proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Атомный год 2016
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Сроки строительства блоков АЭС в РФ выросли до 10 лет. Причины?
Спешка не требуется
Плохая организация на площадке
Слабый контроль со стороны Заказчика
Некачественный проект
Брак комплектующих в поставках
Другое

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[25/06/2015]     О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России

Б.Е.Серебряков, к.ф.-м.н.

«Росатом» в 2016 г под видом подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ) собирается начать сооружение могильника высокоактивных РАО в Красноярском крае вблизи Горно-химического комбината (ГХК). По этому поводу Генеральной прокуратурой РФ 30.10.2014 было принято к рассмотрению обращение о нарушении отечественного законодательства [1]. В данной статье на основе обзора опыта США по аналогичным могильникам показано, что вся деятельность «Росатома» по захоронению РАО нуждается в прокурорской проверке, поскольку безопасность проектируемых могильников абсолютно ничем не подтверждается.



В США оценке безопасности будущих поколений придается исключительно важное значение, в России чиновники заинтересованы только в распиливании бюджета, а на оценку безопасности им плевать. Проектирование Красноярского могильника велось абсолютно без оценки радиационной безопасности будущих поколений, сейчас это обоснование пытаются выполнить задним числом, такого бреда в США представить просто невозможно.
           
Согласно [2] в заявлении в Генпрокуратуру основное внимание уделено недопустимости расположения могильника вблизи от промышленных объектов, а также на территориях, прилегающих к городским и сельским поселениям. Эти запреты имеются в статье 51 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [3] и в п. 3.1.1 Федеральных норм и правил в области использования атомной энергии Ростехнадзора НП 055-04 [4]. Возможные отговорки атомщиков, что могильник расположен достаточно далеко от указанных объектов является полным враньем. Дело в том, что промышленные сооружения и жилые здания в будущем могут строиться непосредственно у самой территории могильника, т.к. в проектных материалах [5] могильнику абсолютно необоснованно присвоена III категория опасности из четырех, определяемых ОСПОРБ-99/2010 [6]. Для радиационных объектов III категории санитарно-защитная зона ограничивается территорией объекта, поэтому строительство жилых и промышленных объектов можно будет проводить до территории могильника.

Можно и дальше перечислять несоответствия проекта могильника и отечественных документов, регламентирующих захоронение РАО, однако, особого смысла в это нет, поскольку сами эти документы нуждаются в прокурорской проверке. Например, вышеупомянутые Основные санитарные правила ОСПОРБ-99/2010 абсолютно недопустимо позволяют пунктам захоронения радиоактивных отходов не иметь санитарно-защитных зон. Для того, чтобы иметь представление, как в цивилизованных законодательство обеспечивает безопасность будущих поколений ниже рассматриваются документы США по захоронению РАО.

В США имеется три основных организации по регулированию атомной промышленности и энергетики: Nuclear Regulatory Commission (NRC) (Комиссия по ядерному регулированию), Department of Energy (DOE) (Министерство энергетики) и Environmental Protection Agency (EPA) (Агентство по охране окружающей среды). NRC осуществляет надзор в области гражданского применения атомной энергии (АЭС и т.д.),  в ведении NRC находится могильник высокоактивных отходов и отработанного ядерного топлива Юкка Маунтин. Оборонные предприятия США находятся в ведении DOE, в ведении DOE находится могильник трансурановых отходов в штате Нью-Мексико.  EPA осуществляет надзор как в гражданской, так и в оборонной промышленности и энергетике.

В 1946 г Конгресс США принял Atomic Energy Act of 1946 (Закон по атомной энергетике), согласно которому была организована  Atomic Energy Commission (AEC) (Комиссия по атомной энергетике), для развития и регулирования атомной промышленности и энергетики. В 1974 г деятельность АЕС по регулированию подверглась резкой критике, поэтому развитие и регулирование атомной энергетики в этом году были разделены, а АЕС была разделена на две организации. В 1974  была создана независимая Nuclear Regulatory Commission (NRC) (Комиссия по ядерному регулированию). В настоящее время эта Комиссия выполняет надзорные функции на гражданских ядерных объектах, выдает лицензии на проведение работ. Для развития атомной энергетики в 1974 г. была создана Energy Research and Development Administration (ERDA) (Администрация по энергетическому исследованию и разработке).

Для преодоления энергетического кризиса  70-х годов ряд организаций США по  энергетике были объединены в Department of Energy (DOE) (Министерство энергетики), в эту организацию вошла и упоминавшаяся выше ERDA. Наряду с различными энергетическими функциями DOE занимается разработкой и производством ядерного оружия, выполняет надзорные функции. После окончания «холодной войны» DOE занимается реабилитацией загрязненных радиационных объектов.

Государственный орган США, занимающийся вопросами окружающей среды - Environmental Protection Agency (EPA) (Агентство по охране окружающей среды) был создан в 1970 году. Его главными задачами являются регулирование качества воздуха и воды, контроль за уровнем радиации и пестицидов, а также безопасность и «глубина» переработки отходов (в т.ч. и РАО). ЕРА отличается от Минприроды РФ, как небо от земли. Минприроды сугубо бюрократическая организация, практически не имеющая своей нормативной базы, поэтому паразитирующая на санитарно-эпидемиологических нормах и правилах, а коррупция в Минприроды распространяется до самого министра [7]. ЕРА кроме надзорных функций выполняет много научно-исследовательских программ.

Все три вышеописанные организации имеют свою нормативную базу по регулированию в атомной энергетике. Документы высшего уровня входят в систему федеральных документов США – Code of Federal Regulations (CFR). В этой системе первая цифра перед документом обозначает область применения, 10 – энергетика, 40 - окружающая среда, документы NRC и DOE идут под цифрой 10, EPA -  под цифрой 40. Последняя цифра – порядковый номер документа. Эти документы постоянно пересматриваются, но их нумерация и названия не меняются. Наряду с документами, входящими в Code of Federal Regulations, у всех организаций есть документы низшего уровня. Документы разрабатываются как самими регулирующими организациями, так и с привлечением других организаций.

Основным документом NRC, регулирующим радиационную безопасность персонала и населения является 10 CFR Part 20 - Standards for Protection Against Radiation. Документом NRC по приповерхностному захоронению низкоактивных отходов является 10 CFR Part 61 - Licensing Requirements for Land Disposal of Radioactive Waste, для глубинного захоронения высокоактивных отходов разработан 10 CFR Part 60 - Disposal of High-level  Radioactive Waste in Geologic Repositories. DOE имеет документы высшего уровня, как входящие в Code of Federal Regulations, так и специальные нормативные документы. Документом DOE по обращению с РАО является Order 5820.2А. Radioactive Waste Management, документом по атомной безопасности - 10 CFR Part 830 - Nuclear Safety Management.

В США с 80-х годов начались работы по оценке безопасности захоронения гражданских высокоактивных отходов в горе Юкка-Маунтин (штат Невада) и захоронения оборонных трансурановых отходов в соляные отложения в штате Нью Мексико. При разработке этих проектов оказалось, что  документ NRC 10 CFR Part 60 не удовлетворяет требованиям безопасности EPA. Поэтому в ЕРА был разработан документ 40 CFR 191 – Environmental Radiation Protection Standards for the Management and Disposal of Spent Nuclear Fuel, High-Level and Transuranic Radioactive Wastes.

При дальнейшей работе по оценке безопасности захоронения указанных отходов были разработаны специальные документы для каждого из предполагаемых могильников, для Юкка-Маунтин был разработан документ 40 CFR Part 197 – Public Health and  Environmental Radiation Protection Standards for Yucca Mountain, для захоронения трансурановых РАО документ - 40 CFR Part 194 - Criteria for the Certification and Re-Certification of the Waste Isolation Pilot Plant's Compliance With the 40 CFR Part 191 Disposal Regulations. Следует отметить, что 40 CFR Part 197 разработан в непривычной для нас форме вопросов-ответов.

В документах ЕРА рассматривается вероятностный подход к оценке безопасности, как для несанкционированного проникновения человека в могильник, так и для распространения радионуклидов из захоронений. В качестве критерия безопасности используется проинтегрированный за 10000 лет поток радионуклидов из пункта захоронения, пределы потока установлены для каждого значимого радионуклида. В документах ЕРА установлен и предел по эффективной дозе 0,15 мЗв/год, в документах DOE - 0,25 мЗв/год.  NRC установлены пределы эквивалентной дозы облучения населения от распространения радионуклидов из приповерхностного могильника: 0,25 мЗв/год на все тело или на иной критический орган первой группы и 0,75 мЗв/год на щитовидную железу.

Вопросами радиационной безопасности занимается также Public Health Service (Служба здравоохранения),  правительства штатов, и другие организации. При разработке нормативных документов по радиационной безопасности в США в основном используются рекомендации National Council on Radiation Protection and Measurement (NCRP) (Национальный совет по радиационной защите и измерению), основанный 1964 г, предшественница этой организации была основана в 1928 г. Эта организация тесно сотрудничает с международными организациями, в основном с МКРЗ. Рекомендации МКРЗ являются научной базой в вопросах радиационной защиты.

В разработке нормативных документов в США принимает участие и National Academy of Science (NAS) (Национальная академия наук). Например, относящийся к Академии National Research Council (Национальный исследовательский совет) для могильника высокоактивных отходов Юкка-Маунтин разработал документ Committee on Technical Bases for Yucca Mountain Standards, который был использован при разработке документа ЕРА - 40 CFR 197. Разработка нормативных документов в США проводится при широкомасштабном их обсуждении заинтересованными организациями, средствами массовой информации, общественностью. Например, документ 10 CFR 61 обсуждался в течение пяти лет. Такая практика позволяет разрабатывать нормативные документы, обеспечивающие радиационную безопасность персонала и населения, а также защиту окружающей среды от загрязнения.

При свободном обсуждении проблем безопасного захоронения РАО в США всеми было принято, что абсолютная изоляции радионуклидов в отходах невозможна на период до сотен тысяч лет. Поэтому главная задача состоит в том, чтобы как можно корректнее оценить возможное распространение радионуклидов в окружающей среде со временем, эта задача в описанных выше документах названа, как оценка безопасности (safety assessment). Такой подход к обеспечению безопасности захоронений РАО сейчас принят во всех цивилизованных странах и в международных организациях (МАГАТЭ, OECD NEA и др.). Только в России в проекте по Красноярскому могильнику можно прочесть следующий бред: «При штатной работе проектируемого объекта радиационное воздействие на окружающую среду не ожидается, т.к. окончательное захоронение РАО исключает работы с открытыми источниками радиационного воздействия» [5].

В СССР обращение с радиоактивными отходами, включая их захоронение, регламентировалось, в основном, санитарными правилами. В России была принята Федеральная целевая программа (ФЦП) «Обращение с радиоактивными отходами и отработавшими ядерными материалами, их утилизация и захоронение на 1996-2005 годы». В рамках этой программы тогдашним Госатомнадзором проводилась разработка норм и правил (НП) и руководств по безопасности (РБ) по обращению с радиоактивными отходами, включая их захоронение. В настоящее время НП и РБ разрабатываются Научно-техническим центром по ядерной и радиационной безопасности (НТЦ ЯРБ) Ростехнадзора. Нормы и правила имеют обязательный характер, а руководства по безопасности -  рекомендательный характер.

В России в конце 80-х, или в начале 90-х годов была принята установка не на захоронение РАО, а на их хранение. Это нанесло значительный ущерб в разработке методов безопасного захоронения РАО, в т.ч. ущерб в разработке руководящих документов. Разработка документов Ростехнадзора проводилась, да и сейчас проводится людьми, не имеющими достаточного опыта в оценке безопасности пунктов захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО). Поэтому разработанные и разрабатываемые документы Ростехнадзора по захоронению РАО можно в целом охарактеризовать одним словом – недоделанные. Недоделанные, как в смысле не достаточно полные, так и в смысле, когда недоделанным называют человека, при сотворении которого папа с мамой совершили ошибки, которые впоследствии проявились, в данном случае это глупость и некомпетентность. Таким образом, в плане оценки безопасности ПЗРО документы Ростехнадзора следует считать пустыми, глупыми и некомпетентными.

В настоящее время разработана новая версия упоминавшегося выше документа Ростехнадзора - НП 055-14 [8], которая стала даже хуже, чем НП-055-04, из нее исчезли требования к месту расположения ПЗРО. Документ НП-055-14 разработан как для приповерхностных могильников, так и для пунктов глубинного захоронения, как  твердых отходов, так и жидких радиоактивных отходов, которые нигде, кроме России, не захораниваются. Такой универсальности документов нет в США, этот ералаш приводит к отсутствию конкретных требований, способствующих обеспечению безопасности будущих поколений. В НП 055-14 отсутствуют требования по измерению конкретных параметров, необходимых для оценки безопасности могильников, отсутствует даже специальный раздел по оценке безопасности.

Маразм, как известно, может только крепчать, так произошло и с захоронением РАО в России. Чиновники из «Росатома» во главе с бывшим зам. ген. директора Е.Евстратовым сообразили, что захоронение РАО может быть золотым дном. Они протащили через Госдуму Закон о РАО от 11.07.2011 №190-ФЗ, согласно которому основное регулирование захоронения РАО должно выполняться постановлениями Правительства РФ. Для Закона о РАО и для некоторых постановлений Правительства к некомпетентности и глупости добавились преступность и могучая коррупционная составляющая.

Более подробно о деструктивной деятельности Е.Евстратова изложено в [9], он в свое время был взят под стражу по подозрению в коррупции. О коррупционности Закона о РАО написано в [10], где коррупционность связывается с монополией Национального оператора на захоронение РАО. В [11, 12] приведены факты, свидетельствующие о преступности постановления Правительства №1069 от 19.10.2012: в Постановлении допустимая активность трития может более, чем на 4 порядка превосходить активность других радионуклидов. Это Постановление о классификации РАО подверглось критике сотрудников ПО «Маяк» и в настоящее время вроде пересматривается, некоторые предложения к Постановлению, сделанные в [11], совпадают с предложениями ПО «Маяк», но надеяться на получение нормального документа не приходится, т.к. пересмотр проводят его некомпетентные авторы: Минприроды и ИБРАЭ РАН.

Скорее всего, для быстрейшей реализации материальных интересов, чиновники из «Росатома», возможно, не без участия зам. директора ИБРАЭ РАН И.Линге, протащили в ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» пункт 38: «Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов, включая проектно-изыскательские работы (Красноярский край, Нижне-Канский массив)». В результате выполнения ФЦП возник проект сооружения могильника высокоактивных РАО вблизи ГХК [5], про преступность проекта написано в [13 – 15], начало сооружения могильника намечено на 2016 г.

Возникновение проекта и скоропалительных планов по его строительству напрямую связано с несовершенством российского законодательства, позволяющего без проведения надлежащей оценки безопасности могильника переходить сразу к его строительству. Представить такое в США просто не возможно, учитывая вышеприведенный обзор документов этой страны. Например, из-за сомнений в правильности оценки безопасности NRC до сих пор не выдала лицензию на строительство могильника высокоактивных отходов Юкка Маунтин, несмотря на более чем 30-летние исследования и на 9 миллиардов израсходованных долларов. Интервью по этому поводу с экс-главой NRC Грегори Яцко так и озаглавлено: «Все знают, как решить проблему ядерных отходов. Нужно всего лишь найти для этого подходящее место» [16].

«Росатом» в лице Национального оператора по обращению с РАО (НО РАО) обманным путем под видом подземной лаборатории собирается строить могильник около ГХК, при этом утверждает, что никаких радиоактивных веществ туда не поступит, пока не будет получено положительное заключение о пригодности могильника для захоронения высокоактивных отходов. Атомный надзор Ростехнадзора считается аналогом NRC, но Россия не США, поэтому невозможно себе представить, что Ростехнадзор не выдаст лицензию на строительство лаборатории, ведь радиоактивных веществ там не будет. По прошествии нескольких лет Ростехнадзор, может быть немного поломается, но, как миленький, выдаст лицензию на захоронение РАО, даже если будет получено, что могильник абсолютно не пригоден для захоронения РАО: ведь к тому времени будут израсходованы десятки, если не сотни миллиардов рублей.

Исследования по могильнику в районе ГХК худо-бедно проводились Радиевым институтом и ВНИПИпромтехнологии (скорее худо, чем бедно), эти исследования критически рассмотрены в [13], где показано, что оптимистические оценки безопасности этих институтов абсолютно ничем не подтверждаются. Около 10 лет назад атомщики все исследования по могильнику передали местным геологам-производственникам. Найти в Интернете какие-либо данные, полученные этими геологами, не удалось, только можно понять, что заправляет всем этим делом начальник партии в ОАО «Красноярскгеология» А.Озерский, т.к. его фамилия часто мелькает на всяких обсуждениях могильника, например [17]. В [15] было показано, что на этих обсуждениях происходит циничный обман населения о безопасности могильника.

Только на одном из красноярских форумов была обнаружена заметка: «Страна должна знать своих героев. И Красноярск тоже» [18]: «Приказом Федерального бюджетного учреждения «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых» (ФБУ «ГКЗ») была создана экспертная комиссия в составе сотрудников ФБУ «ГКЗ»: В.Г. Будрика, Н.А. Калядиной и внештатных экспертов: Г.В. Демуры, Б.И. Омельяненко, Б.В. Трушина. Экспертная комиссия ФБУ «ГКЗ», изучив поданные на государственную экспертизу материалы «Геологические исследования (оценочная стадия) объекта окончательной изоляции радиоактивных отходов на Нижне-Канском массиве (участок «Енисейский»)», пришла к необоснованному выводу о том, что участок «Енисейский» соответствует всем требованиям НП-055-04.

К необоснованному выводу о соответствии участка «Енисейский» национальным требованиям НП-055-04 экспертную комиссию ФБУ «ГКЗ», в том числе подтолкнула Справка «Об особенностях геологического строения, гидрогеологических и инженерно-геологических условий участка Енисейского (Нижнеканский массив) и обоснование выбора его для окончательной изоляции радиоактивных отходов» (ответственный исполнитель - начальник геоэкологической партии ОАО «Красноярскгеология», канд. геол.-мин. наук А.Ю.Озёрский).

27.12.2011 года уже Научно-технический совет Управления по недропользованию по Красноярскому краю (Красноярскнедра), заслушав по повестке дня выступление Ю.А.Озёрского, рассмотрел и одобрил отчёт «Геологические исследования (оценочная стадия) объекта окончательной изоляции радиоактивных отходов на Нижнеканском массиве (участок«Енисейский»)». Вот фамилии участников этого памятного заседания: И.И. Курбатов, Л.М. Новосёлова, Н.А. Третьяков, Т.П. Иванова, Л.А. Пашкева, И.Н. Бутина, О.В. Андреев, В.Е.Скрипников, А.П. Косоруков,В.Ф. Кошкин, А.Ю. Озёрский».

Из этой заметки следует, что вопрос о выборе участка для строительства могильника был решен до смешного просто. Сразу вспомнился М.Задорнов, что какие американцы дураки: 30 лет ломали головы, где бы им захоронить высокоактивные отходы, а наши умники через ГКЗ протащили решение о соответствии участка для могильника на основании пустого и некомпетентного документа Ростехнадзора НП 055-04. ГКЗ действует на основе постановления Правительства от 11 февраля 2005 г. N 69 о государственной экспертизе, где записано, что ГКЗ имеет право на экспертизу участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, в т.ч. для захоронения РАО, а управления по недропользованию выдают лицензии на использование этих участков недр  в соответствии с постановлением Правительства от 17 июня 2004 г. N 293.

Для геологов утверждение материалов в ГКЗ является апофеозом их деятельности, для могильника положительное решение ГКЗ еще ни о чем не говорит, ГКЗ по сути должна только дать справку об отсутствии месторождений полезных ископаемых в местах расположения ПЗРО. Окончательное решение о пригодности участка и о безопасности проекта могильника должна выдавать Экспертная комиссия государственной экологической экспертизы Минприроды, действующая на основании Закона от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» и ряда постановлений Правительства. Нельзя сомневаться, что эта Комиссия, руководствуясь НП 055-14, или еще подобными документами выдаст то, что нужно атомщикам, о некомпетентности и коррупционности Минприроды написано выше. Согласно упомянутому Закону имеется еще общественная экологическая экспертиза, но и она может принять все, что угодно. Ростехнадзор должен выдавать лицензии на виды деятельности, а Госсанэпиднадзор санитарно-эпидемиологические заключения на проекты и т.д., очевидно, что с этими органами у «Росатома» проблем не должно быть. Таким образом, безопасное захоронение РАО в России невозможно из-за практически полного отсутствия документов любого уровня, обеспечивающих надлежащую оценку безопасности ПЗРО, а также из-за подчиненности «Росатому» надзорных органов.

Выше было описано, как обстоит дело в США, но рекомендовать эту систему для России в полной мере не представляется возможным из-за некомпетентности и коррупционности Минприроды и по другим причинам. Аналогом России могут являться страны СНГ, например, Казахстан. Согласно постановлению Правительства Республики Казахстан от 18 октября 1996 года №1283 «Об утверждении Положения о порядке захоронения радиоактивных отходов в Республике Казахстан» захоронение РАО регулировалось: 1. Агентством по атомной энергии при Министерстве науки, 2. Министерством геологии и охраны недр, 3. Министерство экологии и биоресурсов, 4. Министерством здравоохранения, 5. Комитетом по надзору за безопасным ведением работ, 6. Министерством внутренних дел, 7. Местными исполнительными органами (областные и районные). Эту систему можно рекомендовать и для России, т.к. при этой системе можно для каждого регулятора строго очертить круг вопросов, для решения которых потребовалась бы разработка соответствующих документов. К сожалению, в Казахстане было принято Постановление Правительства от 2 апреля 2011 года № 347, по которому захоронение РАО сейчас регулируется непонятным «Уполномоченным органом в области охраны окружающей среды».

Законодательные и нормативные документы, безусловно, важны, но еще большее значение имеют научно-исследовательские работы по разработке методов оценки безопасности ПЗРО. В данной статье невозможно охватить хоть малую часть широкомасштабных научно-исследовательских работ проводившихся и проводимых в США. Американский коллега рассказывал о своей работе в весьма серьезной организации Сандийские национальные лаборатории в Альбукерке. Он говорил, что когда в 80-х годах в США были приняты планы по сооружению могильников высокоактивных и трансурановых отходов, то финансирование работ по оценке безопасности ПЗРО в Лабораториях резко подскочило до многих миллионов долларов. Это продолжалось до средины 90-х годов, когда поняли, что наскоком эту проблему не решить то перешли к систематической работе с разумным финансированием. Общие затраты на оценку безопасности могильника Юкка Маунтин составили около 9 млрд долларов.

Из-за принятия в конце 80-х – начале 90-х годов концепции хранения, а не захоронения РАО, никаких научно-исследовательских работ по безопасности захоронения отходов в России не проводилось. В настоящее время, когда принят курс на захоронение РАО, серьезные экспериментальные исследования также не проводятся, т.к. никто не хочет заниматься этим кропотливым делом. Экспериментальному изучению параметров, необходимых для оценки безопасности ПЗРО, невосполнимый ущерб был нанесен «Гидроспецгеологией», зам. директора М.Глинский пиарит «Гидроспецгеологию», чуть ли не как единственную организацию по оценке миграции радионуклидов с подземными водами. Этой организацией было разработано «Положение об объектном мониторинге состояния недр», подписанное Е.Евстратовым и С.Кириенко. Пользуясь подписью С.Кириенко, «Гидроспецгеология» навязывает предприятиям и АЭС свои услуги по мониторингу недр, которые никому не нужны, но предприятия вынуждены тратить на это значительные средства, эти средства могли бы пойти на исследование параметров, необходимых для оценки безопасности ПЗРО.

Кроме «Гидроспецгеологии» миграцией радионуклидов с подземными водами занимаются, или только декларируют, что занимаются: МГУ им. М.В.Ломоносова, ИГЕМ РАН, ИБРАЭ РАН, ИГЭ РАН им. Е.М. Сергеева, ГЕОХИ РАН, РФЯЦ-ВНИИТФ им. Е.И. Забабахина, ФМБЦ им. А.И.Бурназяна, НТЦ ЯРБ Ростехнадзора, ВНИПИпромтехнологии, ВНИПИЭТ, Радиевый институт им. В.Г.Хлопина и другие организации. Эти работы зачастую представляют собой пустое наукообразие, геологическое словоблудие или компьютерные игры по моделированию фильтрации подземных вод и миграции радионуклидов, т.к. никто из перечисленных организаций не ведет серьезные работы по экспериментальному определению необходимых параметров. Геологические и гидрогеологические данные составляют не более 30% данных, необходимых для оценки безопасности ПЗРО. Очень важны данные по выходу радионуклидов из отходов, данные по сорбционным свойствам пород и по геохимии радионуклидов в подземных водах, данные по защитным свойствам барьеров и по изменению этих свойств со временем, а также другие параметры. Можно сделать вывод, что практически все работы по оценке безопасности ПЗРО, выполненные в России, нельзя воспринимать всерьез. Имеет место следующая аксиома: наблюдаемая миграция радионуклидов практически всегда превышает расчетную миграцию, часто на много порядков.

Что касается Красноярского могильника, то до геологов и атомщиков дошло, что пустыми словами о безопасности могильника обманывать население и общественность становится все труднее, да и для Ростехнадзора и экологической экспертизы надо что-то представить, кроме геологического словоблудия. Поэтому Национальный оператор решил задним числом доказывать безопасность могильника, такого бреда в США представить просто невозможно. Как можно с пеной и рта доказывать безопасность могильника и проводить работы по оценке этой безопасности? В списке тендеров НО РАО [19] имеются следующие пункты (третий пункт записан дважды с разными номерами тендера):

            1. Геологическое доизучение (оценочная стадия) горного массива участка Енисейский для обоснования расширения интервала захоронения радиоактивных отходов до глубин 450-525 метров (+5 - -70 м. БС) объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов (Красноярский край, Нижне-Канский массив) и подготовки отчетных материалов для экспертизы в ГКЗ Роснедра. Тендер № 20707372, дата размещения: 28.02.2015, начальная цена 7 483 560 рублей. 

            2. Подготовка окончательного варианта материалов оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО, создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории». Тендер № 19767537, дата размещения: 19.11.2014, начальная цена 10 000 000 рублей. 

            3. Подготовка комплекта документации для разработки отчета по обоснованию безопасности размещения и сооружения пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов, включая подземную исследовательскую лабораторию лабораторию  (Красноярский край, Нижне-Канский массив). Тендер № 19337196, дата размещения: 09.10.2014 (тендер № 19306541, дата размещения: 07.10.2014) начальная цена 15 000 000 рублей.

По первому пункту возникает вопрос, если уже ГКЗ признала участок пригодным для могильника, то зачем проводить доизучение геологии «для экспертизы в ГКЗ Роснедра». Из второго пункта следует, что в состав подземной лаборатории должно входить хранилище РАО, а из третьего пункта, что лаборатория включена в ПЗРО. Это еще раз доказывает вранье атомщиков, что они собираются строить только не содержащую РАО лабораторию, а не пункт захоронения. В списке тендеров НО РАО [19] около полтораста пунктов, но нет ни одного пункта по определению параметров, необходимых для оценки безопасности ПЗРО. Это еще раз подтверждает вывод, что на безопасность будущих поколений атомщикам глубоко наплевать, и что в России невозможно безопасное захоронение РАО.

Еще до выполнения работ по тендерам НО РАО в Интернете появилась презентация по оценке безопасности Красноярского могильника [20], выполненная в соавторстве вышеупомянутого начальника геоэкологической партии А.Озерского и членкора РАН В.Румынина, которого некоторые отечественные коллеги считают главным корифеем страны в расчетах миграции радионуклидов и химических загрязнителей с подземными водами. В презентации показано, что возможные величины дозы облучения населения от рассмотренных радионуклидов будут примерно на 3 – 5 порядков меньше квоты 10 мкЗв/год, установленной ОСПОРБ-99/2010 для захоронения РАО. Такой вывод вызывает недоумение, на рисунке 1 приведены изолинии рассчитанной в [20] активности йода-129, самое малое значение активности равняется 10УВ, что согласно НРБ-99/2009 соответствует дозе 1 мЗв/год, т.е. в 100 раз больше, чем квота 10 мкЗв/год. Можно заключить, что  возможные дозы облучения населения при потреблении подземных вод могут многократно (на порядки) превышать предел дозы 1 мЗв/год, установленный НРБ-99/2009 для суммарного облучения от всех техногенных источников облучения.


Рисунок 1 – Результаты расчетов распространения йода-129 с подземными водами [20]

Вывод о незначительности облучения населения можно объяснить тем, что авторы [20] оценивали дозы только от потребления воды из Енисея потому, что в презентации приведены как временные вариации дозы, так и вариации потока радионуклидов в реку. Не понятно, на каком основании авторы полагали, что подземные воды не будут использоваться для водоснабжения: согласно проекту [5] предполагается отсутствие  санитарно-защитной зоны у могильника и вся территория от ПЗРО до Енисея может быть заселена. Презентация [20] выявила чудовищно преступный план атомщиков и геологов превратить всю территорию от могильника до Енисея в зону запрета использования подземных вод. Такое бывает только при необдуманных действиях, например, ГХК является аналогом американского предприятия Хэнфорд, где часть территории была реабилитирована и передана индейским племенам, но загрязненные подземные воды выведены из водопользования на неопределенное время, что создает значительные проблемы.

Чудовищная преступность планов атомщиков нисколько не уменьшится, даже если вся возможная территория загрязнения подземных вод будет исключена из водопользования и включена в горный отвод могильника, согласно российскому законодательству загрязнение подземных вод не должно выходить за пределы горного отвода. Этот преступный план родился в больном мозгу атомщиков и геологов, скорее всего, на основе опыта ГХК, когда жидкие радиоактивные отходы сбрасывались в Енисей, что привело к загрязнению донных отложений в т.ч. горячими частицами. По ряду причин при высачивании загрязненных подземных вод в Енисей донные отложения могут быть загрязнены на многие порядки значительнее, чем при сбросе ЖРО.

При сбросе значительно разбавленные сбросные воды контактируют только с первыми сантиметрами активного слоя донных отложений, а при высачивании загрязненные подземные воды контактируют со всей толщей отложений. При сбросе происходит загрязнение отложений только в самом Енисее, а при высачивании загрязняются и отложения на берегах, особенно в заливах и во впадающих в Енисей ручьях и речках, особенно в их устьях. Сброс ЖРО проводился несколько десятков лет, поступление радионуклидов из могильника в Енисей будет происходить десятки и сотни тысяч лет.

Примером радиоактивного загрязнения донных отложений являются последствия инцидента на Нововоронежской АЭС в 1985 г., когда произошла утечка ЖРО в водоносный горизонт. По прогнозам кобальт-60 должен быть достигнуть Дона с грунтовыми водами не менее, чем через 300 лет, но радионуклид появился в реке примерно через 10 лет, в результате произошло обширное загрязнение донных отложений, особенно в устье сбросного канала 1-й очереди НВАЭС, где мощность дозы на берегу превышала 3000 мкР/ч. Это вызвало возмущение общественности, речь шла даже об остановке станции, подробнее об этом инциденте написано в [21]. В настоящее время территория вдоль берега Дона объявлена запретной зоной, на рисунке 2 приведено фото этой зоны.

Судя по всему, атомщики с геологами уготовили для Енисея подобную запретную зону. Утечка ЖРО на НВАЭС носила кратковременный разовый характер, поэтому загрязнение донных отложений Дона произошло на сравнительно небольшом участке реки. Поступление радионуклидов в Енисей будет продолжаться десятки и сотни тысяч лет, загрязненные донные отложения могут быть перенесены вплоть до Карского моря, и река будет недоступна для населения не только в районе ГХК, но и вплоть до Ледовитого океана. Обитающая в Енисее царь-рыба, как назвал осетра В. Астафьев, а также другие придонные рыбы, могут стать несъедобными.


Рисунок 2 – Запретная зона вдоль берега Дона в районе НВАЭС, подобное уготовлено для Енисея вплоть до Карского моря

Авторы презентации [20] подтвердили выводы статей [13-15] о том, что Красноярский могильник представляет значительную опасность для будущих поколений, а все уверения в полной его безопасности являются полным враньем. Возможно, что скоро появятся расчеты, где загрязнение подземных вод будет таким, как надо атомщикам и геологам. Эти расчеты следует воспринимать только, как очередное вранье о безопасности Красноярского могильника, поскольку, в отличие от США и других цивилизованных стран, в России объективная оценка безопасности ПЗРО просто невозможна по изложенным в данной статье причинам.

Выводы
           
1. В США чуть ли не в средине прошлого века было признано, что при захоронении РАО абсолютная изоляция радионуклидов в отходах невозможна на десятки и сотни тысяч лет. Поэтому главная задача состоит в том, чтобы как можно корректнее оценить возможное распространение радионуклидов в окружающей среде со временем и облучение населения, т.е. выполнить оценку безопасности (safety assessment). Такой подход к обеспечению безопасности захоронений РАО сейчас принят во всех цивилизованных странах и в международных организациях (МАГАТЭ, OECD NEA и др.). Только в России в проекте по Красноярскому могильнику можно прочесть следующий бред: «При штатной работе проектируемого объекта радиационное воздействие на окружающую среду не ожидается, т.к. окончательное захоронение РАО исключает работы с открытыми источниками радиационного воздействия» [5].
           
2. Оценке безопасности ПЗРО в регулирующих документах США уделяется очень большое внимание, там разработаны отдельно документы по приповерхностному захоронению РАО и по глубинному захоронению отходов. В 80-х годах в США начались работы по двум глубинным могильникам: по могильнику трансурановых отходов в соляных отложениях в штате Нью Мексико и по могильнику высокоактивных отходов и отработанного ядерного топлива в горе Юкка-Маунтин штат Невада. Агентство по охране окружающей (ЕРА) не соглашалось с методами оценки безопасности этих могильников, используемого в документах Комиссии по ядерному регулированию (NRC), поэтому ЕРА разработало вначале документ высшего уровня для обоих глубинных могильников, а потом для каждого могильника отдельно.

3. Ничего подобного законодательству США в области захоронения РАО в России нет и быть не может. Ни в санитарных правилах, ни в документах Ростехнадзора нет конкретных и серьезных требований по оценке безопасности ПЗРО, в Основных санитарных правилах ОСПОРБ-99/2010 допускается сооружение могильников вообще без санитарно-защитной зоны. При рассмотрении Красноярского могильника и других ПЗРО в основном ссылаются на документ Ростехнадзора НП 055-04 [4], сейчас имеется новая версия документа: НП 055-14 [8], которая стала даже хуже, чем НП-055-04, из нее исчезли требования к месту расположения ПЗРО.

Документ НП-055-14 разработан как для приповерхностных могильников, так и для пунктов глубинного захоронения, как  твердых отходов, так и жидких радиоактивных отходов, такого ералаша нет в США. Этот ералаш приводит к отсутствию конкретных требований к оценке безопасности, обеспечивающих безопасность будущих поколений. В НП 055-14 отсутствуют требования по измерению конкретных параметров, необходимых для оценки безопасности могильников, отсутствует даже специальный раздел по оценке безопасности.Таким образом, в плане оценки безопасности ПЗРО документы Ростехнадзора следует считать пустыми, глупыми  и некомпетентными.

4. Еще хуже обстоит дело с документами белее высокого уровня, чем с санитарными правилами и документами Ростехнадзора. Чиновники из Росатома протащили через Госдуму Закон о РАО от 11.07.2011 №190-ФЗ, согласно которому основное регулирование захоронения РАО должно выполняться постановлениями Правительства РФ. Для Закона о РАО и для некоторых постановлений Правительства к глупости, некомпетентности и отсутствию требований к оценке безопасности добавились преступность и могучая коррупционная составляющая.

5. Законодательные и нормативные документы, безусловно, важны, но еще большее значение имеют научно-исследовательские работы по разработке методов оценки безопасности ПЗРО. В данной статье невозможно охватить хоть малую часть широкомасштабных научно-исследовательских работ проводившихся и проводимых в США, достаточно упомянуть, что на могильник Юкка-Маунтин было израсходовано около 9 млрд. долларов.

Благодаря деятельности Е.Евстратова и других чиновников из «Росатома» в России был взят курс на захоронение РАО, а не на их хранение, но чиновники думают прежде всего о своей выгоде, а на безопасность захоронения  РАО им  наплевать. Ярким доказательством этого является факт, что в списке из примерно полтораста тендеров  Национального оператора по обращению с РАО (НО РАО) [19], нет ни одного тендера по определению параметров, необходимых для оценки безопасности ПЗРО.

6. Отсутствие параметров для оценки безопасности ПЗРО является основной проблемой при захоронении РАО в России. Тем не менее, можно насчитать более десятка организаций, занимающихся миграцией радионуклидов с подземными водами, большинство исключительно из конъюнктурных соображений. Эти работы зачастую представляют собой пустое наукообразие, геологическое словоблудие или компьютерные игры по моделированию фильтрации подземных вод и миграции радионуклидов, потому что никто не ведет серьезные работы по экспериментальному изучению необходимых параметров. Из-за отсутствия параметров эти организации выполняют расчеты, как  требуется атомщикам, наблюдаемая миграция радионуклидов практически всегда превышает расчетную миграцию, часто на много порядков. Особенно в конъюнктуре преуспела «Гидроспецгеология», этой организацией было разработано «Положение об объектном мониторинге состояния недр», подписанное Е.Евстратовым и С.Кириенко. Пользуясь подписью С.Кириенко, «Гидроспецгеология» просто выкачивает деньги из предприятий.

7. Из-за сомнений в правильности оценки безопасности NRC до сих пор не выдала лицензию на строительство могильника высокоактивных отходов Юкка Маунтин, несмотря на более чем 30-летние исследования и на 9 миллиардов израсходованных долларов. Из-за несовершенства законодательства и корыстных интересов чиновники из «Росатома», возможно, не без участия зам. директора ИБРАЭ РАН И.Линге, протащили в ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» пункт 38: «Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов, включая проектно-изыскательские работы (Красноярский край, Нижне-Канский массив)». В результате выполнения ФЦП возник проект сооружения могильника высокоактивных РАО вблизи ГХК [5], про преступность проекта написано в [13 – 15], начало сооружения могильника намечено на 2016 г. Здесь очень уместно высказывание Бертрана Рассела: «Проблема этого мира в том, что глупцы и фанатики слишком уверены в себе, а умные люди полны сомнений».

8. Если в США NRC была способна остановить строительство могильника Юкка Маунтин, то в России такой организации просто нет. Ростехнадзор выдаст лицензию на все, что угодно, в т.ч. на сооружение Красноярского могильника под видом подземной лаборатории. Госсанэпиднадзор также выдаст санитарно-эпидемиологическое заключение на все, что потребует «Росатом». Окончательное решение о пригодности участка и о безопасности проекта могильника должна выдать Экспертная комиссия государственной экологической экспертизы Минприроды, нельзя сомневаться, что эта Комиссия выдаст то, что нужно атомщикам из-за некомпетентности и коррупционности Минприроды. Имеется еще общественная экологическая экспертиза, но и она может принять все, что угодно из-за меркантильной поддержки жителями Железногорска планов «Росатома» и из-за продажности некоторых общественных организаций и экологических активистов.

9. В США и в других цивилизованных странах все материалы по могильникам находятся в открытом доступе, а геологи не проводят оценку безопасности ПЗРО, их дело только представлять необходимую геологическую информацию. Но по Красноярскому могильнику около 10 лет заправляют местные геологи, которые вопреки статье 42 Конституции РФ засекретили все материалы. Согласно 42 статье каждый имеет право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды. Геологи почему-то считают, что главным регулятором при сооружении ПЗРО является Государственная комиссия по запасам (ГКЗ), что является полным абсурдом, ГКЗ может выдавать только справки, что в месте расположения ПЗРО нет полезных ископаемых.

В ГКЗ был представлен отчёт «Геологические исследования (оценочная стадия) объекта окончательной изоляции радиоактивных отходов на Нижнеканском массиве (участок«Енисейский»)» и справка «Об особенностях геологического строения, гидрогеологических и инженерно-геологических условий участка Енисейского (Нижнеканский массив) и обоснование выбора его для окончательной изоляции радиоактивных отходов».  Эти материалы со всеми приложениями обязательно должны быть в свободном доступе. При отказе представить эти материалы на атомщиков и геологов следует подать заявление о возбуждении уголовного дела по статье 237 Уголовного кодекса РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей» в нарушение 42 статьи Конституции.  Практика показывает, что обращение в Генеральную прокуратуру РФ заканчивается пустыми отписками, а красноярская Фемида полностью контролируется атомщиками.

10. До геологов и атомщиков дошло, что пустыми словами о безопасности Красноярского могильника обманывать население и общественность становится все труднее, да и для Ростехнадзора и экологической экспертизы надо что-то представить, кроме геологического словоблудия. Поэтому Национальный оператор решил задним числом доказывать безопасность могильника, такого бреда в США представить просто невозможно. В списке тендеров НО РАО [19] имеются три пункта по оценке безопасности Красноярского могильника, с общей начальной ценой примерно 32,5 млн. руб. На эти деньги выполнить серьезную оценку безопасности Красноярского могильника просто невозможно, например, на могильник Юкка Маунтин в США истрачено примерно в 15 тысяч раз больше. Но этих денег с лихвой хватит на обман населения, общественности и надзорных органов.

11. Обман уже начался с появлением презентации по оценке безопасности Красноярского могильника [20]. Авторы презентации [20] подтвердили выводы статей [13-15] о том, что Красноярский могильник представляет очень значительную опасность для будущих поколений, т.к. возможные дозы облучения населения при потреблении подземных вод могут на порядки превышать предел дозы 1 мЗв/год, установленный НРБ-99/2009 для облучения от техногенных источников, не говоря уже о квоте дозы 10 мкЗв/год, установленной ОСПОРБ-99/2010 для захоронения РАО.

Не понятно, на каком основании, авторы [20] решили, что подземные воды не будут использоваться для водоснабжения, а возможное облучение населения будет связано только с потреблением воды из Енисея. Презентация [20] выявила чудовищно преступный план атомщиков и геологов превратить всю территорию от могильника до Енисея в зону запрета для использования подземных вод. Преступность плана частично связана с неосведомленностью атомщиков и геологов с последствиями загрязнения подземных вод. Этот план родился у атомщиков и геологов, скорее всего, на основе опыта ГХК, когда ЖРО сбрасывались в Енисей, что привело к загрязнению донных отложений в т.ч. горячими частицами. По ряду причин при высачивании загрязненных подземных вод в Енисей донные отложения могут быть загрязнены на многие порядки значительнее, чем при сбросе ЖРО.

Примером этого является радиоактивное загрязнение донных отложений реки Дон, которое произошло из-за утечки ЖРО в водоносный горизонт на Нововоронежской АЭС в 1985 г. По прогнозам кобальт-60 должен быть достигнуть Дона с грунтовыми водами не менее, чем через 300 лет, но радионуклид появился в реке примерно через 10 лет, в результате произошло обширное загрязнение донных отложений, особенно в устье сбросного канала 1-й очереди НВАЭС, где мощность дозы на берегу превышала 3000 мкР/ч. В настоящее время территория вдоль берега Дона объявлена запретной зоной. Судя по всему, атомщики с геологами уготовили для Енисея подобную запретную зону, река может быть недоступна для населения не только в районе ГХК, но и вплоть до Ледовитого океана. 
           
12. Похоже, что авторы презентации [20] допустили элементарный «прокол», когда опубликовали расчеты с недопустимым загрязнением подземных вод. Возможно, что скоро появятся расчеты, где загрязнение подземных вод будет таким, как надо атомщикам и геологам. Эти расчеты следует воспринимать только, как очередное вранье о безопасности Красноярского могильника, поскольку, в отличие от США и других цивилизованных стран, в России объективная оценка безопасности ПЗРО просто невозможна по изложенным в данной статье причинам. 
           
Из-за невозможности объективной оценки безопасности ПЗРО при захоронении РАО Россия может быть превращена в радиоактивную помойку рвением алчных и коррумпированных чиновников; экологической неосведомленностью и враньем атомщиков и геологов; имитацией деятельности научных сотрудников-конформистов; функционированием некомпетентных сочинителей законов, постановлений, норм и правил; бездействием марионеточных надзорных органов; соглашательством меркантильного и подневольного населения и экологических активистов.

Литература
1. Ядерный кластер, или Чернобыль с Фукусимой по-красноярски.  Красноярская версия, 20.11.2014. http://www.centrosib.info/2014/11/20/yadernyiy-klaster-ili-chernobyil-s-fukusimoy-po-krasnoyarski/
2. Гражданская ассамблея против ядерного могильника, Сегодняшняя газета, Красноярск-26, 03.10.2014. http://sgzt.com/k26/?module=articles&action=view&id=2403&issue=503http://sgzt.com/k26/?module=articles&action=view&id=2403&issue=503
3. Федеральный закон «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 N 7-ФЗ.
4. НП 055-04. Захоронение радиоактивных отходов. Принципы, критерии и основные требования безопасности.
5. Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов (Красноярский край). Стратегический проект №7 Госкорпорации «Росатом». Том 9н. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). ВНИПИПТ, М., 2011.
6. СП 2.6.1.2612-10. Основные  санитарные правила обеспечения радиационной  безопасности (ОСПОРБ-99/2010).
7. Олег Александров. «Коррупционное царство» Юрия Трутнева. Общероссийская общественно-политическая электронная газета The Moscow Post.  29.03.2012. http://www.moscow-post.com/politics/korruptsionnoe_tsarstvo_jurija_trutneva8774/
8. НП 055-14. Захоронение радиоактивных отходов. Принципы, критерии и основные требования безопасности.
9. Б.Е.Серебряков. В чем виноват Е.Евстратов. Интернет-издание «Проатом»,  21.10.2011. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3346
10. Б.Е.Серебряков. О недостатках закона № 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами…». Интернет-издание «Проатом», 27.07.2011. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3167
11. Б.Е.Серебряков. О проекте постановления Правительства РФ по РАО. Интернет-издание «Проатом»,  14.03.2012. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=3637
12. Б.Е.Серебряков. Как НИИРГ способствует загрязнению окружающей среды и облучению населения. Интернет-издание «Проатом»,  28.03.2013. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=4415
13. Б.Е. Серебряков. О небезопасности Красноярского могильника РАО. Интернет-издание «Проатом»,  14.04.2014.  http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5226
14. Б.Е. Серебряков. «Росатом» сооружает новый Карачай около Красноярска. Интернет-издание «Проатом»,  26.06.2014. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=5394
15. Б.Е. Серебряков. Обман, как способ общения с населением. Интернет-издание «Проатом»,  12.05.2015. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=6021
16. Грегори Яцко, экс-глава NRC: «Все знают, как решить проблему ядерных отходов. Нужно всего лишь найти для этого подходящее место». Российское атомное сообщество. Интервью, 02.04.2013. http://www.atomic-energy.ru/interviews/2013/04/02/40868
17. В Красноярске обсудили радиационную безопасность населения в условиях захоронения радиоактивных отходов на территории Красноярского края. «Сибирское агентство новостей Красноярск». 13.09.2013. http://krsk.sibnovosti.ru/society/239748-v-krasnoyarske-obsudili-radiatsionnuyu-bezopasnost-naseleniya-v-usloviyah-zahoroneniya-radioaktivnyh-othodov-na-territorii-krasnoyarskogo-kraya
18. Страна должна знать своих героев. И Красноярск тоже. «Сибирское агентство новостей. Новый ядерный могильник под Красноярском». 12.02.2015. http://forum.krasmama.ru/viewtopic.php?t=636551&start=270&sid=cb70593d4b6536c764311e1dfb5fecf8
19. РосТендер - Все Тендеры России. Тендеры: НО РАО (ФГУП) http://rostender.info/category/tendery-fgup-no-rao-18275?pg=1
20. В.Г. Румынин, А.Ю. Озерский. Оценка долговременной безопасности пункта окончательной изоляции РАО (участок «Енисейский»). ОАО «Красноярскгеология», Институт геоэкологии им Е.М Сергеева РАН, СПб Отделение. Москва, 6 ноября 2014 г. http://www.hge.spbu.ru/download/presentation_ru_oz.pdf
21. Б.Е. Серебряков, Е.А. Иванов, А.П. Щукин. Моделирование переноса 60Со грунтовыми водами. Атомная энергия, 2006 г., т. 100, вып. 3, с. 220-225.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Обращение с РАО и ОЯТ
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Обращение с РАО и ОЯТ:
Снятие АЭС с эксплуатации: проблемы и пути решения

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4.8
Ответов: 10


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 16 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 25/06/2015
Ну точно, иностранный агент!


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 26/06/2015
После того, как я послал статью в редакцию, я получил интересный материал: Министерство природных ресурсов и экологии Красноярского края письмом №МПР/2-14613 от 10.06.2015 извещает, что Правительство Края никогда не давало разрешение на строительство могильника. Правительство письмом №3-07249 от 07.09.2009 в адрес Е.Евстратова согласовывало только изыскательские работы. Это письмо было направлено по поводу "Декларации о намерениях" строительства первоочередных  объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов (Красноярский край, Нижне-Канский массив)", которая была подписана директором департамента Е.Кудрявцевым, начальников отдела И.Гусаковым-Станюковичем и утверждена Е.Евстратовым 04.07.2008. 
Получается, что проект могильника, разрабатывался незаконно!
Все это демонстрирует, в какой спешке чиновники из "Росатома" "осваивают" бюджетные деньги, не обращая внимние на элементарную законность.
 -Серебряков


[
Ответить на это ]


[Без темы] (Всего: 0)
от Гость на 26/06/2015
Не возможно построить могильник, без одобрения местной администрации. Множество организаций всегда вовлечено в  процесс одобрения подобного строительства. Также, прохоят общественный слушания, где местным жтелям предоставляют соответствующие документы и обьясняют что как будет работать. Так что если у вас есть подобное письмо, то почему бы вам его не выложить?


[
Ответить на это ]


Re: Строительство огильника всегда проходит через одобрение местной администрации (Всего: 0)
от Гость на 26/06/2015
Министерство природных ресурсов и экологии Красноярского края письмом от 10.06.2015г. официально ответило следующее: 
"По обращению Госкорпорации "Росатом" (исх. от 31.08.2009 № 02-6539) Правительством края согласовано размещение места проведения проектно-изыскательских работ на участке "Енисейский" Нижне-Канского массива. Других обращений о согласовании места размещения ПГЗРО в министерство природных ресурсов и экологии края не поступало".
При этом общественные слушания по первоочередным объектам окончательной изоляции РАО были проведены в Железногорске ещё в 2012 году. 


[
Ответить на это ]


Re: Строительство огильника всегда проходит через одобрение местной администрации (Всего: 0)
от Гость на 20/08/2015
На общественные слушания в Железногорске просто не допустили тех, кто против голосовал !!!


[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 26/06/2015
>> Ну точно, иностранный агент!
Точно! И скорее всего, русский!


[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 25/06/2015
Проблема миллионов тонн накопленного радиоактивного говна нерешаема - вот же досталась головная боль человечеству на дцать поколений вперед! Атомная энергетика в ее нынешнем виде должна быть запрещена на законодательном уровне.


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 28/06/2015
..проблема миллионов тонн...нерешаема...  Почему же не решаема? В газете "Страна Росатом" приведена сумма необходимая для захоронения "выделений" атомной энергетики и это всего лишь 27триллионов рублей - конечно, это предварительная сумма. Кто кого: Росатом Россию или Россия Росатом.


[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 28/06/2015
Да, некоторым специалистам дело захоронения РАО в России доверять нельзя. В сети выложены «Материалы обоснования лицензии…» по Красноярскому федеральному могильнику (https://cloud.mail.ru/public/9V77/FKWiSgNcw). Решением о месте размещения объекта является схема территориального планирования Российской Федерации в области энергетики, утвержденная распоряжением Правительства РФ от 11.11.2013 № 2084-р (схема территориального планирования согласована заместителем председателя Правительства Красноярского края от 06.08.2013 №11-09995). Исполнитель - ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами». Очень «компетентный» документ. Комментирую лишь часть. «Откровения» из таблицы 8.1 (том 3, ответы на вопросы граждан): п. 6.2 «В соответствии с ранее выполненными НИОКР существующие объекты ФГУП ФЯО «ГХК» не применимы для целей надежной окончательной изоляции заявленных количеств РАО 1 и 2 классов»; п. 8.15 «Место расположения планируемого объекта и его первой очереди – подземной исследовательской лаборатории было продемонстрировано докладчиками на карте-схеме в границах промышленной площадки ФГУП «ГХК», в 4 км от Изотопно-химического завода ФГУП «ГХК»»; п. 9 «Организация системы физической защиты будет полностью соответствовать требованиям действующих норм и правил в области использования атомной энергии»; пункты 15.3, 16.1, 17.4, 20.1, 22.1, 28.2, 30.1  «Транспортировка больших объемов РАО является деятельностью, связанной с повышенной опасностью, в связи с этим в России действует принцип приближения объектов окончательной изоляции РАО к местам их образования и накопления. ГХК является одним из крупнейших источников образования и накопления РАО в РФ»; п. 28.1 «В Москве и Центральном федеральном округе не обнаружено потенциально пригодных для захоронения таких РАО горных пород, … отсутствуют высококвалифицированные специалисты, имеющиеся в атомных городах, к которым относится ЗАТО г. Железногорск». КРАТКО ОБОБЩАЮ ЭТИ ЦИТАТЫ (без наукообразного «тумана»): московские специалисты низкой квалификации, подтверждая непригодность горного массива промплощадки ГХК для целей захоронения, заявляя вопреки всей международной практике о главном критерии выбора площадки для федерального/национального объекта не по принципу качества пород, убеждены все же, что они, потратив миллиарды долларов, смогут в 4 км от Енисея безопасно захоранивать РАО и обеспечивать их физическую защиту сотни тысяч лет по правилам сегодняшней энергетики, хотя могильник/геологическое хранилище вообще не производит энергию, а будет долго потреблять ее – поэтому нормами, правилами и схемами размещения энергетических объектов регламентироваться не должен. КАК ТАКИЕ ДЕЛА НАЗЫВАЛИ РАНЬШЕ? И ДАДУТ ЛИ НЫНЕ ЗА ОБОСНОВАНИЕ КРАСНОЯРСКОГО МОГИЛЬНИКА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ПРЕМИЮ?


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 25/06/2015
То ли еще будет! Вспомните про Украину с ее гражданской войной. В Донецке, кажется, уже есть повреждение источника. А сколько их, включая АЭС, еще осталось.  А уж если ИГИЛ до АЭС доберется, тогда туши свет.


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2015
НО РАО выложил материалы обоснования лицензии  на размещение и сооружение не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО, создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории (включая материалы оценки воздействия на окружающую среду).http://www.norao.ru/press-center/1/431/

Подразумевается сооружение первой очереди могильника под видом подземной лаборатории.
Оценка радиационной безопасности будущих поколений полностью отсутствует в этих материалах, только указано, что в постэксплуатационный период  доза облучения населения не превысит 0,003 мЗв/год, что в три раза меньше квоты 0,01 мЗв/год.
Авторы не сознают, что при очень большой неопределенности эти значения не отличаются друг от друга.
В США подобные материалы даже бы не рассматривались, а авторы, скорее всего, подыскивали бы другую работу.
-Серебряков



[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 29/06/2015
Насколько мне известно, США на своей территории захоронений ОЯТ не осуществляют. Была информация, что они это делают в Аргентине. Кто-то может сообщить об этом более достоверно?


[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 03/07/2015
Все, кто мешает Росатому осваивать миллиарды - точно немецкие шпионы. И иногда туркменские! Люди, будьте бдительны !!!


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 15/07/2015
В своем антиядерном запале г-н Серебряков маленько запутался: как можно обосновывать безопасность объекта не имея проектных решений? На какой основе ОВОС делать? Те же хваленые Серебряковым американцы многие годы делали и переделывали именно проект могильника ОЯТ в Юкка-Маунтин с учетом и результатов исследований, проведенных в этой горе, и новых идей как изолировать ОЯТ, и результатов моделирования, и т.п. Именно на базе проектных решений они просчитали экономику этого могильника - и обложили соответствующей данью свои АЭС. И в результате остались у разбитого корыта, закрыв финансирование этого проекта. А вот про финнов г-н Серебряков что-то скромно умалчивает - ведь они идут тем же путем, создавая объект захоронения ОЯТ рядом с одной из своих АЭС и в качестве первого этапа там же ведут исследования в подземной лаборатории. Вероятно, они первыми в мире начнут захоранивать отработавшее топливо (лет через 5-7).


[ Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 16/07/2015
По Красноярскому могильнику появились не проектные решения, а детальный проект, на который было ухлопано много миллионов рублей. Проект появился раньше, чем адекватная оценка безопасности, которой нет до сих пор и вообще не предвидится.  С 2016 года этот проект будет претворяться в жизнь. Надо сообщить об этом финнам, шведам, американцам, французам и т.д., пусть посмеются, или наложат еще санкций. Ничего, кроме Карачаев наши атомщики создавать не способны.
-Серебряков  


[
Ответить на это ]


Re: О невозможности безопасного захоронения радиоактивных отходов в России (Всего: 0)
от Гость на 16/07/2015
По Красноярскому могильнику появились не проектные решения, а детальный проект, на который было ухлопано много миллионов рублей. Проект появился раньше, чем адекватная оценка безопасности, которой нет до сих пор и вообще не предвидится.  С 2016 года этот проект будет претворяться в жизнь. Надо сообщить об этом финнам, шведам, американцам, французам и т.д., пусть посмеются, или наложат еще санкций. Ничего, кроме Карачаев наши атомщики создавать не способны.
-Серебряков  


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.20 секунды
Рейтинг@Mail.ru