Впоследствии они были переданы на вооружение в составе различных ГЧ. Целый ряд термоядерных, атомных зарядов и первичных инициаторов разработки КБ-11, прошедших полномасштабную лабораторно-конструкторскую отработку после испытаний, были переданы в серийное производство. Эти заряды поступили на вооружение для боевого оснащения ядерного оружия различного назначения, прежде всего стратегического. За решение этих задач большая группа специалистов КБ-11 была удостоена правительственных наград.

После подписания в 1963 г. Договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах испытания ядерных зарядов проводились под землей. Совершенствование стратегических зарядов в этот период было связано с дальнейшим повышением удельной мощности ТЯЗ, что потребовало создания новых расчетных методик и решения многочисленных задач оптимизации параметров термоядерного модуля и заряда в целом в условиях серьезных конструкторско-компоновочных ограничений. В 1966 г. ВНИИЭФ провел успешные испытания ТЯЗ с удвоенной удельной мощностью за счет увеличения вклада реакций деления в термоядерном модуле, что позволило применять этот эффективный способ в последующих разработках ТЯЗ. Для термоядерных зарядов этого поколения характерно:

- «бустерный» режим работы первичного модуля;
- повышенные безопасность и боеготовность;
-  расширенный диапазон эксплуатационных температур;
- агрегатная конструкция заряда, кардинально упрощающая компоновку ГЧ, установку и крепление заряда в корпусе ГЧ;
- компактность компоновки заряда и улучшенные удельные показатели.

Большая часть ТЯЗ второго поколения из базового ряда стала основой боевого оснащения не только ракетных комплексов РВСН, но и баллистических ракет подводных лодок, комплексов ядерного оружия ВМС, ВМФ, Сухопутных войск. Боевыми блоками с ядерными зарядами второго поколения были оснащены ракетные комплексы РВСН: МБР – Р-7А, Р-9А, Р-16, Р-16У, Р-36, Р-36орб, УР-100, РТ-2 с моноблочными головными частями и Р-36П с первой в СССР разделяющейся головной частью; ракеты средней дальности Р-12, Р-12У, Р-14, Р-14У.

Развертывание  широкомасштабных работ в области противоракетной обороны в рамках программ создания ядерной ПРО США: «Сентинел» (1965-1969), «Сейфгард» (1969-1976), - потребовало принятия адекватных мер, направленных на совершенствование характеристик боевого оснащения РКГСН. Осознание возможного обесценивания национальных стратегических ядерных сил привело к форсированному рассмотрению в организациях МСМ, МОМ и Академии наук средств защиты от действия поражающих факторов ядерного взрыва (ПФЯВ). В 1969-1989 гг. эта работа проводилась, в основном, в двух ядерных центрах (ВНИИЭФ и ВНИИТФ) совместно с ракетными организациями. С учетом предполагаемого уровня технических характеристик средств перехвата будущей противоракетной обороны США, в проектных разработках исследовались конструкции сверхпрочных и упрочненных (к поражающим факторам ПРО) боеголовок и зарядов при умеренном повышении их массы. Оборонная промышленность приступила к разработке РК нового поколения, для которых было создано новое боевое оснащение, приспособленное к условиям преодоления системы ПРО.

Основные усилия были сосредоточены на:
- создании разделяющейся головной части с несколькими боевыми блоками (ББ), способной формировать сложную многоэлементную баллистическую цель, включающую ложные цели и элементы их внеатмосферной защиты для «насыщения» системы ПРО;

- повышении стойкости конструкции заряда и ББ в целом к воздействию ПФЯВ противоракет для увеличения вероятности преодоления ПРО каждым конкретным ББ;
- повышении стойкости систем ракетно-ядерного оружия к действию ПФЯВ.

Эти направления стали приоритетными в числе долгосрочных задач ВНИИЭФ по созданию зарядов третьего поколения. Принципиальное значение в истории создания ЯЗ, стойких к ПФЯВ, имел экспериментальный заряд «120» с высоким уровнем стойкости. Переход от моноблочного оснащения МБР к разделяющейся головной части (РГЧ) потребовал решения новых задач, связанных, с одной стороны, с существенным уменьшением массогабаритных параметров, с другой – обеспечением заданного энерговыделения заряда, необходимого для решения боевых задач РВСН.

В 1970-1980 гг. во ВНИИЭФ были созданы и испытаны в соответствующих весовых категориях базового ряда стратегические термоядерные заряды третьего поколения повышенной удельной мощности, стойкие к ПФЯВ, позволившие разработать высокоскоростные боевые блоки для РГЧ МБР, часть из которых находятся на вооружении и боевом дежурстве РВСН.

Основные признаки зарядов третьего поколения:

- повышенная удельная мощность;

- повышенная механическая прочность и стойкость конструкции зарядов к поражающим факторам ПРО;

- применение нового поколения первичных источников;

- малые и сверхмалые массогабаритные параметры;

- расширенные технические характеристики по гарантийным срокам годности и климатическим условиям эксплуатации;

- новый уровень безопасности, обусловленный применением соответствующих систем электрического инициирования.

На основе термоядерных зарядов с характеристиками, обеспечивающими устойчивую работу в условиях ПРО, создано боевое оснащение комплексов Р-36УТТХ, Р-36М2, УР-100Н, УР-100НУТТХ, «Тополь», а также ракет Р-27 и Р-29 комплексов ВМФ. Дальнейшее развитие вооружения РВСН в 1980-е гг. было сосредоточено на создании новых ракетных комплексов с многоэлементным боевым оснащением: твердотопливных ракет РТ-23 шахтного и железнодорожного базирования, Р-36М2 – тяжелой жидкостной ракеты шахтного базирования и модернизации УР-100НУТТХ шахтного базирования. ВНИИЭФ была поручена разработка термоядерного заряда для десятиблочной РГЧ ракеты Р-23. Были разработаны и прошли полигонную проверку три варианта ТЯЗ, и только последний обеспечил выполнение заданных ТТХ боевого блока.

В создании ядерных боеприпасов РФЯЦ-ВНИИЭФ принадлежат приоритеты в разработке:

- системы «баллистического проектирования ЯБП», при котором приборы автоматики ЯБП и способы эффективного поражения цели разрабатывались на основе алгоритмов, созданных с решением параметров уравнений движения ЯБП на траектории полета. Эти работы выполнялись на основании полученных при летных испытаниях  аэробаллистических характеристик боевых блоков необходимой точности;

- комплекса унифицированных приборов для систем ударных датчиков, обеспечивающих подрыв заряда при встрече практически с любой преградой, а также при поражении осколочной системой ПРО вероятного противника;

- высокоточных приборов и систем неконтактного подрыва ЯБП (барометрических, инерциальных и радиовысотомеров) для обеспечения воздушного, комбинированного, высотного (космического) подрыва;

- комплексированного взаимодействия (обмена) систем управления ракеты с системой автоматики ЯБП на активном участке траектории полета, позволяющего обеспечить подрыв ЯБП у цели с реализацией максимальной эффективности;

- многофункциональных радиотелеметрических систем специального контроля (РТС СК) с бортовым и наземным комплексами, способных получить максимум информации по функционированию ЯБП и ЯЗ на траектории полета и при встрече с преградой, что позволило отказаться от телеметрической аппаратуры общего назначения;

- приборов и всей автоматики в целом, стойкой к ПФЯВ, ЭМИ и грозовым разрядам;

- уникальных источников тока для энергоснабжения системы автоматики;

- специальных приборов для комплексных систем преодоления ПРО;

- унифицированных систем автоматики для ряда ЯБП всех классов мощности;

- уникального многоцелевого испытательного комплекса (МИК), оснащенного ракетным треком, аэробаллистическим тиром, ударной трубой и.т.п., позволяющего проводить бόльшую долю отработки ЯБП в наземных условиях, что существенно сокращает стоимость и время летной отработки.

В итоге напряженной, эффективной деятельности РФЯЦ-ВНИИЭФ по созданию стратегического ядерного щита СССР - России было решены следующие задачи:

- все комплексы РВСН (за редким исключением) на протяжении 50 лет оснащались ядерными боеприпасами, созданными во ВНИИЭФ (всего вместе с модификациями 24 типа РК);

- созданы все специализированные заряды и ЯБП к ним для систем стратегической противоракетной и противовоздушной обороны, на основе которых выверялись подходы к разработке боевого оснащения РК СН, работоспособного в условиях ПРО;

- проведен комплекс облучательных опытов, в процессе которых аттестованы характеристики ЯЗ и ЯБП, адаптированные к условиям ПРО.

Неоценимый вклад в создание ЯЗ и ЯБП для ракетных комплексов внесли конструкторские коллективы РФЯЦ-ВНИИЭФ, руководимые в разное время главными конструкторами ядерных зарядов Е.А. Негиным, С.Н. Ворониным, Е.Д. Яковлевым и главными конструкторами ЯБП С.Г. Кочарянцем, Г.Н. Дмитриевым, Ю.И. Файковым.

Отдельные направления работ во ВНИИЭФ возглавляли: А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, Ю.А. Трутнев, И.Д. Софронов, Ю.А. Романов, Д.А. Фишман, В.А. Давиденко, А.И. Павловский, В.К. Боболев, Б.Н. Леденев, Л.М. Тимонин, С.Б. Кормер, Ю.В. Мирохин, И.А. Хаймович, В.Н. Лобанов и др.

Выдающиеся заслуги специалистов РФЯЦ-ВНИИЭФ были отмечены высокими правительственными наградами. Звания Героя Социалистического Труда удостоены 24 сотрудника ВНИИЭФ, дважды Героя Социалистического Труда – 2 человека, трижды Героя Социалистического Труда – 4 человека. Лауреатами Ленинской, Государственной и премий Правительства РФ стали 735 человек. Действительными членами и членами-корреспондентами Академии наук были избраны Ю.Б. Харитон, Я.Б. Зельдович, И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, Ю.А. Трутнев, Е.А. Негин, А.И. Павловский, В.Н. Михайлов, Р.И. Илькаев, К.И. Щелкин, Н.Л. Духов, Ю.Н. Бабаев, С.Б. Кормер. Заслуженными деятелями науки и техники, заслуженными конструкторами, машиностроителями, технологами стали 102 сотрудника. Орденами и медалями награждены 3620 сотрудников.

Создание РВСН – новый этап развития отечественного ракетного вооружения

Одновременно с развертыванием работ по созданию ракет дальнего действия, в составе Вооруженных Сил СССР началось формирование ракетных соединений и частей. Для управления ими в Главном артиллерийском управлении Советской Армии было образовано 4-е управление ракетного вооружения. Первым ракетным соединением стала 22-я бригада особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования (22 БОН РВГК), созданная согласно  постановлению Правительства от 11 мая 1946 г. В августе 1946 г. формирование  22 БОН было завершено, а в августе 1947 г. бригада была передислоцирована на 4 ГЦП в Капустин Яр. С этого времени началась подготовка к проведению испытательных пусков баллистических ракет. 18 октября 1947 г. личный состав бригады совместно с расчетами полигона провел первый в стране пуск баллистической ракеты А-4 (ФАУ-2).

В дальнейшем на базе этого соединения испытывались первые отечественные баллистические ракеты Р-1 и Р-2. В декабре 1950 г. началось формирование 23-й бригады особого назначения, командиром которой был назначен полковник М.Г. Григорьев, в дальнейшем командир первого соединения, вооруженного МБР. В 1952-53 гг. на 4 ГЦП Капустин Яр формируются 54-я и 56-я бригады особого назначения, 77-я и 80-я инженерные бригады РВГК. В начале 1953 г. создается Управление заместителя командующего артиллерии СА по специальной технике, подчиненное непосредственно командующему артиллерией генерал-полковнику М.И. Неделину. В связи с принятием на вооружение ракеты Р-5М с ЯЗ был утвержден новый штат управления инженерной бригады РВГК и отдельного инженерного дивизиона. В 1957 г. началось перевооружение четырех инженерных бригад на новый РК, а инженерные бригады, на вооружении которых находились оперативно-тактические ракеты, были переданы в Сухопутные войска. Таким образом, к 1958 г. в подчинении замминистра обороны СССР по специальному вооружению и ракетной технике остались соединения, вооруженные только стратегическими ракетами. С этого же года на вооружение поступают БРСД Р-12, начинается массовое формирование ракетных частей и соединений. В 1958-1959 гг. соединения МБР формировались под условным наименованием «учебные артиллерийские полигоны» (УАП). К концу 1959 г. были созданы 24-й УАП, объект  МБР «Ангара», началось формирование 27-го, 46-го и 57-го УАП. Таким образом, к моменту образования РВСН в составе Вооруженных Сил было 7 инженерных бригад РВГК, 18 ракетных полков РСД, появилось первое соединение МБР; шло формирование еще нескольких соединений МБР и более двух десятков полков БРСД. На этом завершился первый этап освоения войсками нового оружия.

Огромная поражающая мощь и практически неограниченная дальность действия ракетно-ядерного оружия, быстрое и качественное совершенствование боевых характеристик стратегических ракетных комплексов, рост числа пусковых установок, непрерывно несущих боевое дежурство, превратили соединения МБР и части РСД в важнейшее средство решения военно-стратегических задач. Впервые в истории появилась возможность достичь цели военной кампании применением только одного вида оружия. Стратегическое ракетно-ядерное оружие стало важнейшим средством сдерживания потенциального агрессора от развязывания войны.

 17 декабря 1959 г. было принято решение о создании нового вида Вооруженных сил СССР – Ракетных Войск Стратегического Назначения (РВСН). Цели этого решения – централизация боевого управления и планирования боевого применения стратегического ракетно-ядерного оружия; обеспечение единого руководства процессом разработки, испытаний и эксплуатации РК; организация боевой подготовки соединений и частей, их материально-технического и другого обеспечения по единому плану. Главнокомандующим РВСН – заместителем министра обороны СССР был назначен Главный маршал артиллерии М.И. Неделин. К сожалению,  Митрофан Иванович Неделин  рано ушел из жизни: 24 октября 1960 г. он погиб во время испытаний ракеты Р-16 на Байконуре. Его  имя носит Ростовский Военный институт ракетных войск. Впоследующем главнокомандующими РВСН были: Маршал Советского Союза К.С. Москаленко (1960-1962), Маршал Советского Союза С.С. Бирюзов (1962-1963), Маршал Советского Союза Н.И. Крылов (1963-1972), Главный маршал артиллерии В.Ф. Толубко (1972-1985), генерал армии Ю.П. Максимов (1985-1992), генерал армии (впоследствии Маршал Российской Федерации) И.Д. Сергеев (1992-1997), генерал армии В.Н. Яковлев (1997-2001), генерал-полковник Н.Е. Соловцов (2001-2009).

Приказом Министра Обороны СССР от 31.12.1959 при главкоме РВСН были созданы управления: Главный штаб, Главное управление ракетного вооружения, 12-е Главное управление МО, Управления боевой подготовки и военно-учебных заведений, Тыл РВСН. Этим же приказом для управления соединениями и частями РВСН и осуществления их боевого применения организованы центральный командный пункт (ЦКП) с узлом связи и вычислительный центр.

Сегодня основу боевой мощи РВСН России составляют ракетные комплексы «Воевода», «Тополь» и УР-100НУТТХ, принятые на вооружение в 1980-е гг. Сроки эксплуатации многих из них превысили 20-25 лет, но регулярные учебно-боевые пуски ракет подтверждают их высокую надежность и боевую готовность. На вооружение поступили ПГРК «Тополь-М», из которых сформирована первая дивизия. Сейчас формируется первый полк ПГРК «Тополь-М2». В связи с реформированием ВС России в 2001 г. РВСН из вида Вооруженных Сил были преобразованы в род войск, непосредственно подчиненный Министру Обороны РФ. В настоящее время РВСН – главная составная часть Стратегических ядерных сил России.

Роль РВСН в современных условиях

В результате распада СССР и Организации Варшавского Договора в начале 1990-х гг. коренным образом изменилась военно-политическая и военно-стратегическая обстановка в мире. Угроза прямой широкомасштабной агрессии, в том числе ядерной, против России со стороны США и других стран блока НАТО снизилась. Но существенно возросла вероятность вовлечения России в военные конфликты локального и регионального масштаба. Роспуск Организации Варшавского Договора не привел к ликвидации блока НАТО. Напротив, идет процесс расширения и продвижения Северо-Атлантического альянса на восток к границам РФ за счет включения в его состав бывших прибалтийских республик, попыток присоединения к НАТО других республик бывшего СССР, в частности Грузии и Украины. В первой половине 1990-х гг. в России произошло резкое уменьшение объемов ассигнований на поддержание обороноспособности страны. Это послужило причиной сокращений ВС РФ, состав которых определили реальные возможности государства и потребности в надежном обеспечении его безопасности. В то же время США не прекращают работы по совершенствованию стратегических наступательных вооружений, как с ядерным, так и с обычным боевым оснащением. Ряд стран работают над созданием собственного ядерного оружия и средств их доставки. Потенциально опасные государства и их союзы получили исполнительный арсенал сил общего назначения. Таким образом, внешние военные угрозы России сохраняются, и это один из основных факторов, влияющих на определение роли и места СЯС, и, в первую очередь, РВСН, в составе ВС РФ.

В сложившейся международной обстановке интересам обеспечения военно-политической безопасности России в наибольшей степени отвечает задача сдерживания противника от развязывания широкомасштабной ядерной и обычной войны за счет поддержания боевых возможностей ВС РФ на уровне, гарантирующем нанесение агрессору заданного ущерба при любых условиях. РВСН, как одна из основных составляющих стратегических ядерных сил России, в современных условиях имеют особое значение. Во-первых, они гарантируют защиту не только от ядерной угрозы, но и от развязывания крупномасштабной агрессии с применением обычного оружия. Во-вторых, они дают возможность под своим «зонтиком» реформировать и поднять качественный уровень Вооруженных Сил России в целом. В-третьих, статус России как великой державы в сложившихся условиях определяется, главным образом, потенциальными возможностями, а не ее реальным положением.

Об авторе. Веселовский Анатолий Васильевич – ветеран атомной энергетики и промышленности, ветеран труда, почетный ветеран РФЯЦ-ВНИИЭФ, бывший сотрудник РФЯЦ-ВНИИЭФ, в котором проработал 53 года (1956-2009), из них 50 лет начальником научно-испытательного отдела. Непосредственный участник 76 испытаний (руководитель работ) ядерных зарядов в атмосфере (в т.ч. самых мощных до 50 Мт) на Семипалатинском и Новоземельском полигонах 1956-1962 гг. и более 650 ЯБП измерительных вариантов на полигонах Капустин Яр, Байконур, Плесецк, Приозерск. Технический руководитель летных испытаний боевого оснащения для РК «Луна», «Темп», «Темп-С», «Темп-2С», Р-36, Р-36орб, Р-36П, «Пионер», «Пионер-УТТХ», «Пионер-3», «Скорость», «Тополь», «Тополь-М», «Курьер»; член госкомиссий по госиспытаниям РК «Луна», «Пионер», «Пионер-УТТХ», «Пионер-3», «Скорость», «Тополь». Лауреат Госпремии СССР, награжден двумя орденами «Трудового Красного Знамени», рядом медалей и отраслевых нагрудных знаков, имеет ряд благодарностей ЦК КПСС и СМ СССР, министра МСМ и руководства ВНИИЭФ. Занесен в «Летопись трудовой славы РФЯЦ-ВНИИЭФ».

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Ядерный щит
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Ядерный щит:
Мне часто снится Новая Земля

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.33
Ответов: 6


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.44 секунды
Рейтинг@Mail.ru