proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
На ГХК открытые бассейны с РАО засыпают грунтом. Ваше отношение?
Поддерживаю такой способ изоляции
Допускаю при научном обосновании
Нужно РАО извлекать, в емкости и в хранилище

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
PRo Выставки

Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[16/04/2018]     Выстрел в карауле

Михаил Васютин, Озерск

Вечером во вторник 27 февраля, ровно за месяц до празднования дня войск Росгвардии, в Озерске произошло трагическое происшествие. Перед заступлением в караул покончила с собой женщина прапорщик одной из войсковых частей Росгвардии. Получив оружие, она отпросилась в туалет, и спустя несколько минут раздался роковой выстрел.



На пороге вечности

По словам сослуживцев ничего не предвещало столь трагической развязки. Женщина молодая, красивая, 45 лет. Две дочери, любимый маленький внук. Через два дня собиралась в отпуск и вдруг такое…

К сожалению, это уже далеко не первое самоубийство в озерском гарнизоне Росгвардии. В прошлом году на посту застрелился контрактник. А смертельные случаи без применения оружия шли чередой в последние годы.

Причины добровольно покинуть этот бренный мир оказывались самыми разными. Начиная от традиционной несчастной любви и до обычного увольнения.

Не сумев справиться со стрессом, вызванным досрочным  увольнением, выбросился с высоты прапорщик из депрессивной Курганской области. Страх безработицы оказался сильнее страха смерти.

Получив отказ от девушки выйти замуж, повесился двадцатилетний контрактник прямо в здании заброшенной столовой. Для молодого человека отказ девушки действительно может выглядеть жизненной катастрофой. Тем более, что в таком возрасте страх смерти еще не осознается в полной мере.

Но на добровольное расставание с жизнью решались, как правило, мужчины. Для женщин это не характерно. Женщины в силу своей природы стремятся к сохранению жизни всеми силами.

Что же произошло в этот трагический вечер в помещении войсковой части 3445? Что побудило женщину пойти на этот поступок?

За прошедшее время однозначного ответа так и не было получено. Появилось только множество версий и предположений. Но примерные причины ясны и понятны.

Озерск – город маленький. Погибшую знали многие. И трагедия получила большой общественный резонанс. Обсуждалась не только среди подруг и сослуживцев, но и среди людей знающих эту историю лишь понаслышке.

В результате городское сообщество в очередной раз вспомнило о существовании в составе местного гарнизона сотен женщин – военнослужащих.  И о том, с какими проблемами в службе и жизни им приходится сталкиваться.

 

Гарнизонные будни

Озерское соединение Росгвардии, более известно в прошлом как 93-я дивизия внутренних войск. Охраняет три закрытых города в Челябинской области: Озерск, Снежинск и Трехгорный. Плюс еще несколько объектов за их пределами. В городе Озерске  расположено два полка, один батальон и морской отряд общей численностью более трех тысяч человек.

Один полк в/ч 3445 охраняет городской периметр и контрольно-пропускные пункты. Второй полк в/ч 3446  сосредоточен на охране производственного объединения «Маяк». И еще один небольшой батальон в/ч 3448 занимается охраной отдельно расположенного химико-металлургического завода №20.

Морской отряд представляет собой местную экзотику. Образован на базе двух застав – одна в Озерске, другая в Снежинске и штаба. Охраняет участки городского периметра, проходящие по акватории озер. 

Соединение непрерывно существует с начала строительства комбината. Первый батальон прибыл еще в 1945 году. Военнослужащие непосредственно участвовали во всех основных событиях 70-летней озерской истории. В том числе и пережили тяжелый период преодоления последствий аварии в сентябре 1957  года.

Но специфика внутренних войск такова, что дивизия всегда держалась в стороне от активного участия в городской жизни. В последние десятилетия советского строя соединение комплектовалось призывниками почти исключительно из Средней Азии и частично Кавказа. Солдаты плохо понимали русский язык и с местным населением не контактировали.

Это позволяло настраивать их на плотный контроль и работников комбината и жителей города при прохождении ими пропускных пунктов.

На заре озерской истории одно время ходил местный пассажирский поезд до соседнего города Кыштыма. Там вагоны прицепляли к проходящему составу. Дотошный контроль пропусков при выезде мог длиться дольше, чем сама поездка. В конечном счете от пассажирского поезда пришлось отказаться.

Особой любви жители к военным не проявляли, но и неприязни тоже. Терпели друг друга по необходимости. Ситуация серьезно начинает меняться в 1990-е годы.

По наследству от СССР РФ досталась огромная численность войсковых частей. Зачастую совершенно ненужных. Население страны сократилось вдвое. Собрать призывников на всю эту прорву войск было просто неоткуда.

Весной 1992 года дивизия уволила в запас в шесть раз больше солдат, чем получила.  Традиционный источник пополнения – Средняя Азия, осталась за рубежом. А российских призывников в таком количестве взять было негде. Так было принято решение о постепенном переходе на контрактный принцип комплектования.

 

Женщинам – дорогу!

Один контрактник, служа двадцать лет, заменял десять призывников. А проблем приносил в разы меньше. Но найти две с половиной тысячи контрактников в небольшом городе оказалось сложно. И тогда на службу начинают массово принимать женщин. Времена были смутные. А армия казалась символом стабильности. Устойчивость и стабильность женщин привлекают всегда.

Проверять пропуска или досматривать транспорт женщины вполне могли. Проблем они создавали гораздо меньше мужчин. Были более послушны и исполнительны. Единственный недостаток – время от времени уходили в декрет. Но это уже неизбежно. Одна за другой начинают формироваться полностью женские комендатуры. А потом и целые батальоны.

За несколько лет женщины стали основой озерского соединения. Даже небольшая зарплата прапорщика оказалась более привлекательной еще меньшей зарплаты продавца или воспитателя.

Более или менее значительное число мужчин в дивизии появилось только после повышения зарплат военнослужащих в 2012 году. Даже сегодня зарплата прапорщика в 40-50 тысяч рублей это солидная цифра по местным меркам.

Рабочие основного производства на ПО «Маяк» зачастую зарабатывают меньше. Про доходы медсестер или воспитателей лучше не говорить вообще.

Привлекательность военной службы заметно возросла. А с развитием военной ипотеки появилась возможность привлекать большое число иногородних контрактников со всех концов страны. В том числе и с национальных республик. Социальный и национальный состав военнослужащих за последние годы заметно изменился.

Два десятилетия дивизия состояла в основном из женщин Озерска и соседних городов. Именно они и вынесли на своих плечах основную тяжесть несения службы в условиях, зачастую, совершенно неприспособленных.

Ветхие караульные помещения, дощатые уличные туалеты, отсутствие душевых – и все это на фоне многочасового пребывания на службе. Обычный график достаточно прост. День, ночь, отсыпной, выходной. Смены по 12 часов. На первый взгляд, ничего страшного. Но, всегда есть оно - одно но. Особенно в армии.

В реальности картина выглядит далеко не так оптимистично. Военнослужащие вооружаются и разоружаются в части. С дорогой до места службы и обратно дневная смена растягивается уже до 16 часов. И домой они добираются к десяти часам вечера.

Успевают поспать и с утра опять в часть. Перед ночной сменой проводятся обязательные занятия. А потом небольшой перерыв и снова на службу.

После ночной смены следует законный отсыпной. А вот выходной уже под вопросом. Чаще всего выходных просто не бывает неделями. И за отсыпным вновь следует две смены подряд.

Почему? Ответ всегда один – людей не хватает. Почему при такой солидной численности не удается выдержать нормального графика  - это отдельный вопрос.

Факт остается фактом – люди выматываются в караулах и физически и психологически. Живут и служат «на автомате», плохо понимая происходящее.

Семей не видят, дети растут предоставленными сами себе. Фактически безнадзорными. Особенно, если оба супруга служат вместе или в семье только один родитель. Чаще всего, конечно, мать – одиночка.

За десятилетия организация службы почти не изменилась. Солдат в советские времена  не стоил ничего. Отсюда и неоправданно большая численность многих частей. О его здоровье мало заботились.

 Многие посты и караулы находились в местах с высокой степенью радиационного загрязнения. Тропа пеших часовых десятки лет проходила в непосредственной близости от печально знаменитого озера Карачай.

Сюда сливали жидкие радиоактивные отходы. Сейчас озеро засыпано. И только в последние годы его существования маршрут перенесли чуть в сторону. Сколько здесь могло облучиться солдат, и к каким последствиям для них в будущем это привело – неизвестно. 

С тех пор ситуация принципиально не изменилась. Некоторые караульные помещения привели в более или менее приличное состояние, но многие так и остались в деревянных постройках середины прошлого века.

 

Росгвардия – как она есть

В последние годы в дивизии появилось большое число мужчин с самых разных районов страны. Многие из них плохо знают местность. Не имеют ни малейшего представления о радиационной безопасности. И никак не связаны с жителями города. Не имеют здесь ни родственников, ни друзей. И общаются только между собой.

В Озерске появилось несколько жилых домов, населенных полностью одними военнослужащими. Сбывается многолетняя мечта военных начальников - создать отдельную касту солдат, никак не связанных с местным населением. И готовых выполнить любые приказания, разумеется.  

На фоне этих процессов произошло существенное изменение взаимоотношений, как между самими военнослужащими, так и между начальниками и подчиненными.

В первую очередь изменилась психология отношения к контрактникам. «Мы здесь не люди» - нередко признают они в частной беседе. В прежние годы, при всех издержках и сложностях, наиболее разумные командиры осознавали свою зависимость от поступивших на службу людей. В конце концов, если постоянно создавать для них невыносимые условия, в один не самый прекрасный день на посты просто некого будет ставить.

Не нужно забывать, что многие представители прежних внутренних войск успели и в военных конфликтах поучаствовать. И знали цену себе и своим товарищам.

С тех пор многое изменилось. Сегодня преобладает отношение к контрактникам, как к расходному материалу. Уволим одного, найдем другого. Поводом для увольнения может стать все, что угодно. А чаще всего просто каприз.

Ни одного номера в местных газетах нет без объявлений о приеме на службу мужчин до 40 лет с образованием не меньше 9 классов. Подобной рекламой оклеены все остановки в Озерске и соседних городах.

Текучесть во многих подразделениях такова, что они представляют собой настоящую кадровую воронку. Люди затягиваются и выходят из нее примерно с одинаковой скоростью. За пару лет через какой-нибудь батальон может пройти людей столько, что в обычных условиях хватит на полноценный полк.

Такова кадровая политика. Если ее вообще возможно так назвать.

Понятия товарищества, взаимовыручки ушли на последнее место. Доносительство и стремление выслужиться за счет сослуживцев стало нормой.

В каждом подразделении сформирован целый штат информаторов, главная обязанность которых сообщать о настроениях и разговорах в коллективе. За пару лишних слов человека могут легко уволить без всяких объяснений. В итоге сослуживцы боятся и не доверяют друг другу.

Воевать с серьезным противником такая армия уже просто не способна. Но подавлять и подчинять вполне. Для этого войска Росгвардии все чаще и готовят. 

Объяснение простое. Озерск – закрытый город. Семьи военнослужащих находятся здесь в относительной безопасности. А в радиусе всего 120-130 километров расположены два крупнейших уральских мегаполиса. Миллионные города Екатеринбург и Челябинск.

В случае каких-либо социальных волнений могут понадобиться войска Росгвардии из Озерска и других уральских ЗАТО.  Всего за пару часов их легко привлечь для локализации любого социального брожения.

 

Карманная армия Росатома

А как же охрана самих ЗАТО и атомных объектов повышенной опасности? Ведь для этого первоначально и создавались части нынешней Росгвардии?

  В качестве альтернативы существует входящая в «Росатом» ведомственная ФГУП «Атомохрана». С каждым годом это ведомство принимает под охрану все больше объектов. Только в одном Озерске ее численность превысила тысячу человек и продолжает расти. Прежде небольшой отдел ведомственной охраны превратился в крупное предприятие.

Значительную часть охранников составляют бывшие военные и милиционеры. Люди опытные и привыкшие к оружию. Сегодня «Атомохрана» вполне способна заменить военных на большинстве постов. Кроме тех, что непосредственно связаны с военным производством. Но таких немного.

Заменить то они заменят. Но кто им даст? Военных для того и держат на многих второстепенных постах, чтобы сохранить численность. Вдруг пригодятся? Мало ли что.

Если передать большинство объектов «Атомохране», то сразу станет вопрос – а что делать с дивизией? Сокращать или переводить в другое место идеи одинаково плохие. Здесь созданная за десятилетия инфраструктура. И легко укрыть от посторонних глаз значительное по численности соединение. А страсти вокруг кипят нешуточные.

Атомные охранники тоже не подарок. У них существует система премий за задержания. А поводом может стать все, что угодно.  Устаревшая фотография на служебном пропуске,  например. Некоторые товарищи активно этим пользуются. Исключительно с целью повышения своего благосостояния.

Нередко бывший военный, как говорят, «со снарядом в голове», выйдя на пенсию, свой «снаряд» забирает с собой. И приходит с ним в атомную охрану. Радуйтесь товарищи.

 С этим ничего нельзя сделать. В одном Озерске тысячи военных пенсионеров. Значительная часть из них окажется в атомной охране. Со всеми своими привычками и «снарядами».

Жаловаться на произвол и явное превышение полномочий со стороны сотрудников «Атомохраны» или военных не принято. Себе дороже обойдется. И этим активно пользуются. Сложилась целая индустрия «неформального» понимания пропускного режима.

С одной стороны охрана способна затерроризировать своими придирками. Но вот с другой! При правильно выстроенных отношениях вывезти с территории режимного объекта оказывается возможно все, что угодно.

Несколько лет назад нашумела история исчезновения с охраняемой территории оборудования по получению кремния. Обнаружить пропажу так и не удалось.

Но и это еще не все. В разных вариантах пересказывают не то анекдот, не то  действительно имевшее место событие с «неучтенным» плутониевым изделием.

Обнаружилась случайно неучтенная заготовка. В ящике для запчастей. Держали на всякий случай. Вдруг пригодится. Уйдет в брак основное изделие. А на замену есть запасное. Так и лежала себе тихонько, пока случайно не нашли. Хорошо, что никому в голову не пришло вынести за пределы завода. А вынести могли. В чьи руки мог потом попасть этот боеприпас – неизвестно.

К сожалению, приходится согласиться с тем, что сохранение режима закрытости для Озерска сегодня неизбежно. Территория комбината огромная. На ней накоплены тысячи тонн черного и цветного металлолома с разной степенью радиоактивного загрязнения.

Часть этих залежей постепенно вывозится, часть просто растаскивается. От одного вида груженых фур, уходящих в неизвестном направлении, становится не по себе. Где и когда этот «маяковский» металлолом может проявиться неизвестно.

Многочисленные здания и сооружения, промышленные водоемы, десятки километров заграждений – все это требует охраны. И на многие годы.

Будут это делать войска Росгвардии или гражданский персонал «Атомохраны» - не столь важно. Город Озерск и ПО «Маяк» системой охраны тесно связаны друг с другом. Разделить их очень сложно, если вообще возможно.

Учитывая то, что ПО «Маяк» сегодня единственное действующее в России предприятие ядерно-оружейного комплекса проще оставить все как есть. Перемены в нынешних условиях ничем хорошим обычно не заканчиваются.

 А, следовательно, четыре с лишним тысячи человек по-прежнему будут заняты охраной. И на себе ощущать все тяготы и лишения этого процесса.

 

Всем спасибо – все свободны

Когда кадровая ситуация в дивизии стала меняться, женщины оказались уже не нужны. От них начинают избавляться всеми силами. Такова оказалась благодарность военных начальников за два десятилетия службы. Основной и испытанный метод – моральное давление. Выдержать постоянное унижение могут далеко не все. И число военнослужащих женщин начинает постепенно сокращаться.

Но не нужно думать, что военные столь пристрастны именно к женщинам. Мужчинам доставалось не намного меньше. Даже старшие офицеры вынуждены признать простой факт. За годы службы из них выжали все, что возможно и выбросили за ненадобностью.

Подход простой. Достиг возраста 45 лет, право на получение военной пенсии получено, жильем обеспечен – на гражданку. В результате на пенсию отправили еще вполне молодых мужчин чуть старше 45 лет. И прапорщиков и офицеров.

Многие из них только достигли  расцвета своих сил. На смену им прибыли совсем молодые ребята из числа выпускников военных училищ. Это называется омоложение кадров.

В подобном жизненном тупике оказалась и женщина, покончившая с собой 27 февраля. После достижения 45 лет ей сообщили не радостную новость. Дальнейший контракт с ней командование части заключать не намерено.

А с военной службой связан целый ряд обязательств. У женщины две жилищные ипотеки и крупный кредит. Взятый под военную зарплату. Не будет зарплаты – чем его оплачивать? Какие трудовые перспективы у женщины в Озерске в 45 лет? Никаких.

 Уборщица или продавец – предел карьерного роста. Любой труд, конечно, почетен. Даже тот, оторый почти не оплачивается. Оказавшись перед перспективой трехкратного снижения доходов, справиться с этим она, видимо, не смогла.

«Выхода нет только из гроба»  - любил повторять славный капитан Джек Воробей.  К сожалению, не все это мнение разделяют.

Навалившаяся депрессия, кажущаяся невозможность справиться с жизненными проблемами привели женщину к роковому решению. Сейчас уже ничего невозможно исправить. Увы.

До того, как стало известно об ипотеках и кредитах, активно обсуждалась еще одна возможная причина трагедии.

Нашумела и быстро забылась история с домогательствами депутата Государственной Думы Слуцкого. Коллеги по парламенту не нашли в его действиях ничего предосудительного. Действительно. Что здесь такого? Подумаешь, пристал к журналисткам. Они радоваться должны, а не жаловаться.

Угодливое, холопское сознание поразило некоторых депутатов нижней палаты до самого основания. Какие законы могут принять эти люди? Как можно им вообще доверять это важное дело?

Они даже не понимают, что демонстрируя свою безнаказанность,  порождают непредсказуемую реакцию.

 

Такой вот харассмент

К сожалению, потребительское отношение к женщинам не обошло стороной и озерское соединение Росгвардии. Местный вариант харассмента  проявился и здесь.

Закрытость дивизии, обилие и зависимость женщин – военнослужащих порождают у отдельных командиров иллюзию вседозволенности. Но Озерск – это, все - таки не Государственная Дума. Нравы здесь несколько иные.

В одном из караулов произошел неприятный случай. Два горе-командира решили воспользоваться своим положением и принудить подчиненных женщин к сожительству. Женщины местные, городские попросили о помощи своих знакомых.

Те провели работу с военными деятелями. Несколько дней после этого они не выходили на службу. Лечили синяки и шишки. После чего всякий дальнейший «харассмент» с их стороны как отрезало.  Сразу стали вежливые и воспитанные.

Но не всегда ситуация заканчивается так благополучно. К сожалению. Созданный в Озерске морской отряд стал своего рода постоянным местом визита высоких комиссий из Москвы.

 Расположен очень удачно.  На живописном острове с собственным небольшим озером. Окружен группой островов  разделенных протоками. Рай для рыбаков. Десятки лет район закрыт для посторонних. Никого кроме военных и браконьеров здесь не бывает.

В нехоженых островных лесах обилие грибов и ягод. Рыба едва ли  сама из воды не выпрыгивает. Чистое каменистое дно и прозрачный воздух. И все это находится на другом берегу озера. Лишь в нескольких километрах от Озерска.

Регулярные московские комиссии облюбовали островную заставу для «шашлык - туров». Сложилась целая индустрия по обслуживанию высоких гостей. Рыбалка, баня и пикник. А к пикнику необходимо прекрасное общество. В этой роли охотно или не очень выступали отдельные симпатичные дамы из числа военнослужащих. Специально собранные со всей дивизии.

Немало офицеров сделали свою карьеру на подобных пикниках для московских проверяющих. С удовольствием променяв холодный Южный Урал на уютную Москву. А заложивший эту традицию разбитной полковник стал генералом и командует ныне одной из подмосковных дивизий.

Вот так, на организации пикников с дамами и делаются некоторые военные карьеры. К сожалению. При таких заботах думать о каких-то там контрактниках просто некогда. Так и формируется потребительское отношение к людям. Россия большая – народу в ней много.

 Восемь женщин и один БТР

 Моряки и морячки. Фото с сайта озерскадм.ру

 На параде

Примерка

 

 
Связанные ссылки
· Больше про ЧП в городе N
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: ЧП в городе N:
В «Гидропресс» пришли с обысками

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4
Ответов: 4


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 2 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Выстрел в карауле (Всего: 0)
от Гость на 17/04/2018
В 45 на пенсию. Военную (которая побольше гражданской). И жилье впридачу. Это значит "выбросили"?


[ Ответить на это ]


Re: Выстрел в карауле (Всего: 0)
от Гость на 20/04/2018
"А с военной службой связан целый ряд обязательств. У женщины две жилищные ипотеки и крупный кредит." - а почему не десять ипотек? Больше не дают, она и обиделась


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.08 секунды
Рейтинг@Mail.ru