proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[02/03/2011]     65 лет славной истории – залог стабильности и развития

А.В.Веселовский, почетный ветеран РФЯЦ-ВНИИЭФ, начальник научно-испытательного отдела (в 1956-2009 гг.), Лауреат Госпремии СССР

Для ускорения разработки зарядов и обеспечения секретности работ Постановлением Совета Министров ССССР № 805-327сс от 09 апреля 1946 г. было принято решение об организации при лаборатории № 2 АН СССР Конструкторского бюро (КБ-11) по разработке конструкции и изготовлению опытных атомных бомб. Начальником был назначен П.М.Зернов, Главным конструктором – Ю.Б.Харитон (в дальнейшем – научный руководитель КБ-11). Постановлением принято предложение Комиссии о размещении его на базе Завода № 550  Министерства сельскохозяйственного машиностроения и прилегающей к нему территории (пос. Сарова Мордовской АССР). Так был создан первый ядерный оружейный центр страны – ВНИИ экспериментальной физики.


Начало атомной эры

Двадцатый век справедливо называют атомной эрой. За очень короткий по историческим меркам срок человек сумел раскрыть множество тайн атомного ядра. Достижения первой трети ХХ века, связанные с именами Беккереля, Рентгена, супругов Кюри, Томпсона и Резерфорда, Бора и Эйнштейна легли в основу современной ядерной физики и определили не только научные успехи двадцатого столетия, но и ход мировой истории.

После открытия Чедвиком нейтрона – долгожданного «нулевого элемента» – и разработки основ квантовой механики оставалось в буквальном смысле два шага до получения цепной реакции. В 1934 г. в Париже супруги Фредерик и Ирен Жолио-Кюри, используя быстрые альфа-частицы, открыли искусственную радиоактивность, практически одновременно с ними то же явление, но при облучении ядер нейтронами, получил в Риме Энрико Ферми. В 1938 г. немецкие ученые Отто Ган, Лиза Мейтнер и Фриц Штрассман экспериментально обнаружили и теоретически объяснили явление деления ядра урана. Во многих лабораториях мира были воспроизведены опыты немецких ученых. И сразу стало ясно – распад атомного ядра приводит к выделению невиданного прежде количества энергии. Как ею распорядиться – такой вопрос встал не только перед учеными, но и перед политиками, быстро оценившими их достижения. Итог  его решения известен.

Разработка атомного оружия начиналась в Германии. Немецкие физики в предвоенные и военные годы достигли значительных результатов в теории создания «сверхбомбы». Но в Германии не было делящихся материалов, что не позволило им организовать производство атомного оружия. Многие ученые Европы (в т.ч. Германии), занимающиеся физикой атомного ядра, в 30х годах переселились спешно в Англию, затем в Канаду и США. «Манхэттенский проект» в США, который объединил усилия выдающихся учёных, при вложении колоссальных средств, дал свои результаты. Первый в мире атомный заряд был успешно испытан 16 июля 1945 г. в пустыне Аламогордо (штат Нью-Мексико), затем последовала атомная бомбардировка Японии. В конце 1945 г. президент США Трумэн заявил: «Хотим мы этого или не хотим, мы обязаны признать, что одержанная нами победа возложила на американский народ бремя ответственности за дальнейшее руководство миром …». Это был ядерный вызов.

Рождение «объекта». Создание РДС-1

Спустя 11 дней после бомбардировки Нагасаки, 20 августа, было принято постановление ГКО СССР о создании первого главного управления (ПГУ) при Совете народных комиссаров СССР. Спецкомитет и ПГУ были органами, управляющими ходом и развитием работ по урану и отвечающими за них перед правительством страны.

ПГУ возглавил Б.Л.Ванников (нарком боеприпасов 1941–1945 гг.), научным руководителем проекта стал И.В.Курчатов. Председателем Спецкомитета был назначен Л.П.Берия, все работы по проекту контролировал И.В.Сталин. Такое внимание к атомной проблеме подчёркивало тот факт, что СССР предстояло решить сложнейшую задачу в труднейших послевоенных условиях.

Позже И.В.Курчатов писал: «Мы были одни. Наши союзники в борьбе с фашизмом – американцы и англичане, которые были впереди нас в научно-технических вопросах использования атомной энергии, вели свои работы в строго секретных условиях и ничем нам не помогали». Такая обстановка изоляции от мирового потока научной и технической мысли привела к единственно возможному для нас пути в решении своей атомной проблемы. Это было введение необъявленного чрезвычайного положения  по всей стране. Конечно, прежде всего, в промышленности.

Работы выдающихся советских учёных: Мандельштама, Леонтовича, Курчатова, Френкеля, Черенкова и Вавилова, Тамма и Франка, многих других убедительно показывали: по уровню исследований в теоретической ядерной физике СССР не отстаёт от европейских стран, лидеров довоенного научного мира. По многим направлениям мы даже опережали их.

Уже в 1940 г. нашим учёным стало ясно, в Англии, США и Германии лихорадочно ведутся работы по проблеме внутриатомной энергии, и на них выделяются крупные средства. Академики Вернадский, Ферсман, Хлопин полагали, что «уже сейчас назрело время, чтобы правительство, учитывая важность вопроса о техническом использовании внутриатомной энергии, приняло ряд мер, которые обеспечили бы СССР возможность не отстать в разработке от зарубежных стран». Молодые физики тоже готовы были активно включиться в работу по урановому проекту.

В своей записке от 24.08.1940 г. академик А.Ф.Иоффе писал, что лучшими специалистами в этой области исследований являются И.В.Курчатов, Г.Н.Флёров, К.А. Петржак, Я.Б.Зельдович и Ю.Б.Харитон. Его слова подтвердились результатами, которые в 1940 г. опубликовали эти учёные: открытие Петржаком и Флёровым (под руководством Курчатова) спонтанного деления урана и работа Зельдовича и Харитона «Кинетика цепного распада урана», в которой было дано описание условий, необходимых для осуществления ядерного взрыва. 29 августа 1940 г. Вернадский, Ферсман и Хлопин предложили Президиуму АН СССР развернутую программу исследований по урану. Но 22 июня 1941 г. эти планы надолго были отложены.

Создание атомного оружия – задача для развитой, высокотехнологичной промышленности, от горнодобывающей до электронной, для огромной цепи предприятий, оснащённых сложнейшим оборудованием, для многотысячных коллективов научных сотрудников, рабочих, инженеров высочайшей квалификации. Зарубежные эксперты считали, что при самых благоприятных обстоятельствах СССР сможет произвести первую атомную бомбу не ранее 1954 г. В стране, разрушенной и истощённой, работы по созданию отечественной атомной бомбы казались делом нереальным. А они начались.

На заседании Спецкомитета 14 декабря 1945 г. был рассмотрен вопрос «Об организации конструкторского бюро № 5» (первоначальное название КБ‑11). Место дислоцирования КБ было выбрано в пос. Сарова Мордовской АССР ( 2000 человек населения), где был Машиностроительный завод (979 человек работающих), который в годы ВОВ выпускал корпуса снарядов М-8, М-13 (М-13-УК) для знаменитых «Катюш».

Начались интенсивные строительные работы. Но главная цель – создать бомбу, поэтому уже 1 июня 1946 г. Ю.Б.Харитон вместе с П.М.Зерновым подписывают ТТЗ, в котором излагались основы двух вариантов первой советской атомной бомбы (РДС-1 и РДС-2 («реактивный двигатель специальный»).

РДС-1 –бомба, содержащая заряд из плутония, для подрыва которого предполагалось сферическое обжатие (идея была передана нашим разведчикам Клаусом Фуксом). РДС-2 – так называемый  «пушечный вариант» с двумя частями заряда из урана-235, которые должны были сближаться в пушечном стволе для получения критической массы.

Первоочередным был признан вариант заряда имплозивного типа, но в его схеме отсутствовали данные о размерах плутониевого заряда, которые являлись очень существенными. Определенной конструкции заряда соответствует вполне конкретная масса плутония. Она определялась только теоретическими расчетами, опирающимися на физические параметры, которые могли быть получены на сложных физических установках, а также с учетом физико-механических характеристик плутония и газодинамических параметров заряда из взрывчатого вещества. Эти сложнейшие задачи могли решить только большие коллективы специалистов высокой квалификации. А между тем, в 1946 г. в КБ-11 работало только 15 научных сотрудников и 19 инженеров и техников – опытные и проверенные (в идеологическом отношении) специалисты, переведённые с передовых предприятий оборонной промышленности. Безусловно, такими силами сложнейшие проблемы решить было невозможно, однако, газодинамическая отработка элементов фокусирующей системы, рентгенографическая аппаратура для исследований микросекундных процессов при взрыве, производственные вопросы изготовления моделей заряда решались в КБ-11. Взрывные опыты моделей заряда были проведены на Софринском полигоне (НИИ-6) под Москвой. Практически до завершения работ по РДС-1 за все теоретические результаты отвечал специально созданный сектор Института Химфизики АН СССР. К этим расчётам были подключены подразделения АН СССР: отдел прикладной математики под руководством академика М.В.Келдыша, группа Ленинградского опытно-механического института во главе с Л.В.Канторовичем, сотрудники Института Физпроблем под руководством академика Л.Д.Ландау. В КБ-11 была создана первая математическая группа под руководством М.М.Агреста. Работы выполнялись на примитивных электромеханических машинках типа «Арифмометр» и «Мерседес».

25 декабря 1946 г. был пущен первый в Европе и Азии уран-графитовый ядерный реактор Ф-1 (в лаборатории № 2 АН СССР, ныне Курчатовский институт). Результаты этого достижения ускорили промышленное получение плутония на комбинате № 817 (Челябинск-40, ныне Озёрск).

Экспериментальные исследования газодинамики заряда проводились под руководством К.И.Щёлкина, а теоретические вопросы разрабатывались группой, находящейся в Москве, её возглавлял Я.Б.Зельдович.

Летом 1947 г. в КБ-11 работало уже 8 лабораторий: отработки фокусирующей системы (М.Я.Васильев); исследования детонации ВВ (А.Ф.Беляев);  рентгенографических исследований взрывных процессов (В.А.Цукерман);  определения уравнений состояния (УРС) (Л.В.Альтшулер);  натурных испытаний (К.И.Щёлкин);  измерения сжатий ЦЧ (Е.К.Завойский);  разработки нейтронного запала (А.Я.Апин);  металлургии плутония и урана (Н.В.Агеев).

К 1948 г. стало очевидно, что большинство вопросов, намеченных к решению заданиями 1946 г., оказались гораздо более сложными, чем это виделось изначально. Но в целом, работа над урановым проектом решалась с обнадёживающими результатами, поэтому в своём специальном заключении (1 ноября 1947 г.) академик Н.Н.Семёнов и членкоры АН СССР А.П.Александров и Я.Б.Зельдович сделали вывод, что проект будет успешно завершён. Первый промышленный реактор на комбинате № 817 (Челябинск-40) был выведен на проектную мощность 19 июля 1948 г., где началась наработка плутония-239 в количестве, необходимом для заряда РДС-1. От КБ-11 работала группа Г.Н.Флёрова, которая провела необходимые опыты, уточнила критические массы и другие параметры заряда. 5 августа 1949 г. заряд из плутония был принят комиссией во главе с Ю.Б.Харитоном и отправлен в КБ-11, где в ночь с 10 на 11 августа была проведена контрольная сборка ядерного заряда.

8 апреля 1949 г. Ю.Б.Харитон и К.И.Щёлкин (а 15 апреля - Курчатов и Харитон) представили в Спецкомитет на имя Л.П.Берия доклад о решении всех теоретических, конструкторских задач по РДС-1.

Первый советский ядерный полигон, который в то время назывался «Учебный полигон №2 Минобороны», представлял собой уникальное технологической сооружение. В течение двух лет его строили 15 тыс. военных строителей. В создании и оснащении полигона необходимым оборудованием и приборами определяющую роль сыграл Институт Химфизики АН СССР. 24 июля из КБ-11 прибыла группа сотрудников и работников заводов №1 и №2 во главе с директором П.М.Зерновым. Была создана рабочая комиссия во главе с М.Г.Первухиным (зам. Председателя Совмина СССР), куда вошли руководящие работники самого высшего ранга. Под её руководством был разработан детальный план проведения испытаний и десяти «тренировочных испытаний». Репетиция 22 августа была «генеральной». 24 августа на полигон прибыли И.В.Курчатов (руководитель опыта) и А.П.Завенягин (заместитель Л.П.Берии). Тщательный анализ документов показал, что всё готово к проведению завершающего опыта. И.В.Курчатов установил время основного опыта – 29 августа, 8 утра. Подготовка к взрыву за двое суток шла по часовому графику.

В 600 29 августа на командном пункте, в специально оборудованном каземате собралось всё руководство проекта. С боевого поля были эвакуированы люди, снята охрана. Казалось, все приготовления успешно завершены. Но резко ухудшалась погода. Низко над полем проносились рваные облака, накрапывал дождь, усиливался ветер, сорвав два аэростата с аппаратурой для воздушных наблюдений. Игорь Васильевич Курчатов принимает решение перенести время испытания на 700 утра. Во всех помещениях каземата наступила тишина. Его прерывал только голос А.Я.Мальского (директора завода №2), которому в эту ночь выпало дежурство в диспетчерской. Он монотонно отсчитывал минуты, а потом секунды. За 20 секунд до взрыва К.И.Щёлкин включил главный рубильник, соединяющий изделие РДС-1 с автоматикой управления.

В 700  29 августа 1949 г. Семипалатинский полигон озарился ослепительным светом. Советский Союз успешно завершил разработку и испытания первой ядерной бомбы. Спустя более 60 лет после событий августа 1949 г. во ВНИИЭФ остался лишь один участник той героической эпопеи – Лауреат Сталинской и Государственной (СССР) премий, кавалер ряда орденов и медалей СССР, «Почетный гражданин г.Сарова» (бывший начальник цеха завода №2 по сборке заряда, он же его собирал и на полигоне) Михаил Андреевич Квасов. Успех, достигнутый в 1949 г. трудом сотен тысяч советских людей, объединенных одним замыслом, одной героической идеей, был высоко оценен руководством СССР. Но главное было не в наградах. Ю.Б.Харитон написал в 1990х гг.: «Я поражаюсь и преклоняюсь перед тем, что было сделано нашими людьми в 1946–1949 гг. Было нелегко и позже. Но этот период по напряжению, героизму, творческому взлёту и самоотдаче не поддаётся описанию… Через четыре года после окончания смертельной схватки с фашизмом моя страна ликвидировала монополию США по обладанию атомной бомбы».

Создание термоядерных зарядов

В 1945 г. И.В.Курчатов по каналам разведки получил информацию об исследованиях по термоядерной проблеме, ведущихся в США, которые были начаты в 1942 г. по инициативе Э.Теллера. Его идеи обсуждались с ведущими участниками «Манхэттенского проекта» и сложились в целостную концепцию к концу 1945 г. В ней водородная бомба называлась «Классическим супером». По заданию И.В.Курчатова в декабре 1945 г. группа советских физиков под руководством Ю.Б.Харитона выполнила предварительный анализ возможностей создания термоядерного оружия. О результатах этой работы 17 декабря 1945 г. Я.Б.Зельдович доложил техническому совету при Спецкомитете. Далее группа из Института Химфизики АН СССР (Я.Б.Зельдович, А.С.Компанеец и С.П.Дьяков) начала исследования одного из возможных вариантов развития термоядерной реакции. Этот вариант (РДС-6т «труба») был выбран на основе данных разведки. Поступающая информация о «сверхбомбе» не могла не вызвать серьёзную озабоченность у руководства СССР. 8 февраля 1948 г. было принято Постановление СМ СССР «О работе КБ-11», в котором предусматривалось командирование Я.Б.Зельдовича на «объект». Появление информации от К.Фукса заставило форсировать эти работы. На основе экспертизы Б.Л.Ванникова, И.В.Курчатова и Ю.Б.Харитона И.В.Сталин утвердил 10 июня 1948 г. мероприятия, призванные в течение года дать заключение о реальности создания водородной бомбы. В Физическом институте им. П.Н.Лебедева АН СССР была создана группа теоретиков под руководством И.Е.Тамма, куда вошли А.Д.Сахаров, В.Л.Гинзбург, Ю.А.Романов, С.З.Беленький и Е.С.Фрадкин (группа физиков в возрасте от 24 до 32 лет).

Параллельно в Институте Химфизики АН СССР была образована группа под руководством Н.Н.Боголюбова (В.Н.Климов, Д.В.Ширков). Физикам поручалось исследовать возможность создания термоядерного оружия, прежде всего, по варианту т. н. «труба» (группа Я.Б.Зельдовича). Тем же путём двигались американские физики. Как выяснилось позже, этот путь оказался тупиковым. После двух месяцев работы А.Д.Сахаров предложил «альтернативный вариант» - принципиально новую конструкцию бомбы, названной «слойкой». Это позволяло добиться значительного увеличения мощности взрыва без существенного наращивания габаритов ядерного заряда. 16 ноября 1948 г. И.Е.Тамм сообщил об этом результате директору ФИАН СССР С.И.Вавилову. Предложение Сахарова прекрасно согласовывалось со «второй идеей», высказанной В.Л.Гинзбургом, предложившим использовать в «слойке» дейтерид лития, обогащенный изотопом 6Li (3 марта 1949 г.). Курчатов оценил перспективы применения 6Li (физики называли для конспирации «Лидочка») и оперативно организовал его производство на одном из предприятий атомной отрасли. Летом 1949 г. А.Д.Сахаров был командирован в КБ-11, где познакомился с результатами испытаний РДС-1, после чего конструкция РДС-6с («слойка») стала приобретать реалистические очертания. Весной 1950 г. почти вся группа Тамма переезжает на «объект», в КБ-11. Постановление СМ СССР от 26 февраля 1950 г. предусматривало весьма жесткие сроки по конструкции полномасштабных изделий РДС-6с и РДС-6т.

В.Л.Гинзбург работал в ФИАНе СССР по заданию КБ-11. Вскоре на «объект» приехала и группа Боголюбова. Исследованиями по термоядерной тематике занимались, кроме КБ-11, в нескольких научных центрах Москвы, Ленинграда, Харькова под контролем ПГУ.

Научным руководителем работ по созданию РДС-6с и РДС-6т был назначен Ю.Б.Харитон, его первым заместителем стал К.И.Щёлкин, заместителем научного руководителя по РДС-6с – И.Е.Тамм, по РДС-6т – Я.Б.Зельдович. Заместителями по исследованиям ядерных процессов  - М.Г.Мещеряков и Г.Н.Флёров. В расчетно-теоретических работах непосредственно участвовали Е.И.Забабахин, В.П.Феодоритов, Д.А.Франк-Каменецкий, В.С.Владимиров, Г.М.Гандельман, Н.А.Дмитриев.

Исследованием кинетики нейтронных процессов в сложных сборках, имитирующих конструкции «Слойки», занимались Ю.А.Зысин, А.И.Павловский (КБ-11), И.М.Франк, И.Я.Барит (ФИАН), И.С.Погребов, В.А.Давиденко (Дубна).

К 1952 г. перспективность направления группы Тамма («первая» и «вторая» идеи) стала очевидной. Разработка водородного оружия требовала сложнейших расчетов. К ним были привлечены Математический институт АН СССР (И.М.Виноградов, И.Г.Петровский), институт теоретической геофизики АН СССР (А.Н.Тихонов), институт Физпроблем АН СССР (Л.Д.Ландау).

15 июня 1953 г. И.Е.Тамм, А.Д.Сахаров, Я.Б.Зельдович подписали заключительный отчет о разработке РДС-6с. На Семипалатинском полигоне широким фронтом шла подготовка опытного поля, где располагались различные сооружения, техника и другие объекты, на которых предстояло изучить разные аспекты воздействия взрыва (16 промышленных и гражданских сооружений;  66 фортификационных сооружений;  38 приборных сооружений;  70 испытательных стендов и конструктивных элементов;  16 самолётов;  7 танков;  17 орудий и миномётов). Они располагались на расстоянии от 250 до 7000 м от эпицентра взрыва. Из двух районов сельской местности пришлось отселить 2253 человек и вывести 6635 голов крупного и 37433 мелкого рогатого скота. Из местности, где радиационная опасность носила менее серьёзный характер, временно эвакуировали 12794 человека, а также большое количество скота.

Сигнал на подрыв изделия был дан в 730 утра 12 августа 1953 г. Горизонт озарила ярчайшая вспышка, ослепившая глаза даже через тёмные очки.

Главное значение разработки и испытания РДС-6с состоит в проведении большого объема ядерно-физических лабораторных экспериментов, позволивших внести ясность в описание процессов термоядерного взрыва, и создание математических методов расчета этого сложнейшего явления. Созданная в связи с разработкой РДС-6с научная и технологическая база позволила в короткие сроки подготовить и испытать термоядерный бинарный заряд РДС-37, который лёг в основу оборонного ядерного щита СССР и России (см. ст. «Настоящая водородная» «Атомная стратегия XXI» №48,октябрь 2010 г.).

От зарядов к ядерному оружию

Ядерные заряды – сложные наукоёмкие устройства. Физика их функционирования уникальна, расчетно-теоретическое обоснование параметров, обеспечивающих срабатывание, требует обязательного подтверждения в сложных и дорогостоящих экспериментах. Разработка зарядов представляет собой многогранный процесс, в котором важная роль принадлежит конструкторам. Не менее сложна и подготовка заряда к серийному производству. При этом необходимо увязать в единое целое требование физиков и возможности производства, эксплуатационные требования и характеристики носителей ядерных боеприпасов.

Не менее сложные вопросы стоят и перед разработчиками ядерных боеприпасов (ЯБП), которые должны учесть в своей разработке технические требования (ТТ) заряда по его установке в носитель (перегрузки и вибрации по трём осям в полёте на активном и пассивном участках траектории, а также при транспортировании всеми видами транспорта при эксплуатации), температурные и влажностные режимы в процессе эксплуатации, обеспечение электрического (синхронный подрыв электродетонаторов) и нейтронного (в момент максимального обжатия ЦЧ) инициирования заряда с получением его наибольшей эффективности (в условиях, заданных в ТТТ на ЯБП) и вариантов обеспечения подрыва: высотный (космический), воздушный, приземный (комбинированный), при встрече с любого вида преградой.

Кроме того, должна быть обеспечена абсолютная безопасность (с вероятностью взрыва ≤ 10-6) на всём жизненном пути боеприпасов (от изготовления до утилизации) и на активном участке траектории полёта носителя, а также всевозможных аварийных ситуациях (пожары, прострелы, ДТП, взрывы топлива ракеты и т.п.), вплоть до террористических актов и нападений бандформирований. Естественно, что ЯБП должен быть максимально стойким к воздействию ядерных и осколочных систем ПРО вероятного противника.

Успехи специалистов КБ-11 создали принципиальную возможность быстро наращивать ядерный потенциал при возникновении такой необходимости. Основной составляющей ядерного потенциала стали термоядерные заряды, серийное производство которых началось после испытания РДС-37.

Ядерный арсенал СССР (авиабомбы РДС-1, РДС-2, РДС-3, РДС-4, РДС-6с) до 1953 г. был произведён на первом серийном заводе № 3 («Авангард») в Сарове и хранился здесь же на секретных лесных площадках. В 1959 г. произошли структурные изменения в КБ-11. Было создано КБ-1 (по проектированию и испытаниям ЯЗ) во главе с Е.А.Негиным  (главный конструктор) и Д.А.Фишманом (первый заместитель главного конструктора) и КБ-2 (по проектированию и испытаниям ЯБП) во главе с С.Г.Кочарянцем (главный конструктор) и Ю.В.Мирохиным (первый заместитель главного конструктора). Одновременно согласно Постановлению СМ СССР ядерное оснащение ракетных комплексов (РК) войск РВСН поручалось КБ-11, за которым сохранялось обеспечение ЯБП ракетных комплексов Сухопутных и Инженерных войск, войск ПВО, ПРО. Для ВВС, ВМФ и атомной артиллерии эти обязанности возлагались на ВНИИТФ и ВНИИА. Тем не менее, первые образцы ЯБП для этих родов войск были разработаны  и испытаны КБ-11:

–  ракета Р-11 ФМ (1957 г.)

–  торпеда Т-5 (1954–1955 гг.)                    для ВМФ

–  ЗУР-215 (1957 г.)                                      для ПВО

–  первый атомный артснаряд (1958 г.)  для артиллерийских орудий «Конденсатор» и миномётов «Трансформатор».

Высокий уровень боевых и компоновочных характеристик зарядов ВНИИЭФ, их надёжность и безопасность позволили создать современное боевое оснащение для комплексов   противолодочной обороны: «Вихрь», «Вьюга», «Раструб», «Ветер», «Водопад»; торпед калибра 533 мм и 650 мм различных модификаций, торпеды «Шквал»; авиационных комплексов типа Х-22 всех модификаций, Х-15, Х-58, Х-59.

Были разработаны и испытаны стратегические крылатые ракеты «Метеорит‑С» (для ВВС)  и «Метеорит‑М» (для ВМФ) с ЯБП разработки ВНИИЭФ, с дальностью полёта 8,5 тыс.км. Однако их разработка пришлась на период развала СССР, поэтому они не были приняты на вооружение.

О боевом оснащении ракетных комплексов (четырёх поколений) РВСН см. ст. «50 лет на страже мира», «Атомная стратегия XXI» №6 (43), декабрь 2009 г.

На вооружении Сухопутных войск состояли (состоят) ЯБП (разработки ВНИИЭФ) в составе различных комплексов: тактического назначения: «Филин-1», «Марс», «Луна» (4 модификации ЯБП), «Луна-М» (3 модификации ЯБП);  оперативно-тактического назначения: Р-11, «Точка» (2 модификации ЯБП), «Точка-У» (2 модификации ЯБП);  оперативного назначения: «Темп-С» (2 модификации ЯБП), «Ока», «Искандер» (РК «Темп» был испытан, но не принят на вооружение).

На вооружении войск ПВО состояли (состоят) ЯБП (разработки ВНИИЭФ) в составе ракетных комплексов С-75, С-300, С-400. «Кольцо» вокруг Москвы оснащено РК ПВО и ПРО (система А-35) с ЯБП разработки ВНИИЭФ.

Объём наземной и лётной отработки каждого ЯБП составляет целый комплекс испытаний на уникальных стендах и установках (вибростендах, термо- и барокамерах, аэробаллистическом тире, ракетной катапультирующей установке, ударных трубах, пожарных стендах, импульсных электронных и линейных индукционных ускорителях и т.п., оснащенных современными автоматизированными измерительными системами), многие из которых являются лучшими или единственными в Европе (см. ст. «Лётные испытания ракетных комплексов и их боевого оснащения», «Атомная стратегия XXI» № 46, май 2010 г.).

Кроме боевых ЯЗ, ВНИИЭФ были созданы так называемые «промышленные заряды» для использования в мирных целях (большеобъёмные вскрышные работы, тушение газовых (нефтяных) пожаров в скважинах и т.п.), обладающие повышенной чистотой при взрыве за счет подавления реакции деления и уменьшения образования радиоактивных осколков. Такие заряды применялись для решения задач различных отраслей народного хозяйства страны. В 1965 г. было создано искусственное озеро Чаган на Семипалатинском полигоне, в 1966 г. потушен газовый факел на месторождении Урта-Булак (Узбекистан), который обычными средствами специалисты газовой промышленности не могли погасить целых 3 года. Во ВНИИЭФ успешно проводились работы в интересах создания оружия на новых физических принципах, в частности, исследовалась возможность создания мощного рентгеновского лазера с ядерной накачкой.

На протяжении всей истории советского атомного проекта ВНИИЭФ принадлежала лидирующая роль в создании и укреплении ядерного щита государства. И на нынешнем этапе руководители и специалисты ВНИИЭФ в полной мере осознают свою ответственность за формирование технической политики по управлению ядерным боезапасом страны.

Развитие ВНИИЭФ

По мере расширения объёма и тематики работ, изменялась и структура института. Первоначальные секторы (отделения), охватывавшие узкое направление работ, укрупнялись в объединения, выполняющие законченный участок работ. Речь уже шла о создании КБ-1 и КБ-2. Затем в составе ВНИИЭФ были созданы следующие комплексы: Институт теоретической и математической физики (ИТМФ); Институт экспериментальной газодинамики и физики взрыва (ИФВ); Институт ядерной и радиационной физики (ИЯРФ); Институт лазерно-физических исследований (ИЛФИ); Электрофизическое отделение и Научно-технический центр физики высоких плотностей энергии и направленных потоков излучений; отделение технологических исследований; отделение радиационной безопасности.

ИТМФ

Творческими коллективами ИТМФ, куда входили учёные с мировым именем: И.Е.Тамм, Я.Б.Зельдович, А.Д.Сахаров, Д.А.Франк-Каменецкий, Ю.А.Трутнев, А.Н.Тихонов, В.С.Владимиров, выдающиеся специалисты ядерной физики и математики, за прошедший период  был выполнен колоссальный объём работ, главными из которых являются:  совершенствование первичных узлов термоядерных зарядов; совершенствование конструкции термоядерного узла;  ядерные средства ПРО и ПВО;  исследования вопросов преодоления ПРО (вероятного противника);  создание «промышленных» ЯЗ;  создание уникального (самого мощного в СССР (России)) расчётно-математического центра на базе ЭВМ «Стрела» (1957-1959г.г.), ЭВМ М-20 (1959-1966г.г.), ЭВМ БЭСМ-6 (1966-1981 г.г.), ЭВМ серии ЕС (ЕС-1050, ЕС-1061, ЕС-1066), «Эльбрус-1». «Эльбрус-2» (с 1982г.);  разработка для ЭВМ уникальных математических программ в рамках замкнутой двумерной и трёхмерной технологии («РАМЗЕС», «МИМОЗА», «САТУРН», «Д», «ДМК);  собственная разработка суперЭВМ (в комплектном исполнении) с их математическим обеспечением; развитие физических моделей;  создание огромной базы данных и библиотек расчётов;  разработка новых и усовершенствование математических методик, программных комплексов и расчётных технологий.

ИФВ

ИФВ выполняет большой спектр газодинамических исследований во ВНИИЭФ, это, прежде всего:  экспериментальные исследования и разработка ЯЗ, исследования по обеспечению их безопасности и надежности;  исследования динамических свойств веществ в условиях экстремальных  импульсных давлений и температур (сжимаемость, параметры УРС, фазовые переходы, электрические и оптические явления);  динамика и прочность материалов и конструкций, исследование реологии и устойчивости материалов при динамических нагрузках;  разработка взрывозащитных и локализующих систем;  комплексные исследования и разработка технологий ВВ;  исследования осуществимости газодинамического термоядерного синтеза;  исследования газодинамических неустойчивостей;  физика ударных и детонационных волн в конденсированных и газовых средах;  разработка боевых частей обычного вооружения;  гражданские применения взрывных технологий;  разработки в интересах антитеррористической деятельности.

В ИФВ работают 900 учёных, инженеров и рабочих, в том числе, 14 докторов и 55 кандидатов наук. Здесь работали многие известные руководители института и отрасли: А.Д.Захаренков – заместитель министра МСМ, Г.А.Цырков – начальник Главка МСМ, Л.Д.Рябев – министр МСМ и заместитель председателя СМ СССР последнего кабинета, академик АН СССР Е.А.Негин – директор и Главный конструктор ВНИИЭФ, академик РАН Б.В.Литвинов.

ИЯРФ

В состав ИЯРФ входят три научно-исследовательских отделения, производственно-технологический комплекс, 16 отделов, служб и цехов. Они занимаются  ядерно-физическими и модельными исследованиями; физическими измерениями применительно к созданию ЯЗ (измерения на полигонах при ядерных испытаниях); имеют критмассовые стенды и исследовательские импульсные ядерные реакторы; ускорители электронов и облучательные комплексы;  физические установки с плазменным фокусом; магнитокумулятивные генераторы; мощный источник оптического излучения и ударный стенд взрывного типа; проводят исследования в области радиохимии и аналитической химии; занимаются разработкой радиоэлектроники и автоматизацией систем управления и контроля сложнейших физических установок; физической защиты, учёта и контроля нераспространения ядерных материалов и радиоактивных веществ; принимают  участие в международных проектах (ЦЕРН – теория большого взрыва, фундаментальные исследования по физике высоких энергий).

В ИЯРФ по собственным проектам построен целый ряд уникальных физических установок, равных которым нет в Европе и в США (линейные ускорители электронов с широким диапазоном амплитудно-временных и спектральных характеристик: комплексы «ПУЛЬСАР», ЛИУ-10М-ГИР2, ЛИУ-30, ЛИУ-30М, электростатические ускорители ЭПГ-10, позволяющие получить нейтроны в области энергии до 15 МэВ, энергию ионов водорода 12,5¸14 МэВ; бетатроны с энергией ускорения электронов до 100 МэВ, установка БИМ-234-2000, превосходящая ускоритель PHFEPMEX в США). В институте работают более 20 докторов и 70 кандидатов наук, в свое время там работали академики Г.Н.Флёров, А.И.Павловский. Научно-исследовательская деятельность, конструкторские разработки, уникальные возможности экспериментальной базы ИЯРФ получили заслуженное признание в России и за рубежом. ИЯРФ сотрудничает более чем с сотней российских и зарубежных организаций.

ИЛФИ

Уникальные мощные лазерные установки позволяют осуществлять радиационную имплозию термоядерных мишеней, реализуя физические процессы той же природы, что и в термоядерных зарядах. Основная суть таких исследований для ядерно-оружейных задач связана с возможностью верификации расчётных методов и физико-математических моделей, описывающих процессы, происходящие в термоядерных зарядах. К достоинствам исследований с применением лазеров относится возможность многократного проведения экспериментов и развивающаяся прецизионная диагностика, позволяющая поэлементно изучать влияние на работу мишеней различных изменений (однородность облучения, геометрия мишеней, различные гармоники, возмущения и т.п.), что было невозможно при отработке ЯЗ.

Начало этих работ было положено Ю.Б.Харитоном, член-корреспондентом АН СССР С.Б.Кормером при содействии академика Н.Г.Басова. Работы проводились в кооперации с ФИАН и ГОИ, когда был создан лазер мегаджоулевого уровня энергии с длительностью ~ 100 мкс (рекордное достижение для лазеров такого типа). Развитие лазерной техники шло по разным направлениям: взрывные фотодиссоционные лазеры;  химические фтор-водородные лазеры;  газодинамические лазеры;  кислород-йодные лазеры;  воздействие лазерного излучения на вещество;  мощные лазерные установки для исследования физики термоядерной плазмы.

В 1989 г. была запущена 12-канальная установка «Искра-5» мощностью 120 ТВт, не имеющая аналогов в Европе и Азии (её мощность превосходила лишь установка «Nova» в США). Описать один из экспериментов на «Искре-5» можно таким образом. Двенадцать световых пучков с энергией 10000 Дж в импульсе, длительность которого измеряется одной трехмиллиардной долей секунды, вводятся внутрь полосы диаметром 2 мм через 6 отверстий диаметром 0,6 мм. Стеклянная оболочка, находящаяся в полости и имеющая диаметр 0,3 мм, схлопывается со скоростью ~ 300 км/с, снимает ДТ-смесь и нагревает её до 30 миллионов градусов.

В настоящее время ведётся изготовление мощной неодимовой лазерной установки «Искра-6» с энергией лазерного излучения ~300 кДж на длине волны 351 нм, числом каналов 128, длительностью лазерного излучения 1-3 нсек. Установка предназначена для проведения углублённых исследований в области физики горячей и плотной плазмы, в частности: переноса энергии рентгеновским излучением в одномерной, двумерной и трёхмерной геометриях; спектроскопии горячей плотной плазмы; определения спектральных и росселандовых коэффициентов поглощения рентгеновского излучения равновесной плазмы;  радиационной газовой динамики несимметричных течений;  уравнения состояния веществ в области давлений от 10 до 100 миллионов атмосфер;  развития газодинамических неустойчивости и турбулентного перемешивания на контактных границах при скоростях до 300 км/с;  динамики сжатия термоядерных мишеней вблизи порога зажигания.

Лазерная стендовая база, созданная в ИЛФИ, уникальна. Она является достоянием научного сообщества России. На лазерных установках получен целый ряд результатов мирового уровня.

Огромный вклад в создание и развитие ИЛФИ вложили академик Ю.Б.Харитон, член-корреспондент  АН СССР С.Б.Кормер, доктор физико-математических наук Г.А.Кириллов, создвшие «Школу лазерщиков». Сейчас институт возглавляет член-корреспондент РАН С.Г.Гаранин.

Электрофизические исследования (отделение 38 и НТЦФ)

Первоначально отделение 38 занималось:  разработкой и внедрением в производство фокусирующих систем для первичного узла ЯЗ;  разработкой физических основ электрического инициирования бризантных ВВ и созданием безопасного детонатора на этой базе;  разработкой электрических схем инициирования безопасных детонаторов в больших группах в синхронном режиме;  быстрым выводом электрической энергии из взрывомагнитного генератора (ВМГ) во внешнюю нагрузку;  исследованием эффекта магнитной кумуляции;  созданием сверхмощных взрывомагнитных источников нейтронов;  созданием новых сверхмощных источников энергии на базе спиральных и дисковых ВМГ;  исследованием физики лайнерных систем при высоких плотностях энергии;  разработкой концепции МАГО (магнитного обжатия) и экспериментальным подтверждением предварительного подогрева плазмы.

Научный профиль НТЦФ – импульсная электрофизика, основными направлениями работ в области которой явились:  физические исследования в сверхсильных магнитных полях;  исследования по физике газового разряда плазмы;  разработка импульсных безжелезных бетатронов для импульсной радиографии;  развитие техники взрывчатых магнитокумулятивных генераторов сверхсильных импульсных магнитных полей;  магнитокумулятивные генераторы – источники мощных импульсов энергии;  эксперименты по разгону металлических лайнеров;  термоядерные исследования в области МАГО;  транспортабельный имитатор импульса молнии;  генерирование мощного импульса светового излучения;  разработка мощных источников «мягкого» рентгеновского излучения;  исследования в области сильноточной СВЧ – электроники. «Школу электрофизиков» создали доктор физико-математических наук В.К.Чернышев и доктор физико-математических наук В.Д.Селемир.

Технологические исследования во ВНИИЭФ

Для создания ЯЗ и ЯБП, повышения их технических характеристик, надёжности и безопасности необходимо решение разнообразных задач материаловедческого и технологического характера, таких как:  поиск и разработка новых материалов, применительно к конструкциям ЯЗ и ЯБП;  изучение физико-математических, электрических, магнитных, технологических характеристик и свойств материалов, применяемых в ЯЗ и ЯБП;  исследование поведения материалов в процессе длительного хранения в различных условиях эксплуатации ЯБП и разработка методик их испытаний;  разработка специальных технологических процессов в области переработки полимерных материалов, обработка металлов давлением, различные виды сварки и пайки металлов и сплавов, термообработки, гальванических процессов, клеевых соединений, защиты от коррозии и многих других направлений;  внедрение в опытное и серийное производство перспективных материалов и технологий;  изготовление единичных образцов деталей и узлов (зачастую – уникальных) для комплектации опытных конструкций.

Среди достижений специалистов-технологов можно отметить разработку:  электронно-лучевой сварки и технологии прецизионной сварки, повысивших прочность, надёжность, герметичность и технологичность  изготовления наиболее важных узлов ЯЗ;  технологии термовакуумной обработки урановых деталей, исключившей проблемы оксидной коррозии;  процесса плазменного напыления оксида гадолиния, композиционных рентгенозащитных резиноподобных материалов и технологии сварного навесного монтажа электрорадиоэлементов, обеспечивших защиту ЯЗ и ЯБП от воздействия рентгеновского облучения;  разработку и внедрение технологий изготовления деталей из пенополистирола (с низкой объёмной разноплотностью успешно применялись в фокусирующих системах и узлах бинарного ЯЗ). Ряд композиционных материалов: боропластов и графитопластов обеспечили повышение фоноустойчивости ЯЗ и улучшили их газодинамические характеристики; решение  проблемы защиты урановых деталей от всех видов коррозии были решены нанесением слоя меди на никелевый подслой гальваническим методом; наукоёмкие технологии получения деталей из пластичных сплавов: вольфрам-никель-медь и вольфрам-никель-железо; разработку  для защиты живой силы и техники от пуле-осколочного воздействия конструкций бронеэлементов пятого класса стойкости (защита от стрелкового оружия) на основе модифицированного карбида бора. Для пожаростойкости был создан композиционный материал «Карбонит» (на основе нитрида и карбида бора), обладающий высокой теплоёмкостью и низкой теплопроводностью; разработаны  взрывная сварка слоёв разнородных биметаллов; технология  изготовления рельефных печатных плат высокой плотности, плёночных контактных датчиков, эрбиевых термоядерных источников;  методики неразрушающего контроля сварных и паяных соединений;  разработано и освоено производства уникальных химических источников тока.

Ведутся исследования по влиянию наноструктур компонентных конструкционных материалов на их физико-химические и технологические свойства: металлов и сплавов (медь, титан, никелид титана), компактных веществ неорганической природы (оксид алюминия, карбид бора, карбид вольфрама). Для исследований по лазерному термоядерному синтезу изготавливаются миниатюрные контейнеры термоядерного горючего – микромишени. Исследование микросфер, применяющихся в промышленности, привело к созданию специальной компьютерной программы – базы данных «Зольные микросферы Российской Федерации». Такие материалы обеспечивают комплексное решение задачи иммобилизации и консервации радиоактивных отходов.

Обеспечение радиационной безопасности

Самостоятельная служба ВНИИЭФ создала единую методическую и аппаратурную базу дозиметрии, оптимизировала объём проводимого контроля, исследовала факторы радиационной опасности. В институте появлялись новые физустановки, недостаточно изученные радиоактивные материалы, происходило ужесточение норм радиационной безопасности (годовая доза внешнего и внутреннего облучения снижалась с 30 до 15 рентген, затем в 5 бэр, в настоящее время до 20 мЗв (2 бэра)). Всё это требовало проведения НИР, совершенствования методологии, увеличения объёма контроля и создания приборно-измерительной базы.

Отделением были разработаны: системы и прибора контроля участков, где проводились работы с тритием, плутонием и ураном; системы аварийной дозиметрии. Выпущены компактные аварийные дозиметры, спектральные ионизационные камеры, химические дозиметры, разрабатываются полупроводниковые дозиметры;  разработаны новые и усовершенствованы имеющиеся методики контроля внутреннего и внешнего облучения человека; реализован проект автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (АСКРО–ВНИИЭФ), обеспечивающий непрерывное измерение мощности дозы гамма-излучения на территории Сарова (и прилегающих территорий Нижегородской области и республики Мордовии) в диапазоне от 1×10-4 до 1 мЗв/ч (10-105 мкР/час); дозиметристами проведена огромная работа после Чернобыльской аварии. Вахтовая деятельность наших групп дозконтроля (во главе с доктором технических наук Л.Ф.Беловодским) спасли жизнь многим «ликвидаторам» Чернобыльской трагедии; осуществляется  экологическая деятельность (исследования воздействия на природу различных выбросов и сбросов радиоактивных и химических материалов);  исследования в области биологии.

Конверсионные разработки ВНИИЭФ

С развалом СССР объём гособоронзаказов на производство ЯЗ и ЯБП значительно сократился. Руководство института начало самостоятельный поиск новых сфер деятельности. Имея огромный опыт создания ЯБП, специфические методические подходы и экспериментальную базу, ВНИИЭФ получил лицензию Российских агентств по боеприпасам и системам управления для разработок и производства неядерных вооружений.

Проведенные исследования в области создания кумулятивных, снарядоформирующих, осколочно-фугасных боевых частей (БЧ), позволили создать во ВНИИЭФ боевые части и заряды для ракет комплексов:  ПЗРК «Игла-С»,  МРК «Штурм»,  ПТРК «Хризантема-С»,  РСЗО «Град», «Смерч», «Ураган».

Немало заслуг ВНИИЭФ и в гражданском секторе экономики:  производство прострелочно-взрывной аппаратуры для интенсификации добычи нефти и газа (так называемые «перфораторы»). Пользуются спросом у нефтяников и газовиков в России, Казахстане, Азербайджане;  производство аппаратуры, оборудования и АСУ для предприятий топливно-энергетического комплекса и атомной энергетики;  алмазно-бриллиантовое и ювелирное производства (освоены полуавтоматизированные способы огранки классически круглой и фантазийных форм огранки;  производство лейкосапфировых интраокулярных линз (для имплантации при лечении таракты);  широкодиапазонные медицинские озонаторы – для лечения и профилактики методом озонотерапии. Озонатор был успешно применён для подавления активности спор сибирской язвы.

Международное научно-техническое сотрудничество ВНИИЭФ

Международное научно-техническое сотрудничество РФЯЦ-ВНИИЭФ тесно связано с решением задач по нераспространению ядерно-оружейных технологий. Начало было положено в 1990 г., с подписанием меморандумов и протоколов с научными организациями США, Франции, Китая, Чехии, Бельгии. Основные научные направления сотрудничества:  физика высоких плотностей энергии;  физика высокотемпературной плазмы;  ядерная физика;  физика лазеров и технология мощных лазеров;  газодинамика и физика взрыва;  расчётно-теоретическое моделирование и информационные технологии;  безопасность атомной энергии;  технические вопросы учета, контроля и хранения ядерных материалов;  производство высокочистых изотопов;  тритиевые технологии;  разработка аппаратуры для различных научно-производственных нужд;   новые технологии (в том числе биомедицинские) и перспективные материалы.

Сотрудничество осуществляется в соответствии с межправительственными и рамочными соглашениями по обеспечению международных договоров о сокращении и нераспространении ЯО, запрещения его испытаний, совместных исследований в области фундаментальной и прикладной науки, промышленного партнёрства. ВНИИЭФ является постоянным участником крупных симпозиумов МАГАТЭ и Международного и Европейского физических обществ. С 1992 года ВНИИЭФ сотрудничает с Международным научно-техническим центром (МНТЦ). За это время в институте выполнено более 500 проектов.

Во ВНИИЭФ проводятся международные конференции, такие как: Харитоновские чтения, «Супервычисления», научно-практический семинар «Капица», Международный симпозиум «Безопасность и экономика водородного транспорта».

Издательская деятельность ВНИИЭФ направлена на пропаганду достижений атомной отрасли, рассказ о людях, о деятельности которых по причине глубокой секретности страна просто не знала. Для сохранения памяти о героическом прошлом и популяризации современных результатов научных и прикладных исследований во ВНИИЭФ организован Музей ядерного оружия.

Более 300 изобретателей ежегодно получают патенты на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Созданная научная электронная библиотека позволяет работникам института оперативно получать необходимую информацию на рабочих местах.

Издательско-полиграфический комплекс (ИПК) ВНИИЭФ ежегодно издаёт более 60 наименований книг. С 1995 г. издается журнал «Атом», доступный не только российским, но и зарубежным читателям.

Во ВНИИЭФ в разное время работали:

3 Героя Советского Союза, 20 Героев Социалистического Труда, 100 лауреатов Ленинской, 383 лауреатов Государственных премий СССР, РФ, премий Правительств СССР и РФ, 5 Нобелевских лауреатов, 112 Заслуженных деятелей науки и техники, заслуженных конструкторов, машиностроителей, технологов, энергетиков, экономистов, 3870 – награжденных Государственными наградами СССР и РФ, 12 академиков и членов-корреспондентов АН СССР и РАН.

ВНИИЭФ сегодня

Принятие военной доктрины России и Федеральной целевой программы развития ЯОК до 2020 г., формирование стратегии развития ядерной отрасли, формирование среднесрочного плана развития РФЯЦ-ВНИИЭФ на 2011-2013 г.г. – все эти события 2010 г. продемонстрировали актуальность  развития фундаментальной науки в ядерном центре.

В рамках президентского проекта стратегической компьютерной инициативы начато производство компактных суперЭВМ. К концу года в ОКБ «Сухой», ОКБ «Гидропресс», ОКБМ Африкантов, НПО «Сатурн», ОАО «КАМАЗ» и ряд других предприятий были поставлены 24 суперЭВМ, обладающие производительностью 1 Терафлопс с собственным системным и прикладным программным обеспечением. Для программистов этих предприятий во ВНИИЭФ были организованы курсы подготовки для работы на этих суперЭВМ. Физики-ядерщики принимают активное участие в экспериментальных работах на адронном коллайдере в ЦЕРНе (куда ВНИИЭФ поставил две специальные детектирующие системы спектрометра фотонов и спектрометра мюонов). Физики-лазерщики разработали более совершенный, чем «Хаббл» уникальный космический телескоп.

Начаты работы по программе «Научно-производственный кластер Росатом-Система». Под патронажем ВНИИЭФ работает технопарк «Саров-Система», позволяющий объединиться с технологическими и коммерческими партнёрами. Достигнута договоренность об инвестировании бюджетных средств в создание Национального Центра лазерных технологий и Центра Компетенций и обучения суперкомпьютерным технологиям. Достигнуто соглашение с Госкорпорацией нанотехнологий о создании Наноцентра на базе технопарка. «Мы уверенно выходим на инвестиции порядка 4-5 млрд в год», – констатировал директор ВНИИЭФ В.Е.Костюков.

В XXI в. ВНИИЭФ должен работать не только по гособоронзаказу, но и выполнять заказы для модернизации экономики России (доля прямых договоров уже сейчас составляет ~ 44%). Большое внимание  в ядерном центре уделяется кадровому и научному потенциалу. В настоящее время в центре трудятся 18680 человек (за 2010 г. сокращено 909 сотрудников), в том числе 3 академика РАН, 126 докторов и 469 кандидатов наук, 21 профессор. Проводится планомерная работа по снижению среднего возраста руководителей всех уровней (сейчас это 51,6 года). Дипломированных специалистов моложе 35 лет – 28,4%, руководителей – 11,3%. Кандидатов наук – 21%. Перед руководством института стоит задача закрепить молодежь с тем, чтобы её интеллект работал и на ядерный центр и на город. Средняя зарплата по институту в 2010 г. составила 41263 руб. (рост на 31,6% по сравнению с 2009 г. В 2010 году в институт пришли 244 выпускника из 31 ВУЗа. Динамично реализуется жилищная программа: в 2010 г. сдана 221 квартира, ещё 142 планируются к сдаче, начато строительство коттеджного посёлка «Яблоневый сад» на 247 домов со сдачей в 2011 г. В 2010 г. ВНИИЭФ стал победителем регионального этапа конкурса «Всероссийская организация высокой социальной эффективности». Более 50 сотрудников ВНИИЭФ в 2010 г. были награждены орденами, медалями, стали лауреатами Премии Правительства РФ.

В ведущем научно-техническом центре мирового уровня, каковым,  безусловно, является РФЯЦ-ВНИИЭФ, важно сочетание многих факторов: масштабности задач, крупных ресурсов, современной технической базы, эффективной организации, однако, главным «капиталом» всегда являются люди, талантливые учёные, конструкторы, инженеры, производственники, творчески работающие для обеспечения безопасности и могущества страны.

Основной целью работ последнего времени является обеспечение ядерного сдерживания в условиях современного мира и при возможных вариантах развития ситуации.

После 1990 г. (завершения натурных ядерных испытаний) коллектив ВНИИЭФ работает над следующими проблемами:

1.  Продление сроков гарантии ЯЗ и ЯБП. Это требуется для поддержания на необходимом уровне ядерного арсенала страны, поскольку объём его выпуска в течение последних 20 лет резко сократился. Исследуется возможность расширения эксплуатационных ресурсов узлов из ВВ, делящихся материалов, органопластов до 30 и более лет; по-новому решаются вопросы защиты от коррозии;

2.  Формирование ограниченной номенклатуры ЯЗ для современного и перспективного боезапаса. Выполняется обширная программа по следующим темам:

а)  расчётно-теоретическое и экспериментальное изучение функциональных характеристик зарядов на основе современных физических моделей и газодинамических установок;

б)  разработка и внедрение решений, которые позволят отобрать для пополнения боезапаса ядерные заряды, обладающие определенными качествами:

–  функциональными свойствами, строго согласованными с параметрами цели;

–  высокой надёжностью и экспериментально подтверждённой устойчивостью характеристик к отклонению от номинальных параметров при изготовлении и эксплуатации;

–  высоким уровнем ядерной взрывобезопасности (ЯВБ), в том числе, и групповой;

–  возможностью адаптации поражающих характеристик к типу цели и уровням промахов.

3.  Повышение эксплуатационной безопасности зарядов и их безопасности при несанкционированных действиях. Ведутся работы по:

–  изучению и использованию современных возможностей ЯВБ боезапаса ЯЗ, демонтажу тех из них, которые не отвечают высоким требованиям;

–  оснащению ЯЗ дополнительными устройствами и системами, повышающими их безопасность в процессе эксплуатации;

–  введению в конструкцию ЯЗ дополнительной защиты, повышающей его устойчивость к действию аварийных факторов;

–  созданию и внедрению защитных контейнеров, обеспечивающих уровень требований МАГАТЭ при транспортировке и хранении ЯЗ, ЯБП и их узлов;

–  исключению из боезапаса ЯЗ с большими массами ВВ;

–  созданию и внедрению комплекса устройств, оборудования и технологии, обеспечивающих возможность обращения с ЯЗ и ЯБП при гипотетических авариях.

4.  Изучение проблем создания возвратного потенциала ЯЗ и ЯБП для поддержания в обозримой перспективе ядерного потенциала на должном уровне.

Успешное выполнение этих работ гарантирует поддержание отечественного ядерного арсенала на высоком качественном уровне и сохранение критических технологий в области создания ЯЗ и ЯБП, что должно обеспечить безопасность границ нашей страны сегодня и в будущем.

Свой юбилей РФЯЦ-ВНИИЭФ встречает лозунгом «65 лет славной истории – залог стабильности и развития!»

Литература

1. «Достояние России. РФЯЦ-ВНИИЭФ 60 лет», ИПК «ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ», Саров, 2006г.

2. Газета «Новый город» № 62 (612) от 29.12.2010.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4.66
Ответов: 3


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 3 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: 65 лет славной истории – залог стабильности и развития (Всего: 0)
от Гость на 03/03/2011
К сожалению приходится констатировать, что никакая славная история не является залогом стабильности и развития. Жаль юбиляров, но истина дороже! Неграмотные менеджеры превратили высокотехнологичную отрасль в торговую лавку, в которой нет места специалистам. Главными идеологами и действующими лицами в этой лавке являются продавцы, а главной движущей силой - прибыль.


[ Ответить на это ]


Re: 65 лет славной истории – залог стабильности и развития (Всего: 0)
от Гость на 03/03/2011
К сожалению приходится констатировать, что никакая славная история не является залогом стабильности и развития. Жаль юбиляров, но истина дороже! Неграмотные менеджеры превратили высокотехнологичную отрасль в торговую лавку, в которой нет места специалистам. Главными идеологами и действующими лицами в этой лавке являются продавцы, а главной движущей силой - прибыль.


[ Ответить на это ]


Re: 65 лет славной истории – залог стабильности и развития (Всего: 0)
от Гость на 03/03/2011
Не плохо было бы для полноты картины упомянуть материаловедов и радиохимиков (ВНИИНМ), где впервые были получены многие материалы, в частности, плутоний. ЕМА 


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.09 секунды
Рейтинг@Mail.ru