proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
К юбилею атомной отрасли
  Агентство  ПРоАтом. 20 ЛЕТ с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Резюмируя по выбросу радиоактивного рутения-106:
это не мы
мы, но не специально
специально, но не сильно
сильно, но не вредно
вредно, но недолго
почему в 1986 можно, а в 2017 нельзя?

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
PRo Рекламу

[05/04/2007]     Нелегкий выбор

О задачах развития широкомасштабной гражданской атомной энергетики и проблеме выбора реакторных технологий для ее реализации

В.И.Костин, к.т.н., директор – генеральный конструктор ФГУП «ОКБМ»

По разным оценкам, мировое энергопотребление к 2030 увеличится на 40–50 процентов. В России, учитывая наметившийся промышленный подъем, этот показатель, вероятно, возрастет еще больше. Такая ситуация позволяет предположить, что к середине XXI века производство энергии атомными энергоисточниками увеличится в 4–5 раз [1].

Широкомасштабное развитие атомной энергетики наиболее полно отвечает и модели построения в России инновационной экономики. Какими путями и средствами можно достичь поставленных целей?

Основные фавориты

Вопрос выбора реакторных технологий, хоть и относится к сугубо технической сфере, по сути своей является общественно-политическим, так как на кону будущее атомной энергетики. Поиск ответа на этот вопрос стал предметом идущей в отрасли дискуссии, которая получила новый импульс в связи с разработкой концепции федеральной целевой программы по новой технологической платформе (НТП) атомной энергетики.

Каким же, с нашей точки зрения, выглядит круг главных «претендентов» на участие в НТП? Основная ставка, несомненно, должна делаться на развертывание строительства атомных электростанций (АЭС) на основе тепловых реакторов большой мощности (> 1000 МВт(э)) с водяным теплоносителем. Это наиболее освоенная в мире технология, имеющая конкурентоспособные по сравнению с углеводородными энергоисточниками характеристики. Серийное строительство энергоблоков с унифицированным составом оборудования позволит существенно уменьшить затраты и время сооружения АЭС.

С учетом предполагаемого ограничения ресурсов «дешевого» природного урана и ряда других проблем, широкомасштабная атомная энергетика (АЭ) должна базироваться на расширенном воспроизводстве топлива и замкнутом топливном цикле. Эта задача решается с помощью реакторов-бридеров. Россия имеет мировой приоритет в промышленной демонстрации такого типа энергоисточников на базе реакторов на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем (БН-350, БН-600). Ввод в эксплуатацию строящегося энергоблока БН800 с демонстрацией более высокого уровня безопасности и замкнутого топливного цикла позволит подготовиться к серийному строительству коммерческих реакторов на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем.

Совершенно очевидно, что развитие широкомасштабной АЭ должно базироваться на многокомпонентной структуре этой системы, способной эффективно функционировать за счет расширенного воспроизводства топлива и замкнутого топливного цикла. При этом решение по технологии переработки ОЯТ зависит от типов реакторных технологий, принятых для решения главной системной задачи – создания широкомасштабной атомной энергетики. Поэтому на первом этапе (уже в ближайшее время) необходима разработка официальной концепции Росатома по выбору соответствующих реакторных технологий и технологий топливного цикла на весь период создания широкомасштабной АЭ. Это позволит определиться с необходимыми средствами и сроками реализации намеченной программы развития АЭ в первой половине текущего столетия.

Почему судовые технологии?

Область использования атомных станций (АС) может и должна быть значительно расширена. В первую очередь это касается АС малой и средней мощности для удаленных районов, не имеющих централизованного энергоснабжения, для обеспечения собственных нужд предприятий по добыче полезных ископаемых, замены изношенных региональных ТЭС, опреснения морской воды. По существу, в связи с началом строительства плавучей АТЭС в г.Северодвинске выбор в России сделан в пользу судовых технологий реакторных установок (РУ), обладающих компактностью, надежностью и безопасностью, проверенных в течение многих лет эксплуатации на большом количестве энергоустановок (около 350 РУ с суммарной наработкой более 6200 реакторо-лет). ОКБМ на базе судовых технологий с учетом опыта реакторов типа ВВЭР разработаны проекты РУ в диапазоне мощностей 3–300 МВт(э) для регионального энергоснабжения. Соответствующий мощностной ряд АС двухблочного исполнения – от 6 до 600 МВт(э). Для разработки, серийного промышленного производства и строительства таких АС, а также их сервисного обслуживания может быть привлечен большой научный и производственный потенциал российского атомного судостроения.



Для АТЭЦ предлагается также одноконтурная РУ ВК300 мощностью 300 МВт(э) на основе корпусного кипящего реактора (НИКИЭТ). Имеется мировой опыт использования таких технологий в большой энергетике – реакторы типа BWR, наряду с более распространенными двухконтурными реакторами с водой под давлением типа PWR (в России – ВВЭР). Однако преимуществ, в том числе экономических, АЭС с реакторами BWR перед АЭС с реакторами PWR не проявили. К тому же, в России практический опыт эксплуатации таких реакторов ограничен далеко не представительным экспериментальным реактором ВК50. Поэтому рекомендовать этот тип реактора к созданию и применению в новой технологической платформе АЭ вряд ли целесообразно, так как потребуются значительные затраты на разработку и освоение реактора нового типа без получения каких-либо очевидных новых качеств и преимуществ перед освоенными типами реакторов.

Вне конкуренции

Новой перспективной областью применения АЭ должны стать промышленные технологии, потребляющие высокопотенциальное тепло с температурой 850–10000C, такие как: производство метанола, аммиака, нефтепереработка и нефтехимия, металлургия, производство синтетического жидкого топлива из угля и, наконец, производство водорода и развитие экологически чистой атомноводородной энергетики. Это очень энергозатратные производства, доля которых в структуре топливно-энергетического баланса суммарно превышает долю топлива, потребляемого в электроэнергетике. В этой области температур, безусловно, вне конкуренции технология высокотемпературных газоохлаждаемых реакторов с гелиевым теплоносителем (ВТГР), по которым уже имеется определенный мировой опыт получения высоких температур гелия и разработки проектов реакторов энерготехнологического назначения. Российские предприятия и компании США разрабатывают совместный проект одноконтурной модульной установки ГТМГР мощностью 300 МВт(э), состоящей из реактора и газотурбинного блока преобразования энергии. Отсутствие машзала, минимальное количество систем, высокий КПД (48%) обеспечат хорошую экономику такой энергоустановки: удельные затраты на единицу мощности будут ниже, чем для ВВЭР большой мощности, а использование топлива в виде микрочастиц в многослойной керамической оболочке обеспечит его глубокое выгорание [2, 3].



«Тяжелая» технологическая платформа

Однако в настоящее время для новой технологической платформы развития АЭ активно предлагаются и другие проекты – РУ с «тяжелым» теплоносителем в первом контуре: СВБР75/100 (разработка ОКБ «Гидропресс») со свинцово-висмутовым теплоносителем (СВТ) мощностью 100 МВт(э) и БРЕСТ-ОД-300 (НИКИЭТ) с теплоносителем в виде расплава свинца мощностью 300 МВт(э) в качестве демонстрационной установки с разработкой в дальнейшем проекта РУ мощностью 1200 МВт(э). Оба проекта предусматривают использование реакторов на быстрых нейтронах в двухконтурном исполнении. В качестве теплоносителя во втором контуре рассматривается среда вода-пар. Авторы проектов усматривают их преимущества в обеспечении более высокого уровня безопасности и высоких экономических показателей за счет сокращения систем безопасности и простоты конструкции.

Учитывая то обстоятельство, что ОКБМ имеет солидный опыт работы по РУ с «тяжелым» теплоносителем СВТ, позволю себе подробнее остановиться на возможности достижения заявленных в проектах СВБР-75/100 и БРЕСТ-ОД-300 преимуществ. Кстати, опыта работы РУ на свинцовом теплоносителе не существует, и в связи с этим нижеизложенное относится, в первую очередь, к РУ с СВТ.

Выполненный в ОКБМ анализ показывает, что РУ с «тяжелым» теплоносителем по составу и количеству систем безопасности практически не отличается от РУ БН-800 и ВВЭР-1000. Существенное отличие состоит в том, что некоторые системы РУ с «тяжелым» теплоносителем не являются освоенными и широко применяемыми, поэтому потребуется представительное расчетное и экспериментальное подтверждение их работоспособности. В проекте СВБР декларируется «принципиально более высокий уровень безопасности» в условиях наиболее тяжелой запроектной аварии с разрушением здания, полным обесточиванием и крупной разгерметизацией первого контура. Однако соответствующие расчеты показывают, что радиационные последствия такой постулируемой аварии не зависят от типа теплоносителя, а определяются выходом радиоактивных продуктов из твэлов, прежде всего йода и цезия [4]. Соответственно, РУ с «тяжелыми» теплоносителями не имеют в этом отношении никаких преимуществ. Более того, размещение парогенератора (ПГ) с высоким давлением в первом контуре явно противоречит стремлению придать таким реакторам качественно новый уровень безопасности, поскольку крупная разгерметизация трубной системы ПГ может привести к повреждению реактора и значительному выходу активности, что не исключает необходимости применения мер по защите населения.

Еще одна специфическая проблема безопасности двухконтурной РУ с «тяжелым» теплоносителем состоит в том, что в случае расплавления активной зоны топливо реактора будет всплывать. Разработка технических решений (их нет в представленных проектах!) по управлению процессом перемещения топлива и его локализации с гарантированным исключением образования вторичных критмасс представляется исключительно сложной, а возможно, и неразрешимой проблемой. Дополнительные сложности при эксплуатации РУ с «тяжелым» теплоносителем связаны с радиологически опасным альфа-активным полонием-210, образующимся в процессе эксплуатации и способным проникнуть в рабочие помещения вследствие утечки газа из системы первого контура. Кроме того, в результате значительной активации второго контура потребуются существенные ограничения в обслуживании оборудования второго контура, включая турбину.

Считайте, господа!

Совершенно неудовлетворительной является эффективность использования топлива в реакторе СВБР. В случае использования обогащенного урана годовой расход природного урана на единицу мощности в РУ СВБР в 2–2,5 раза больше, чем в РУ типа ВВЭР-1000, что свидетельствует о низкой экономической эффективности топливного цикла на этом виде топлива. При использовании МОХ-топлива начальная удельная загрузка в РУ СВБР в 2–4 раза больше, чем в РУ БН-800, а коэффициент воспроизводства топлива имеет низкое значение (1,04 по проекту и менее 1,0 по оценке экспертов). Поэтому рассматривать данную технологию в качестве реакторов-размножителей нет оснований: при полной переработке ОЯТ тепловых реакторов ВВЭР-1000 и использовании выделенного энергетического плутония в полном объеме можно обеспечить темп ввода мощностей на основе РУ СВБР всего лишь 1 ГВт(э) в пять лет, а использование собственного плутония в СВБР может начаться не ранее, чем через 10 лет после пуска первого реактора, причем время удвоения даже на плотном (нитридном) топливе составит ~ 100 лет.

Авторы проектов РУ с «тяжелым» теплоносителем для широкомасштабной гражданской АЭ предлагают эту технологию, ссылаясь на ее освоенность, на наличие у России опыта разработки и эксплуатации РУ со свинцово-висмутовым теплоносителем в первом контуре. Действительно, для атомных подводных лодок (АПЛ) ВМФ были созданы и эксплуатировались РУ с СВТ двух проектов (ОКБМ и ОКБ «Гидропресс»). Всего было изготовлено и эксплуатировалось 10 объектовых РУ данного типа, 3 из которых были выведены из эксплуатации аварийно, и восстановление их было признано невозможным. Авария на головной АПЛ с расплавлением активной зоны и выходом активности за пределы первого контура была обусловлена попаданием воздуха в первый контур, образованием труднорастворимых окислов и ухудшением теплоотвода от активной зоны. Таким образом, причины аварийного прекращения эксплуатации РУ не были связаны с какими-либо экстремальными обстоятельствами или ошибками персонала. Все АПЛ с РУ этого типа были выведены из эксплуатации в середине 1990х годов досрочно, до выработки проектного ресурса. Указанные АПЛ эксплуатировались на низком уровне мощности (15–20% от номинальной величины), при пониженном уровне температур и скорости теплоносителя в первом контуре в течение всего срока службы. Энерговыработка активных зон составляла менее 10% от заявленной в проекте СВБР-75/100. Причина досрочного прекращения эксплуатации АПЛ – сложность поддержания технологии СВТ.

В целом, полученный опыт использования этих установок не дает оснований для того, чтобы рассчитывать на создание надежных РУ с длительным сроком эксплуатации (даже при учете возможных способов решения выявленных проблем), поскольку явно недостаточной является ресурсная база работы установок АПЛ.

Авторы проектов реакторов типа БРЕСТ предлагают использовать свинцовый теплоноситель в связи с дефицитом висмута и связанной с ним высокой полониевой радиоактивностью. Однако при использовании свинца возникают другие специфические проблемы, связанные с высокой температурой плавления этого теплоносителя (3270С вместо 1230С для PbBi и 980C для Na). Общими проблемами технологии «тяжелых» теплоносителей являются:

– поддержание концентрации кислорода, необходимой для ограничения коррозионного воздействия теплоносителя на конструкционные материалы (~ 106 вес. %) с обеспечением соответствующего контроля в теплоносителе, равномерно во всех местах его нахождения (это особенно актуально для интегральной монокорпусной компоновки, содержащей застойные зоны);

– радиологическая опасность РУ с «тяжелым» теплоносителем, поскольку эти теплоносители не задерживают продукты деления – цезий и йод, которые переходят в газовый контур, откуда они могут выйти за пределы первого контура. Кроме того, при облучении теплоносителя дополнительно образуется большое количество радиоактивного полония (этот процесс характерен и для свинцового теплоносителя). К этому следует добавить проблему накопления трития во втором (пароводяном) контуре этих РУ;

– большие энергетические и временные затраты для расплавления и поддержания теплоносителя в жидком состоянии (на разогрев реактора в РУ БРЕСТ-ОД-300 по проекту потребуется 7 месяцев);

– токсичность «тяжелых» теплоносителей и образование долгоживущих изотопов альфа-активного свинца, альфа- и бета-активного висмута с периодом полураспада > 106 лет, что усугубляет проблему их утилизации после прекращения эксплуатации РУ.

Нецелесообразно экономически

Весьма проблематичной представляется экономичность реакторов с тяжелым теплоносителем. В материалах указанных проектов РУ нет информации, за счет каких конструкторско-технологических и проектных решений предполагается обеспечить их экономические преимущества по сравнению с энергоблоками РУ ВВЭР-1000. Не приведено и сравнение проектов по натуральным показателям: массе, строительным объемам и площади энергоблоков, расходу конструкционных и строительных материалов, срокам строительства. Без этих показателей утверждения об экономических преимуществах не вызывают доверия, тем более, что проведенный нами анализ не выявил предпосылок для снижения капитальных затрат в вариантах АЭС с РУ типа СВБР или БРЕСТ. В частности, проект СВБР не может быть признан приемлемым для большой АЭ по капитальным затратам ввиду малой единичной мощности энергоблока и вследствие того, что в проекте не удалось реализовать принцип модульности конструкции, с которым обычно связывается возможность уменьшения объема строительно-монтажных работ на площадке. Достижение большой единичной мощности реакторов типа БРЕСТ проблематично по условиям их сейсмостойкости. Дополнительными факторами, ухудшающими экономические показатели установки, являются высокая материалоемкость и необходимость поддержания высоких температур теплоносителя в стояночных режимах и питательной воды. Неопределенность эксплуатационных затрат в реакторах обоих типов связана с неясностью ресурсных показателей основного оборудования и РУ в целом. При этом такие АЭС, безусловно, будут проигрывать по топливной составляющей эксплуатационных затрат.

…И технически

Следует также отметить, что РУ с «тяжёлыми» теплоносителями не имеют новых качеств и в отношении возможности утилизации долгоживущих актинидов по сравнению с быстрыми реакторами, охлаждаемыми натрием.

Таким образом, предлагаемые ядерные технологии на основе свинцово-висмутовых или свинцовых быстрых реакторов по комплексу определяющих характеристик не имеют преимуществ по сравнению с освоенными ядерными технологиями тепловых легководных и быстрых натриевых РУ. Поэтому использование «тяжелого» теплоносителя в РУ для широкомасштабной гражданской АЭ представляется совершенно нецелесообразным. Развертывание работ по созданию таких технологий приведет к большим затратам при отсутствии положительного результата в конечном итоге.

Подведем итоги

В целом широкомасштабная гражданская АЭ предполагается многокомпонентной, использующей преимущества реакторных установок различного типа. Однако широкомасштабность и многовариантность отнюдь не исключает, а напротив предполагает строго дифференцированный подход, основанный на системном анализе всех возможных рисков, особенно если речь идет о реакторных технологиях, не апробированных на практике. Целесообразность создания РУ с теплоносителем, не имеющим подтвержденного положительного опыта длительной эксплуатации, нужно определять исходя из гарантированного приобретения существенно новых и значимых для атомной энергетики качеств.

Литература. 1. Гагаринский А.Ю., Игнатьев В.В., ПономаревСтепной Н.Н. и др. Роль ядерной энергетики в структуре мирового энергетического производства XXI в. // Атомная энергия. – т. 99. – вып. 5. – 2005. – с. 323–336. 2. Митенков Ф.М., Кодочигов Н.Г., ПономаревСтепной Н.Н. и др. Высокотемпературный газоохлаждаемый реактор – энергоисточник для промышленного производства водорода. // Атомная энергия. – т. 97. – вып. 6. – 2004. – с. 432–446. 3. Костин В.И., Кодочигов Н.Г. На пути к атомноводородной энергетике // Атомная стратегия. – № 24. – 2006. – с. 20. 4. Поплавский В.М., Багдасаров Ю.Е., Камаев А.А. и др. Опасность горения натриевого теплоносителя // Атомная энергия. – т. 96. – вып. 5. – 2004. – с. 355–361.

(Журнал «Атомная стратегия» № 29, март 2007 г.)  

 
Связанные ссылки
· Больше про Атомная энергетика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Атомная энергетика:
Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей

Рейтинг статьи
Средняя оценка: 2.78
Ответов: 14


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 13 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Доколе? (Всего: 0)
от Гость на 06/04/2007
Странно, почему В.И.Костин так убежден, что на той же плавучке атомный реактор будет эффективнее парогазового модуля? Тем более в условиях Севера, который в России только для того и осваивается, чтобы извлекать сырье. Нефти и газа на Cевере полно. Хоть бы кто-нибудь показал экономическую эффективность того и другого методов. Пока создается ощущение, что ОКБМ просто проталкивает свой проект, не считаясь с интересами страны и здравым смыслом. Сочувствующий 


[ Ответить на это ]


Выбор за нами (Всего: 0)
от Гость на 11/04/2007
Не сомневаюсь, в авторитете В.И. Костина и высоком уровне судовых реакторов. Однако сегодня важнее проблема управления таким многофункциональным механизмом как атомная отрасль. Множество кланчиков под шумок и некомпетентность руководства проталкивают свои проекты, зачастую не имеющие никакого отношения к экономике. К числу этих проектов смело можно отнести плавучку с реактором, БН-800, термояд и прочие бредни. Зачем на Севере Газпрому реактор, ядерно-опасный объект? Что, там мало газа, нефти? Если уж очень захотелось на плаву производить электричество, так экономичнее любая современная парогазовая установка. Подгоняй ледокол или баржу с электростанцией на борту и снабжай электричеством сколько душе угодно. Плавучка с реактором – это пример отсутствия государственного контроля за экономикой. Ни один здравомыслящий хозяин, бизнесмен не будет строить сегодня плавучку с реактором, потому, что это неэкономично по сравнению с существующими возможностями генерации и опасно. То же можно сказать и о БН-800. Проект, главная цель которого освоение средств теми, кто около него крутится. Ни одна страна в мире не строит промышленный БН, потому что это насмешка над экономикой. Ведь на БН практически все оборудование уникально,          а мы вообще разучились делать оборудование даже для серийных АЭС. Посмотрите, что сегодня творится с парогенераторами первого блока в Тяньване, пусть спецы выскажутся про микротрещины и от чего они получаются даже сегодня. Сегодня!!! (Кстати, для замены парогенератора требуется не менее 15 месяцев). Качество никуда не годится. Этот список некачественных проектов, оборудования и негодной организации можно продолжать бесконечно, потому что отраслью руководят непрофессионалы. Потому, что специалистов воспринимают как гастарбайтеров. Потому, что в рыночной экономике надеются руководить совковыми методами. Не продумана система мотивации и ответственности. За последние пять-семь лет не сделано ничего для совершенствования системы в целом. Мы отбросили такой опыт как госприемка, военная приемка. А ведь реактор – это не кастрюля. Стоимость сооружения БН 800 выйдет в конце концов в $5 млрд. не менее и желающие распилить этот кусок потирают руки. А в чем опыт? Что, БН 800 сильно отличается от БН 600? За эти же деньги можно было поставить 3 отлаженных ВВЭР 1000 и обеспечить энергией весь Урал. Пока мы демонстрируем неумение, шараханье из стороны в сторону, голый PR и фантазии до 30 года (не хочется говорить хлестаковщину). Попробуйте сегодня выбить лишний киловатт в офис или в частный дом. «Замучаетесь пыль глотать». И при этом мы так и не строим 5 Курский, фантазируем с БН нами и плавучкой,  сорвали все разумные сроки с Волгодонской, впопыхах столкнули «больной» 3 Калининский. Я уж не говорю о Китае, Иране и Индии. Забыли о слове инновационный, потому что наплевали на атомную науку.
Абу Мусаб Заркави обиженно бросился критиковать процессы и железки, хотя сейчас именно от него ждут принципиальных оценок и предложений по системным вопросам. Наверное, он получил хороший опыт, когда лет 8-9 назад пытался заниматься вопросами организации на самом высоком уровне. Его опыт мог бы пригодиться новой команде управленцев, так что зря он отсиживается в замах.
Это мое личное мнение, Двойников


[ Ответить на это ]


Re: Двойникову (Всего: 0)
от Гость на 13/04/2007
Отзывы на статьи, публикуемые в журнале "Атомная стратегия", появляющиеся на сайте ProAtom.ru, свидетельствуют о живом  интересе читателей к процессам, происходящим в сегодняшней атомной энергетике. Неудивительно. Некогда могучая отрасль, пережившая вместе со всей страной тяжкие годы застоя и неудач, организационного разлада и безденежья, начинает стремительно оживать, демонстрируя завидную энергию огромных созидательных планов. Получают долгожданное ускорение проекты и долгострои, восстанавливаются утраченные в стихии рынка стратегически важные элементы технологической цепочки атомной отрасли.
Казалось бы, не время для злопыхательств и упреков в адрес тех, кто разворачивает огромный "корабль" отрасли, направляя его на благое для страны дело - подъем экономики и укрепление ее энергетической безопасности. Надо начинать дружно и целеустремленно работать. Однако кому-то все это не по нутру, вызывает раздражение и даже злобу. Об этом свидетельствуют, в частности, некоторые отзывы на статью В.И.Костина в последнем номере журнала, появляющиеся на сайте издательства. И если с резкими оценками и радикальными рецептами по поводу того, как надо писать статьи и, вообще, работать в атомной энергетике, приходится мириться, поскольку их авторы скрываются за темной паранджой арабских имен, то что касается позиции главного редактора журнала, претендующего на объективность и беспристрастность, то с ней придется поспорить.
Во-первых, относительно "плавучек" и БН-800, которые Вы, г-н Двойников, характеризуете не иначе как "бредни", да к тому же "…не имеющие никакого отношения к экономике". Зачем же так горячиться? Разве Вы не знаете, что ни один проект капстроительства не может быть утвержден, а тем более разрешен без ТЭО, содержащего детальное сравнение предлагаемого энергоисточника (в данном случае - АЭС) с альтернативными вариантами энергоснабжения в конкретных условиях данного региона? Что любой проект такого рода проходит государственную (т.е. независимую) экономическую экспертизу? А также - многие другие экспертизы, без положительного заключения которых не может быть выдана лицензия на строительство станции. Все указанные г-ном Двойниковым объекты атомного энергетического строительства (ИТЭР не касаюсь, т.к. это не энергетическая, а научно-исследовательская установка) имеют, конечно же, серьезное экономическое обоснование и рентабельны даже при нынешнем уровне тарифов на электрическую и тепловую энергию. Выполненные оценки убедительно показывают, что при текущих мировых ценах на уран и природный газ ПАТЭС типа Северодвинской выигрывает по себестоимости электроэнергии по сравнению с ПГУ. По мере освоения и совершенствования этой технологии возможно дальнейшее улучшение технико-экономических показателей АСММ. С учетом неуклонного роста цен на все виды органического топлива, их рентабельность, безусловно, в будущем будет только возрастать.
Это особенно относится к плавучей АТЭЦ, создаваемой для работы в условиях Заполярья, где топливо сейчас почти "золотое" из-за больших транспортных и складских расходов. Низкая надежность энергоснабжения районов Крайнего Севера и связанные с нею бедствия северян г-ну редактору, полагаю, хорошо известны. Как же в таком случае понять его предложение "подгонять… баржу с электростанцией на борту и снабжать электричеством сколько душе угодно?". А как прикажете снабжать саму эту станцию топливом? Тянуть газопроводы? И это в условиях вечной мерзлоты тысячекилометровых заполярных пространств? Ну, допустим, протянули, преодолев немыслимые трудности. А с чего Вы взяли, что это будет дешевле, чем плавучая АЭС? Вы видели соответствующие расчеты? А какую цену природного газа в эти расчеты заложили? Ту, по которой его можно продать на мировом рынке? Если да, то, как показывают расчеты, капзатраты на плавучую АЭС можно окупить за 10-15 лет (при общем сроке службы АЭС не менее 40 лет) только за счет полученной экономии природного газа (!), не говоря о стоимости той продукции, ради которой она, собственно говоря, и создае

Прочитать остальные комментарии...


[
Ответить на это ]


[Без темы] (Всего: 0)
от Гость на 13/04/2007
Уважаемый «ветеран» спасибо вам за отповедь. Но зачем же вы смешали все в одну кучу? Ведь я подписался как частное лицо («это мое личное мнение»), а не как главный редактор, так что «Атомную стратегию», коллектив редакции, наших авторов и читателей вы напрасно раскритиковали. Хотя, статья ваша, как образец определенного жанра, мне понравилась. Чувствуется перо профессионального PR-щика. Наверное, так же мочили когда-то тех, кто не был в русле общей идеологии. Да и сегодня подобные выступления случаются. Чего стоит только ответ на статью В.В. Карпова («АС» 29). Пожалуй, вы правы. Я тоже не стал бы подписываться под такой статьей. Потом было бы стыдно. Ну а теперь по существу. Я тоже хочу, чтобы развивалась атомная отрасль, поскольку в ней вырос и воспитывался. Но подход у нас, видимо, разный. Важнейшим приоритетом сегодня являются безопасность и экономика. Безопасность среды обитания, нашей с вами страны. О какой безопасности, ответственности можно говорить, когда в стране все покупается, а рыночная конкуренция сводится лишь к борьбе за близость к власти. Люди бегут с атомных строек. Внедрение норм технического регулирования по существу буксует. За 15 лет в результате некомпетентного руководства утеряна способность надежно создавать объекты ядерной энергетики. Утеряно то, что по крупицам создавалось в СССР. Эту способность можно восстанавить через крупномасштабное строительство проверенных временем реакторов большой мощности. Пусть эволюционный или инновационный ВВЭР. Но это единственный шанс. Это соответствует острой потребности в энергии и способствует развитию отрасли. Только так можно восстановить строительно-монтажный комплекс, машиностроение, обеспечить достойную зарплату и занятость. Ведь атомная отрасль находится в конкурентном поле даже внутри страны. Парогазовая энергетика пока экономичнее атомной. Никто не против ЗЯТЦ, просто я не верю, что БН 800 будет построен при сегодняшней организации. Вспомните, в какую сумму обошелся стране 3 Калининский блок? Вот вам и ответ о предстоящих расходах на БН 800. То же можно сказать и о плавучках. Ситуация сегодня только усугубляется. Непрофессионалы в управлении дают пример того, что непрофессионалам можно работать и на предприятиях - так уничтожается система преемственности. Такие уникальные проекты как БН, плавучка должны создаваться только на крепкой организационной основе. Еще раз повторяю, это мое личное мнение. Вам не нравится, что на сайте люди выступают с критикой? Вы против дискусcий? Вы хотите, чтобы все издания дудели в одну дуду? Но ведь мы не Северная Корея. Да и «Атомная стратегия» не отраслевое издание. Редакция дает право высказываться людям с разными мнениями из разных сфер экономики. Если вам нравится позитифф, пожалуйста, пишите, у нас много таких публикаций, мы разместим и ваше мнение. С уважением, Двойников


[
Ответить на это ]


[Без темы] (Всего: 0)
от Гость на 17/04/2007
Узнаю, узнаю. В 38 году моего деда репрессировали по такому же подметному письму. Письмо-шаблон. В него только подставляй фамилии. Из каких вы структур, ветеран?


[
Ответить на это ]


Абу Мусаб Заркави (Всего: 0)
от Гость на 07/04/2007
Очень трудно заподозрить автора в некомпетентности по обсуждаемым вопросам. Тем более доводы, приводимые в статье, выглядят подтасованными. Не думаю, что стоит оценивать автора с ценностной и нравственной точки зрения. Но всё же трудно удержаться от того, чтобы не написать, что у автора с этим очень серьёзные проблемы.
 
Вообщем-то, не хотелось вставать на защиту ТЖМТ (не потому, что он плох, а потому что на доводы автора статьи имеются контрдоводы разработчиков этих технологий, причём их принципиальная часть была всё же ОКБМ признана как разумная по сути и подходу, у БРЕСТ-300 вроде бы была проведена госэкспертиза, имеется её заключение, не мешало бы привести и её аргументы - для стремления показаться объективным, СВБР имеет более низкий уровень проработки, но и в этом случае нельзя трясти собственными экономическими данными об эффективности и не привести показателей по достоверности собственных оценок, хотя бы. Не стоит упоминать, что они, всё же от заинтересованной стороны, очень хочется верить, что сохраняющей своё достоинство).
 
Продолжение — читайте на форуме.


[ Ответить на это ]


Re: Абу Мусаб Заркави (Всего: 0)
от Гость на 10/04/2007
“***Люди, занимающие большие должности (главный конструктор, директор и пр. чуть ниже, чуть выше) имеют не соответствующие ценностные показатели***”
Этих людей 15 лет давили хроническим безденежьем. Если Вы почитаете отзывы о конкурентах от разработчиков СВБР или ВК аргументация и стилистика в целом будут теми же.
 Тут дело не Костине или другом конструкторе. Реально в стране сильно деградировали АЭПы. “Ветераны” ещё считают виртуальные площадки по виртуальным рублям 1980 года. Но связи с реальностью в АЭПах почти не осталось. А нет честной экономики все конструктора скатываются к риторике.


[
Ответить на это ]


Re: Абу Мусаб Заркави (Всего: 0)
от Гость на 10/04/2007
Хорошо написал Абу Мусаб Заркави. Маладец!!!
Так не написал бы и Махмуд Ахмади Нижад... Жаль, что он в спешке там где не надо написал Pu (плутоний) вместо Pb (свинец). Похоже, что господин Aбу — физик... Также забавно отметить, что автор статьи — господин Костин прилежно упомянул в конце в списке литературы источники своих разработок, а вот на материалы по СВБР и БРЕСТ он не удосужился сослаться. Неужели он чужие разработки помнит на память, а в своих путается и вынужден рыться в литературе??? :)


[
Ответить на это ]


Re: Абу Мусаб Заркави (Всего: 0)
от Гость на 11/04/2007
деградировали не только АЭПы, а вся страна, нельзя отрывать частное от общего...
воровская методика и способ выживания заставляют в том числе и конструкторов с директорами как­то крутиться, другое дело что и о себе они не забывают..
студент


[
Ответить на это ]


Без темы (Всего: 0)
от Гость на 10/04/2007
Я всё же не склонен считать, что подстройка под любое финансирование должна так сильно конфликтовать с ценностями, этикой и моралью, пусть это и пытается привить либиральнорыночная машина (т. е. механизм пытается привить формирование ценностей, этики и т. д.). У каждого челоека есть выбор и достойный путь можно выбрать всегда. Я согласен с Вами, что мы сильно вцелом деградировали в промышленно­технологическом плане, но всё же это не должно означать, что надо заниматься добыванием денег и оправдыванием этого не смотря ни на что.
С экономикой экономика также не всё просто, прогноз эффективности инновационных проектов бывает очень недостоверен, упёршись в это Росатом стоит в ступоре... Вместо того, чтобы предпринимать усилия в повышении его достоверности.


[ Ответить на это ]


Ветерану-комментатору (Всего: 0)
от Гость на 24/04/2007
Что вы там про экономичность плавучки? Заявленная стоимость ее строительства около $300 млн. (8500 млн. руб в мечтах!), это без работ по доводке реактора под требования нераспространения и без строительства подстанции на берегу. Использоваться будет ледокольный реактор с концентрацией 235 урана 21,5%. Нужно довести его до концентрации меньшей 20% (14%). Требуются проект, новые ТВС, испытания, приемка, одним словом около $50 млн. Для строительства подстанции и ЛЭП до нее треб. еще около $120 млн. Выходим на цифру $500 млн. (реально в жизни, с учетом воровства и неорганизованности сделаем на 50% дороже). Делим на 80, получаем больше $6300 / квт. час установленной мощности, что почти в 5 раз превышает стоимость килов. часа с ВВЭР 1000 и в 10! раз превышает стоимость квт. часа с парогазовой установки. Даже если предположить, что стоимость горючего на Севере составляет 70 процентов от стоимости станции, то все равно в 3 раза паросиловая установка экономичнее. О какой экономичности вы говорите? Просто везде бардак, даже завозку горючего организовать не умеем. Сможем ли содержать на Севере ядерно-опасный объект, мишень для террора? Чайник


[ Ответить на это ]


Ветерану-комментатору (Всего: 0)
от Гость на 24/04/2007
Извините, ветеран-начальник! А вы ваще-то в курсе, в каком состоянии был проект, когда было принято решение и началось финансирование БН 800? Ну вот! Вы даже не знаете, что прокта, в том понимании, которое существует в мире и принято в МАГАТЭ, не было в наличии. Начали финансировать строительство без проекта! А вы говорите ТЭО. А вы говорите о гос контроле! Некомпетентный вы товарищ-начальник. Пока не ветеран.


[ Ответить на это ]


Re: Нелегкий выбор (концентрация кислорода) (Всего: 0)
от Гость на 27/04/2007
"...поддержание концентрации кислорода, необходимой для ограничения коррозионного воздействия теплоносителя на конструкционные материалы (~ 10^6 вес. %)..."

правильно было бы 10^(-6)%

ну да ничего, кто хотел понять тот понял, наверно. Автору спасибо.


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(812)438-3277
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
Сайт построен на основе технологии PHP-Nuke. Открытие страницы: 0.13 секунды
Рейтинг@Mail.ru