proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Атомный год 2016
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
ОЯТ не перерабатывать! Только захоранивать, не нарушая оболочек твэлов
Согласен
Согласен с оговорками
Не согласен

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[10/11/2017]     Западня для сенатора

Михаил Васютин, г. Озерск

Нашумевший в Российской Федерации судебный процесс бывшего сенатора Константина Цибко медленно, но верно уходит в историю. Рассмотрение апелляции в Челябинском областном суде было назначено на 25 октября.  Озерский суд постепенно приходит в себя, а сам Константин до перевода в Челябинск находится в СИЗО-4 города Златоуста.



Напомним, что 3 августа Озерский суд признал бывшего члена Совета Федерации от Челябинской области Константина Цибко виновным в получении взяток по статье 290, части 6 УК РФ и приговорил к 9 годам лишения свободы и штрафу в 70 миллионов рублей.

По версии обвинения взятки были получены от Евгения Тарасова за содействие в назначении на должность главы администрации Озерского округа и предпринимателя Олега Лакницкого за помощь в продвижении его коммерческих проектов.

 Приговор в отношении Цибко поражает своей абсурдностью. Бывший сенатор, конечно, не ангел. На вершинах российской политики таких не бывает. Но он осужден за то, что не совершал. Представить себе недавнего политика в камере, бывшей в прошлом знаменитой тюрьмы, превращенной ныне в следственный изолятор сложно, но приходится.

Почти полтора года рассматривалось уголовное дело. Постепенно вскрывалась вся подноготная этой откровенной фальсификации. К концу процесса даже у самых критически настроенных скептиков не осталось сомнений в невиновности Цыбко. У всех, кроме судьи…

 

Жарким летом в Озерске

Как начиналась эта громкая история, потрясшая до самого основания всю властную вертикаль Челябинской области? Какие цели преследовала, и какое отношение к ней имеет Цибко?

Для ответа на эти вопросы придется вернуться на несколько лет назад. Летним днем 21 июня 2012 года сотрудники ФСБ по обвинению в хищении средств арестовывают в городе Озерске Челябинской области группу местных руководителей.

В их числе оказались глава администрации Евгений Тарасов, его заместители Валентин Гунин и Елена Крылова. Все трое выходцы из города Магнитогорска, годом ранее поступившие на работу в администрацию Озерска.

Жили они здесь роскошно. Тарасов, например, занимал целый этаж в гостинице. Летал на отдых в Чехию и на Маврикий, лечился в Германии, проигрывал крупные суммы в казино.  

А также в числе расхитителей оказался и директор муниципального предприятия коммунального хозяйства ММПКХ Константин Новиков. Наиболее пострадавший участник в этой кампании. Подельники обращались с ним, мягко говоря, невежливо.

Тарасов, например, просто грозил разбить голову битой. С подобной публикой связываться себе дороже. Но должность директора, несмотря на все унижения, оказалась для него важнее интересов предприятия. И Новиков стал активным участником хищения.

Причина ареста по нынешним временам банальна – хищение в составе организованной группы. В течение нескольких месяцев, начиная с октября 2011 года,  оперативники ФСБ контролировали весь процесс подготовки и совершения преступления, прослушивая телефонные переговоры и фиксируя каждый шаг обвиняемых. Но почему не вмешались? Так и осталось неясным.

В орбиту наблюдения попал и тогдашний глава Озерского городского округа – Александр Калинин, ранее возглавлявший местный отдел ФСБ. Следить за бывшим начальником! Это, наверное, тайная мечта для многих чекистов. Арест Тарасова для Александра Калинина явился полной неожиданностью.

 В этот день на импровизированной пресс-конференции у входа в администрацию он выглядел подавленным и растерянным. С бывшим коллегой работники ФСБ свои действия явно не согласовывали.

 

Как украсть миллионы?

Судя по материалам уголовного дела, схема выявленного хищения оказалась на удивление проста. В Озерском округе возникла потребность в разработке схемы теплоснабжения. Этим решили воспользоваться Тарасов и соучастники. В качестве исполнителя без всяких конкурсов, на основе устной договоренности привлекли расположенный в Озерске филиал проектного института ОАО «ГСПИ» - УПИИ ВНИПИЭТ.

Специалистов нужного профиля здесь не было и ранее разработкой схем теплоснабжения заниматься институту не приходилось. Как выяснилось в будущем, выполнить эту схему они так и не смогли. Работу, проделанную в филиале ВНИПИЭТ, в дальнейшем пришлось забраковать и схему теплоснабжения заказывать заново.

На подготовку схемы теплоснабжения выделялось 25 миллионов 800 тысяч рублей. Эти средства снимались со счетов ММПКХ и переводились на счет фирмы-посредника ООО «УралТехноСтрой» в документах сокращается как ООО «УТС».

 Предприятие представляло собой номинальное юридическое лицо, хозяйственной деятельности не вело, существовало исключительно для движения финансовых средств.

Между ММПКХ и ООО «УТС» был заключен фиктивный договор от 28.11.2011 г. Согласно ему ООО «УТС» выступило подрядчиком и брало на себя обязательство разработать схему теплоснабжения по Озерскому городскому округу. Цена договора с учетом НДС составляла 25 миллионов  800 тысяч рублей. Фактически ООО «УТС» никаких работ по этому договору не выполняло и не должно было выполнять.

Еще один договор 21.11.2011 г. был заключен между ООО «УТС» и филиалом ВНИПИЭТ. В соответствии с ним уже филиал проектного института выступал подрядчиком и брал на себя обязательство разработать схему теплоснабжения Озерского городского округа.

 Только сумма договора составляла уже 3 379 921 руб. 20 копеек с учетом НДС. Таким образом, материальный ущерб составил сумму в  22 420 078 рублей 80 копеек, что является особо крупным размером.

Перечисления средств из ММПКХ на счет ООО «УТС» происходили в период с 28 ноября 2011 до 11 марта 2012 г.

Наиболее активно с 28.11.2011 г. по 29.12.2011 г. За пределами этого периода с 16.02.2011 по 19.04.2011 произошло еще несколько перечислений. В том числе последнее 19 апреля 2011 на счет некоего ООО «УралПромКомплект». Аналогичной номинальной организации. В общей сложности на сумму 25 800 000 рублей.

Очень своеобразно происходил платеж в филиал  ВНИПИЭТ. Средства перечислялись со счетов мнимых должников ООО «УТС» - ООО «Орбита - Сервис» 30.12.2011 и 11.01.2012 и ООО «Бартек - Трейд» 22.03.2012 и 11.04.2012 г.

Директором ММПКХ Новиковым 5 апреля 2012 года были подписаны фиктивные акты сдачи – приемки выполненных работ с ООО «УТС» и приняты несуществующие работы на сумму 25 800 000 рублей.

При этом 23.03.2012 были подготовлены и подписаны акты сдачи – приемки выполненных работ на сумму 3 379 921 рубль 20 копеек между ООО «УТС» и филиалом ВНИПИЭТ.

Оставшиеся 22 420 078 рублей 80 копеек рублей и стали объектом хищения. Между кем и как они распределялись? Этот вопрос так и остался до конца не выясненным. Часть средств использовалась для оплаты услуг при их обналичивании. На этом этапе появляются несколько новых участников.

 

Действующие лица и исполнители

Основную организаторскую роль в данной истории выполнил Валентин Гунин. Именно он по указанию Евгения Тарасова занимался поиском предприятия – посредника, для этой роли и потребовалось ООО «УТС».

С этой целью Валентин Гунин обратился к знакомой ему жительнице Магнитогорска Ларисе Разенковой. Женщина с характером. При обыске у нее обнаружили пистолет. Как следует из пояснения, якобы, он был случайно найден в начале июня 2012 года возле гаража.

То есть незадолго до обыска. Буквально на днях. Хотела сообщить в милицию, но из-за большой загруженности на работе не смогла этого сделать.

А вот пистолет подобрать смогла. Интересно, интересно.  Суровые дамы живут в Магнитогорске. Пистолеты в гаражах находят. О дальнейшей судьбе пистолета информации нет. Об ответственности Разенковой за его хранение тоже.

 В свою очередь,  она привлекла еще одного общего знакомого Валерия Зуева. Располагая обширными связями именно Зуев и предоставил необходимые реквизиты ООО «УТС».

Валерий Зуев предоставил следствию подробные показания. Через посредников он организовал обналичивание средств, поступавших на расчетный счет ООО «УТС». За услуги посредники удерживали 8% от общей суммы, в том числе 0,5% составила стоимость услуг Зуева.

Всего Зуеву посредники передали около 20 миллионов рублей. Из которых 10 миллионов он передал Разенковой в ходе трех встреч. В начале декабря 2011 года на ее квартире и два раза в различных районах города Магнитогорска в начале 2012 года. 

Еще 10 миллионов непосредственно Гунину с которым тоже встречался трижды. Дважды у поселка Шершни при выезде из города Челябинска и однажды вблизи села Уйское в начале декабря 2011 года.  Разенкова также передавала полученные средства Гунину и дважды знакомому Тарасова Николаю Асанову. За помощь Гунин выплатил ей 100 тысяч рублей.

Таким образом, обналичено оказалось около 20 миллионов рублей. Запомним эту цифру.

В показаниях Валентина Гунина эта цифра меняется неоднократно. На допросе 9 июля 2012 года он называет цифру в 17 миллионов рублей. Все обналиченные средства передавались Тарасову. 

Но на допросе 31 августа 2012 года появляются новые суммы и новые сведения. Сумма обналиченных средств вырастает уже до 20 миллионов рублей. Кроме того, на этом допросе Гунин впервые заявляет, что по просьбе Тарасова относил деньги суммой примерно 8 миллионов рублей в служебный автомобиль Цибко.

Однако на допросе 24 января 2013 года Гунин сообщает новые обстоятельства. На сей раз - он заявляет, что средства в размере 18-20 миллионов рублей полностью  передавались Тарасову.

Давая показания на судебном заседании 26 апреля 2016, он называет уже четвертую цифру – 20, 5 миллионов.

Различия существенные и их трудно объяснить простой забывчивостью. С учетом 8% комиссионных обналичено могло быть примерно 20,5 миллионов рублей. Последняя цифра, по версии Гунина, выглядит более достоверной.

По просьбе Тарасова Николай Асанов передал 2 миллиона рублей от Разенковой тогдашнему главе Магнитогорска Евгению Тефтелеву, давнему знакомому семьи Тарасовых. Таким образом, в распоряжении Евгения Тарасова должно было оказаться примерно 18,5 миллионов рублей. На этом пока и остановимся.

 

А это уже не смешно!

Но какова дальнейшая судьба похищенных средств? Вот здесь начинается самое интересное. На самом первом допросе Тарасов 22 июня 2012 года сообщает, что примерно в октябре 2011 года у него возник умысел на хищение денежных средств ММПКХ при разработке схемы теплоснабжения.

 С этой целью он поручил Гунину найти фирму, через которую будут обналичиваться денежные средства ММПКХ. Елена Крылова должна была контролировать перечисление средств. Подготовкой всех фиктивных документов занимался Гунин.

Разница денежных средств, которую Тарасов собирался похитить, составляла примерно 18 миллионов рублей. В период времени с 29.11.2011 по 19.04.2012 Тарасов контролировал действия Гунина и Крыловой по поступлению денег. В общей сложности со слов Тарасова, он получил от Гунина порядка 18 миллионов рублей. Каким образом он распорядился похищенными деньгами, Тарасов в тот момент утверждал, что не помнит. Спустя три месяца после совершения хищения он не помнил!

Пожалуй – это был единственный допрос, на котором Тарасов давал более или менее правдивые показания. Аналогично, более или менее достоверное объяснение дает Гунин на допросе 9 июля 2012.

А вот дальше начинается настоящий детектив с элементами фантастики. Читать становится все интереснее. Особенно, когда видишь, как постепенно создается фальсификация будущего обвинения против Цибко.

Но зачем это было нужно? Все очень просто. Константин Цибко и еще одна будущая жертва судебного преследования Николай Сандаков входили в ближайшее окружение бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича. Главным свидетелем обвинения в обоих случаях явился один и тот же человек – Евгений Тарасов.

 

Синдром «дорожной революции»

Три с половиной года губернаторства Юревича запомнились двумя процессами – бурным жилищным и дорожным строительством и непрерывными конфликтами с областными правоохранителями. В итоге конфликт Юревича и силовиков стал темой обсуждения даже на федеральном уровне.

Михаил Юревич  - человек состоятельный и самостоятельный. Долларовый миллиардер. В политику пришел из бизнеса, которым начал заниматься еще в 1991 году. Он привык действовать так, как считал нужным. В сложившуюся в области расстановку сил и распределение сфер влияния он ворвался как бульдозер. Непосредственно задев интересы многих заинтересованных лиц.

Чего стоила одна знаменитая «дорожная революция»! Результат очевиден. В Челябинске в кратчайшие сроки сформирована очень приличная дорожная сеть, которая позволяет передвигаться по миллионному городу практически без пробок.

Для сравнения - в соседнем Екатеринбурге транспортный коллапс регулярно просто парализует уличное движение. Более или менее свободно перемещаться по городу возможно только пешком или на велосипеде.

 Километровые пробки на улицах и мчащиеся по трамвайным путям автомобили в Екатеринбурге стали явлением привычным. Реализовать в городе свой вариант «дорожной революции» здесь не смогли или просто не захотели.

А теперь только представьте, сколько влиятельных лиц в области оказались ущемлены в результате «бульдозерной» тактики Юревича? Месть была неизбежна. И сегодняшняя ситуация вокруг Юревича – это следствие. А Цибко стал просто звеном этого противостояния. Другого объяснения трудно придумать.

Даже по материалам допросов Тарасова видно, что следствие первоначально пыталось найти компрометирующие материалы и на Юревича, но в итоге  сосредоточилось на Цибко.

В чем причина неоднократных резких изменений в показаниях Тарасова? Возможно, объяснение лежит в том, что еще 30 июля 2011 он обратился с ходатайством о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве  к тогдашнему прокурору Челябинской области Александру Войтовичу.

 Уже 1 августа досудебное соглашение о сотрудничестве с ним было заключено. А 8 августа и Гунин обратился с аналогичным ходатайством. 14 августа  соглашение заключено и с ним.

В чем же заключалась суть соглашения? Да все очень просто. Они обязуются дать показания в отношении лица занимающего высшую государственную должность от Челябинской области, которому Тарасов передавал похищенные из ММПКХ средства.

 

Версии Тарасова

Фамилия Цибко в  тексте соглашений не звучит, но сразу понятно о ком идет речь. Как сообщает Тарасов, на выборы данному лицу было передано 18 млн. рублей. И называет места, время и суммы передачи средств. Все очень туманно и нечетко. Судите сами.

Передано указанному лицу при следующих обстоятельствах:

6 - 8 млн рублей в ноябре 2011 в Озерске  у здания администрации;

3 млн в Екатеринбурге в ресторане (или 5 млн рублей) - дату не указывает;

1,7 млн рублей в декабре 2011 в Озерске;

примерно 500 тысяч рублей в конце января 2012 в Озерске;

примерно в конце января – начале февраля 2012  еще 4 млн рублей.

И это все. Со времени описываемых событий прошло всего полгода, но Тарасов не может указать ничего конкретного.

Он обязуется подтвердить указанные факты на очной ставке, принять участие в оперативно – розыскных мероприятиях и дать показания о других совершенных преступлениях указанным лицом.

В дальнейшем Тарасов свои показания менял неоднократно. Но на этих сбивчивых и противоречивых сведениях и построено все обвинение Цибко.

Протокол допроса Тарасова от 3 августа 2012 года сообщает принципиально новую информацию. С его слов примерно в конце 2010 года с помощью депутата Государственной Думы Марселя Юсупова он познакомился с Константином Цибко, на тот момент членом Совета Федерации.

Примерно в конце января 2011 года Цибко предложил Тарасову занять должность главы администрации Озерского городского округа и он согласился. На тот момент никаких условий Цибко не ставил.

Но в июле 2011 года на очередной встрече с Цибко на улице в центре Челябинска, Цибко высказал просьбу, что ему необходимо предоставить денежные средства в сумме от 15 до 30 миллионов рублей на выборы. Данную просьбу Тарасов воспринял как указание, поскольку понимал, что его дальнейшая карьера зависит от Цибко. 

Таким образом, по новой версии Тарасова, хищение средств ММПКХ было организовано с целью передать их в дальнейшем Цибко на выборы. В общей сложности 18 миллионов рублей.

Обратим внимание, что со слов Тарасова впервые Цибко заговорил с ним о деньгах на выборы в июле 2011 в Челябинске. Увидим потом, как причудливо менялась картина событий.

Дальнейшие события, по версии Тарасова, развивались следующим образом. Гунин передал ему в конце ноября 2011 примерно 6 - 8 миллионов рублей. В начале декабря около 3-5 миллионов рублей. В середине или конце декабря 1,7 млн. рублей. В конце января около 500 тыс. рублей. И около 4 млн. рублей в начале февраля. Точнее сказать он не смог. Итого Гунин передал Тарасову некуюсумму в диапазоне примерно 15,2 – 19,2 млн рублей.

 

Деньги и их судьба

В протоколах допросов Тарасов утверждает, что передавал их Цибко следующим образом:

Примерно 6-8 млн рублей передал лично Цибко в конце ноября 2011 года в здании администрации округа в коридоре возле своего кабинета. При передаче никто не присутствовал. Деньги находились в черной полимерной папке.

Примерно 3-5 млн рублей в начале декабря 2011 года в гостинице «Париж» в городе Озерске, в номере расположенном на втором этаже. При передаче никто не присутствовал. Деньги находились в черном полимерном пакете.

В середине или конце декабря 2011 года передал 1,7 млн рублей у ресторана «Баргаштайн», в городе Челябинске. При передаче никто не присутствовал. Деньги были в пачке, перемотаны резинкой.

В конце января 2012 г. на улице возле какого-то ресторана в Озерске передал 500 тыс. рублей. Деньги были в пачке, перемотаны резинкой. При передаче никто не присутствовал.

Примерно 4 млн рублей в начале февраля 2012 года у здания администрации в Озерске положил в багажник служебного автомобиля «Кадиллак» или «Вольво». Водитель сидел в машине и Цибко попросил водителя открыть багажник и Тарасов положил черный пакет с деньгами в багажник.

Со слов Тарасова о передаче средств Цибко знал Гунин, но деталей он не знал. Каким образом распорядился Цибко якобы полученными им средствами, Тарасов не знал.

Жуть! На что уходят деньги муниципального предприятия. Кошмар!

 

Тарасов – новая версия

Еще одна, совершенно новая картина событий появляется в протоколе допроса Тарасова от 27 августа 2012. Вчитайтесь! Здесь столько всего накручено!

Он сообщает, что в начале июня 2011 ему позвонил Цибко и в очередной раз дал понять, что назначение Тарасова состоялось только благодаря его усилиям. При этом произнес дословно: «Вникаешь, какие мысли?» и «Думай на чем можно заработать, будут выборы».

Сказанное Цибко было воспринято Тарасовым, как призыв к действиям, направленным на получение денежных средств. В том числе незаконным путем для последующей передачи Цибко.

В июне 2011  Цибко приезжал в Челябинск. Тарасов встретился с ним наедине. Но где проходила встреча не помнит. Цибко спросил дословно: «Какие планы сейчас ты видишь. На чем можно в Озерске заработать?»

Тарасов ответил, что заработать можно за счет средств муниципальных предприятий, а также сказал, что будет прорабатывать различные варианты.

Со слов Тарасова они оба понимали, что речь идет о «зарабатывании» денежных средств незаконным путем. Цибко заявил дословно: «Самое главное, чтобы никто не знал. Со временем твоих людей отблагодарим». Это было воспринято как указание ускорения вопроса по получению денежных средств, в том числе незаконным путем для Цибко.

В конце июня – начале июля 2011 Цибко прибыл в Озерск. В ходе общения, которое состоялось вблизи администрации города, на территории озерского парка Цибко опять дал понять, что назначение на должность стоило ему много сил.

Тарасов спросил, как он должен его за это отблагодарить. На что Цибко ответил, что он должен будет ему лично передать наличными денежные средства порядка 5 – 10 млн рублей. При этом Цибко спросил дословно: «Откуда возьмешь деньги?»

Тарасов ответил, что деньги можно получить за счет продажи муниципального имущества. При разговоре никто не присутствовал. Сказанное Цибко было воспринято Тарасовым как вымогательство за содействие в назначении его на должность.

В сентябре 2011 Тарасов находился в Москве, где встретился с Цибко в районе «Чистые пруды». Общение проходило в автомобиле Цибко марки «Мерседес-Бенц».

После того, как он попросил своего водителя выйти Цибко произнес дословно: «Сейчас я буду появляться в Челябинске и Озерске часто. Поэтому нужно мне будет много денег. Будут выборы. Деньги нужны под выборы. Это очень нужно губернатору Челябинской области Юревичу и мне».

Тарасов ответил, что деньги готовит, имея в виду схему хищения средств с ММПКХ. Сказанное Цибко было им воспринято как необходимость передачи денег Цибко под видом подготовки предстоящих выборов.

Отвлечемся немного от этого полета фантазии. Выглядит неубедительно. Иметь в виду схему хищения с ММПКХ в сентябре 2011 Тарасов просто не мог. Как показано выше информация о необходимости подготовить схему теплоснабжения появилась только в октябре 2011. И только после этого возникла схема хищения через подставную фирму.

Обратите внимание, что ни в одном из протоколов 2012 года Тарасов нигде не упоминает о встрече в июле 2011 года в ресторане «Грузинский двор» с участием Тарасова, Цибко и Сандакова. По версии обвинения и показаниям Тарасова на судебном процессе Цибко, именно на этой встрече ему и поступило предложение от Цибко о выплате взятки за содействие в назначении.

Но этот эпизод появляется на свет только в 2014 году! А в протоколах 2012 года о «Грузинском дворе» нет и слова. Как объяснить этот феномен? Очевидно, что следствием была предпринята попытка одним разом «убить двух зайцев». С помощью Тарасова выдвинуть обвинения и против Цибко, и против Сандакова.

А заготовленную версию событий Тарасов послушно подтвердил и повторил в суде. Но вот незадача. Водитель Тарасова в суде пояснил, что в этот день возил его на базу отдыха недалеко от Озерска. Маршрут подтвержден путевым листом. А вот в «Грузинский двор», расположенный в селе Кузнецком, они даже не собирались.

Как ни странно, но озерский суд воспринял на веру показания Тарасова, но не принял к сведению слова его водителя. 

 

О «всесильном» Цибко

Противоречивые рассказы Тарасова на этом не закончились. С его слов Цибко неоднократно предлагал «зарабатывать» на оказании услуг по содействию в продвижении сторонним предпринимателям бизнеса на территорию города Озерска из расчета получения им 50%  от прибыли и последующим получением Тарасовым своей доли.

Тарасов утверждает, что с осени 2011 начал платить деньгами похищенными из ММПКХ. О том, что средства похищены Цибко знал. В ноябре 2011 – январе 2012 при передаче очередной суммы он поинтересовался, откуда деньги и Тарасов ответил, что это деньги ММПКХ.

Цибко неоднократно ему говорил, что если будут проблемы с правоохранительными органами, то он их решит при содействии губернатора Юревича.

Приблизительно в феврале 2012  Цибко в очередной раз прибыл в Озерск и пригласил Тарасова и Калинина посетить один из ресторанов Екатеринбурга. В ресторане Цибко, находясь наедине с Тарасовым, в очередной раз намекал ему, что ему нужны деньги. Он намеревался поменять свой автомобиль на новый.

Еще одну версию событий неожиданно изложил Гунин на судебном заседании 12 апреля 2016 года. С его слов, в конце августа или начале сентября 2011 года в кабинете Тарасова произошла встреча  между Тарасовым, Гуниным и Цибко. На этой встрече Цибко не только вновь подтвердил необходимость передачи ему денежных средств в оплату за назначение, но и высказал еще ряд пожеланий по получению средств в Озерске.

Ни на одном из допросов Гунин ранее об этой встрече не упоминал. Ничего не говорит о ней и Тарасов. Очевидно, что эта трактовка появилась уже накануне судебного заседания и была предложена Гунину для дачи показаний. Что наводит на мысль, что Гунин и Тарасов значительную часть своих показаний в зале суда давали по прямому указанию со стороны. 

Вот на основании этих противоречивых и взаимоисключающих показаний Тарасова и Гунина и появилось на свет уголовное дело Константина Цибко. О том как проходил судебный процесс и какие интересные обстоятельства на нем обнаружились, стоит поговорить еще не раз.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про ЧП в городе N
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: ЧП в городе N:
В «Гидропресс» пришли с обысками

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru