proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Обсудим?!
Способствует ли безопасности атомной отрасли закрытость (усиление режима)?
Да
Нет
Сильнее влияют другие факторы

Результаты
Другие опросы
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. Информация: (812) 438-32-77, E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[10/11/2005]     Пора прекратить это безумие

Б.И.Нигматулин, д.т.н., профессор, научный руководитель Электрогорского научно-исследовательского центра по безопасности атомных станций

В интервью июньского номера журнала "Атомная стратегия" бывший заместитель министра, а ныне научный руководитель Электрогорского научно-исследовательского центра по безопасности атомных станций, Булат Искандерович Нигматулин высказал резкую критику в адрес руководства атомной отрасли и менеджмента концерна "Росэнергоатом".

Я не брал на себя функции эксперта и сразу после интервью обратился с письмом к руководству концерна с предложением отразить на страницах журнала свою точку зрения. Однако ни руководители отрасли, ни руководители концерна "Росэнергоатом" так и не нашли время для ответа. Между тем критика, прозвучавшая из уст Нигматулина, весьма серьезная. Сегодня, по его словам, в концерне "Росэнергоатом" запутана система управления, нет эффективного взаимодействия между дирекциями, между центральным офисом и АЭС, отсутствует мотивация персонала, неэффективна кадровая политика, понижена роль Генеральной инспекции концерна, ослаблено взаимодействие с федеральными надзорными органами, известны факты грубейших нарушений технологической дисциплины, снижения уровня безопасности. Дыра в бюджете концерна из-за непокрытых кредитов и долгов на достройку Калининской АЭС, а также жизни не по средствам, составляет более 750 млн долларов. Неэффективно используются средства. Выработка электроэнергии в 2004 г. уменьшится на 3%, в то время как в РАО "ЕЭС России" планируется рост в 2,5%.

Особую значимость словам Нигматулина придает то, что он не снимает и с себя ответственности, однако утверждает, что к концу срока своего пребывания в должности заместителя Министра был создан солидный задел для развития атомной энергетики, объем реальных собственных инвестиционных средств в отрасли был увеличен в 5 раз, наметилась и начала реализовываться положительная динамика развития. С 1999 г. происходил постоянный рост производства электроэнергии. И все это потеряно за последние два года, после его ухода из Министерства. Возможно, кто-то скажет, что критиковать всегда легче, чем предлагать что-то конструктивное. Именно поэтому предложения и будут темой нашей сегодняшней беседы.

– Булат Искандерович, наши читатели спрашивают, зачем вам все это нужно? Неужели спокойная жизнь вас не устраивает?

– Мы никогда не были равнодушными и никогда не согласимся с ситуацией, при которой дело всей нашей жизни находится под угрозой развала. Мы – это я и мои коллеги – единомышленники. Нас в отрасли абсолютное большинство, и вся конструктивная критика, которая поднимается в моих статьях и выступлениях, является плодом нашей коллективной аналитической работы.

Еще будучи заместителем министра я лично убеждал Правительство, Думу и общественность в том, что для России альтернативы атомной энергетике нет. В результате была разработана и принята "Стратегия развития атомной энергетики в первой половине XXI века", являющаяся составной частью "Энергетической стратегии России на период до 2020 года", определены источники финансирования ускоренного развития атомной энергетики. Поэтому я лично несу ответственность за реализацию принятых решений. В условиях, когда происходит разбазаривание громадных государственных средств, когда развитие атомной энергетики идет по самому неблагоприятному сценарию, рассмотренному в Энергетической стратегии России (см. табл.), и под угрозой само существование атомной энергетики, молча смотреть на происходящее не могу. Не в моих это правилах.

Сегодня для управления отраслью и концерном нужна новая команда. Нужны лидеры-профессионалы с корпоративным подходом к работе, знающие отрасль, умеющие работать в рыночных условиях и способные вывести отрасль из кризиса. Необходимы преобразования всего хозяйственного организма концерна. В атомной отрасли имеются здоровые силы – многие работники, особенно «старой» закалки, с болью смотрят на то, во что превратилось их детище. Дальнейшее промедление приведет к еще более разрушительным последствиям.

– Почему за последние два года в атомной энергетике произошли провалы?

– Основные причины: некомпетентность в управлении, безответственность и моральная нечистоплотность. Сегодняшняя ситуация – это системный кризис в отрасли, который может привести к техногенной аварии. Нельзя управлять отраслью как академическим институтом. Здесь другая цена принимаемым решениям, другой уровень ответственности и другой масштаб последствий. Ведь нельзя же сказать, что руководители отрасли неквалифицированны и не понимают последствия проводимой экономической, инвестиционной и технической политики. Все понимают. Но выстроенная система непротиворечия, потакания первому лицу, отсутствие всякой критики, а также круговая порука не позволяет объективно оценивать ситуацию и признать: "Мы пришли к фактическому банкротству".

– В чем главные ошибки высших менеджеров "Росэнергоатома"?

– Расточительная инвестиционная и экономическая стратегия. Пожалуйста, примеры. При сооружении объектов при формировании сметной цены применяется поправочный коэффициент к ценам 1991 года. В 2003 г. для организаций, финансируемых из бюджета, он рекомендован Госстроем России в размере 27. На практике крупными заказчиками, например РАО "ЕЭС России", в 2003 г. применялся коэффициент 29—30, а в концерне "Росэнергоатом" он достигает 56 и более. Значит, стоимость строительства завышается почти в 2–2,5 раза. Завышаются цены на поставку оборудования и комплектующих для нужд строительства и эксплуатации. В систему поставок "встраиваются" посреднические фирмы. В результате возник огромный дефицит денежных средств, кредиторская задолженность, на достройку пусковых объектов вынуждены брать кредиты коммерческих банков под 15% годовых. С такими процентными ставками никто в мире инвестиционные кредиты не берет – это разорительно. Достройка и пуск 3-го энергоблока Калининской АЭС превратились в легенду отрицательного свойства. При сметной стоимости достройки объекта в 400 миллионов долларов, с учетом затрат в сумме 140 миллионов долларов на завершение строительства в 2005 г., будет потрачено более 1,1 миллиарда долларов со срывом директивного срока пуска более года. Это будет уже не победа, а поражение всей отрасли. В итоге это привело к дефициту средств и на развитие, и на текущую деятельность атомных электростанций, а за этим стоит безопасность их эксплуатации.

– Может быть, тому есть оправдание, какие-нибудь объективные причины, засуха, например, или холодная русская зима? Как, для сравнения, идут дела у наших зарубежных коллег?

– Здесь ситуация прямо противоположная. Пользуясь случаем, зная, что ваш журнал читают на Украине, я хочу искренне поздравить украинских атомщиков с вводом в эксплуатацию в 2004 г. двух атомных энергоблоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС в сжатые сроки и по цене меньше 600 млн долларов за оба блока примерно из такой же степени готовности, что и Калининский третий блок. Сегодня электроэнергия с этих блоков компенсировала закрытие Чернобыльской АЭС. Кроме этого, начат экспорт дешевой электроэнергии в Россию, а после прекращения эксплуатации первого блока Игналинской АЭС в декабре 2004 г. для Украины появляется дополнительная возможность расширения экспорта еще и в Белоруссию. Не сомневаюсь, что ввод третьего и четвертого блоков Хмельницкой АЭС также будет осуществлен в кратчайшие сроки и по минимальным ценам.

У нас же удельная стоимость вновь вводимых и планируемых к вводу энергоблоков составляет более 2500$/кВт, что более чем в 3 раза выше аналогичных показателей тепловых электростанций и в 3–4 раза превышает показатели парогазовых установок. При существующих ставках по кредитам коммерческих банков более 13% в год и действующих тарифах на электроэнергию, указанные энергоблоки никогда себя не окупят. А ведь за рубежом удельные показатели составляют 1300–1500$/кВт. Да, и мы строим за рубежом атомные блоки с такими же удельными показателями. Почему же в России не можем? Или не хотим? Практически одинаковые атомные блоки в России и за рубежом строим по разным ценам.

– Сильно сомневаюсь, что реально,при такой организации мы укладываемся в рамки 1500$/кВт. Допустим, это так, почему также мы не можем строить и в России?

– Из-за неумения и нежелания руководства отрасли.

– Неужели государство для государственного концерна не может изыскать средства для долгосрочных кредитов на более приемлемых условиях. Есть же стабилизационный фонд, который сегодня помогает развиваться западной экономике?

– При такой организации как сегодня, любые деньги, выделенные "Росэнергоатому", будут разбазарены. Кстати, еще в 2002 году у меня была достигнута принципиальная договоренность с В.Б. Христенко и А.В. Улюкаевым (тогда вице-премьер по ТЭК и первый заместитель министра финансов) о том, чтобы предусмотреть в федеральном бюджете на 2003–2004 гг. средства в сумме до 1,5 миллиардов рублей в год на покрытие двух третей банковской процентной ставки за кредиты коммерческих банков. Процент по кредиту для концерна составлял бы не более 5% в год. Это было необходимо, чтобы привлечь кредиты в качестве инвестиций на достройку энергоблока № 5 Курской АЭС. Идея была в том, чтобы брать по 7,5 миллиардов рублей в год в течение двух лет и привлечь, таким образом, инвестиций в размере 15 миллиардов рублей. Тогда энергоблок № 5 Курской АЭС мог бы дать электроэнергию уже в 2005 году. Перед уходом из министерства, я дал указание руководству концерна не упустить эти договоренности. К сожалению, его не выполнили.

Можете ознакомиться с проектом инвестиционной программы "Росэнергоатома" на 2005–2007 годы. Общая сметная стоимость достройки 5-го энергоблока Курской АЭС оценивается уже в 38 млрд рублей при планируемом пуске в 2008 г. (а ведь в 2002 г. достройка оценивалась всего в 15 млрд руб.), в том числе в 2005–2007 году на строительство будет потрачено 8 млрд рублей. Значит, за 2008 г. необходимо будет освоить 30 млрд руб. Так это же просто несерьезно. Не будет пуска энергоблока № 5 на Курской АЭС в 2008 г. В лучшем случае, при сохранении нынешней ситуации, пуск осуществится в 2011 г. Грустно, что с 2001 г. – года пуска блока № 1 Волгодонской АЭС, за 10 лет, до 2011 г. реально будет пущен только 1 блок на Калининской АЭС, вместо пяти, предусмотренных в Энергетической стратегии, одобренной Правительством РФ.

– В чем суть ваших предложений по антикризисному управлению?

– В первую очередь, необходимо ввести режим жесточайшей экономии финансовых средств на всех уровнях и полностью пересмотреть расходную часть бюджета. Необходим системный подход с разработкой конкретной комплексной программы. Ее первым этапом должен быть всесторонний анализ существующей ситуации в динамике ее возможного развития. Просчитать все негативные последствия от всего комплекса проблем, имеющихся в отрасли, определить приоритеты, разработать программы их решения, оценить стоимость их решения, сопоставить с финансовыми возможностями и принять оптимизированную общую программу действий. При этом показатели развития атомной энергетики, заложенные в "Энергетической стратегии развития России…", должны быть, безусловно, выполнены. Вариантами дополнительного источника финансирования в условиях вывода концерна из кризиса может быть выравнивание тарифов на регулируемом секторе оптовой торговли электроэнергией на вырабатываемую электроэнергию "Росэнергоатомом" и тепловыми станциями РАО "ЕЭС России" (см. табл.), а также кредиты с возможным покрытием части процентной ставки федеральным бюджетом. Это сложнейшая, стратегическая задача, но без ее решения в сверхсжатые сроки не может быть и речи о выходе из кризиса.

Главная потеря последних 2-х лет даже не деньги. К их поиску, безусловно, нужно подключить Счетную палату РФ и соответствующих специалистов, которые, я уверен, найдут виновных. Главное в том, что упущено время.

Первоочередными шагами должно быть наведение элементарного порядка на каждом направлении деятельности. Например, в учете инвестиционных затрат. Почему инвестиционные деньги не отделены от эксплуатационных затрат? Инвестиционные средства атомной энергетики освобождены от налога на прибыль, однако часть их используется не по назначению. А это уже серьезное налоговое нарушение. Необходимо ввести систему в финансовой работе, которая принципиально исключала бы нецелевое их использование на текущую деятельность.

Следует немедленно разделить должности директора АЭС и директора строящегося объекта. Каждый должен заниматься своим делом. Директор АЭС – эксплуатацией и технической приемкой строительства, а директор стройки – строить и отвечать за сроки и стоимость строительства. Печальный опыт такого совмещения мы имеем на Калининской АЭС, когда перерасход сметы достиг более 600 млн долларов. Теперь во всех издержках виноват директор станции, а на самом деле, в первую очередь ответственность несет центральный офис.

Почему частью инвестиционных средств командует техническая служба? Почему отдел комплектации оборудования для новых объектов подчиняется директору АЭС? Почему нет учета сметного лимита в базисных ценах по статье оборудования и другим статьям? Почему не разрабатываются ТЭО или, как сейчас принято называть, бизнес-планы на модернизацию и техническое перевооружение, и не определяются сроки окупаемости? Почему ежегодно пересматриваются титульные списки? Почему нет лимита финансирования по объектам и нет проверки сроков окупаемости строительства при заключении договоров и, соответственно, определения реальных затрат? Почему не проводятся открытые тендеры на поставку и строймонтаж? Почему инвестиционные проекты не проходят внешнюю независимую экспертизу, включая экономическую? Как смотрит бухгалтерия на весь этот беспредел? Это элементарные вопросы, и они элементарно решаются, нужен только хозяин. Если проблема не решается, значит, это кому-то выгодно. Кто-то в этом заинтересован. Возможен другой ответ – полная некомпетентность руководства.

– Пожалуйста, более подробно о формировании сметной стоимости строительства. Это достаточно актуальная тема для многих предприятий.

– Для решения этой проблемы должна быть внедрена современная система управления инвестициями. Для каждой стадии инвестиционного процесса: прединвестиционной, разработки ТЭО инвестиций и бизнес-плана, проектирования, поставок, строймонтажа и стадии возврата инвестиций следует реализовать комплекс новых идей. Суть этой системы в принципиальном, методологическом исключении затратного механизма. Важнейшими ее составляющими должны быть: комплексность, прозрачность, тендерная система распределения заказов, единые сквозные и взаимосвязанные методы управления и реализации на каждой стадии, а также независимая оценка результатов в режиме реального времени. Тогда проблема превышения сметной стоимости исчезает сама собой.

Кстати, в 2003 г. выработка на одного рабочего при проведении строительно-монтажных работ при достройке 3-го блока Калининской АЭС в сопоставимых ценах составляла 40% от среднего уровня 1990 г. Вот вам и ответ, почему сметная стоимость при строймонтаже повышается в 2–2,5 раза. Никто ни за что не отвечает. Так Агентство по атомной энергии контролирует свои предприятия. И так далее, по одному и тому же кругу. В отрасли кризис, а в руководстве "пир во время чумы". Пора прекратить это безумие.

– Проектные организации тоже являются участниками строительства. Они завышают цены?

– При проектировании не учитываются конечные параметры эффективности нового объекта. У заказчиков – "Росэнергоатом" и ЗАО "Атомстройэкспорт" не хватает смелости и аргументов для отклонения решений, навязываемых проектной организацией.

Проектные институты являются полными монополистами и, в то же время, отвергая то или иное техническое решение, материально не отвечают перед заказчиком за технический уровень и экономику проекта. Если не изменить затратную систему разработки проекта, то мы будем все больше и больше проигрывать зарубежным конкурентам. Нет мотивации – нет эффективного проекта. В настоящее время стоимость проектных работ рассчитывается пропорционально стоимости проектируемого объекта. Соответственно, проектный институт заинтересован в увеличении стоимости проектируемого объекта. Это абсолютно неприемлемо. Проблему можно решить путем разработки и внедрения для проектных организаций системы мотивации, направленной на снижение сметной стоимости проектируемого объекта.

Проектный институт должен ориентироваться, в первую очередь, на отечественного производителя и стимулировать импортозамещение для повышения внутренней устойчивости проекта в открытой конкурентной борьбе.

Необходимо публичное обсуждение технических, конструктивных решений и научных обоснований, лежащих в основе принимаемых проектов, оценки экономической эффективности проекта с точки зрения затрат на один мегаватт мощности, окупаемости проекта, сравнения с традиционными проектными решениями, сопоставления с тепловой энергетикой.

Пока мы топчемся на месте, в сентябре 2004 г. американская фирма Westinghouse утвердила в комиссии по ядерному регулированию проект типового блока 1000 МВт, в котором используется значительно меньше насосов, трубопроводов, клапанов и кабелей, что облегчит монтаж и техническое обслуживание. Кроме того, блок будет строиться по модульной схеме, когда укрупненные модули полностью собираются на заводах-изготовителях, что намного повышает качество монтажа и сокращает время строительства до 36 мес. – с момента заливки первого бетона до загрузки топлива в реактор. При этом стоимость киловатта установленной мощности будет составлять 1000—1200 долларов. Этот проект Westinghouse предложила КНР, что практически означает для нас угрозу потери китайского рынка. При снятии эмбарго возникает угроза потери и индийского рынка. Я уже не говорю о проекте АЭС с реактором ВВЭР-1500, с которым мы отстали на 2–3 года по сравнению с европейским реактором большой мощности EPR-1600 (Фраматом), сооружение которого началось в Финляндии.

Очевидно, что в наш разрабатываемый блок ВВЭР-1500 мы должны закладывает заведомо опережающие показатели и решения. В противном случае, проект устареет уже на стадии разработки. Поэтому необходимо срочно вносить коррективы во избежание потери внешних и внутренних рынков.

– Что могли бы вы сказать об организации и работе экономического блока концерна "Росэнергоатом"?

– Необходимо разработать программу реформирования всей экономической службы концерна, рассчитанную на реализацию в течение полутора-двух лет. Ее центральной идеей должны стать разработка и внедрение норм расхода материальных ресурсов и норм затрат труда. На их основе должны планироваться: оптимизация численности персонала, нормирование и оплата труда, материально-техническое обеспечение, списание материалов и анализ издержек, материальное поощрение за снижение затрат, формирование смет, формирование бюджетов АЭС и других структурных подразделений.

Помимо этого, стоит важнейшая задача по обеспечению финансовой устойчивости концерна, возврату кредитов банкам и погашению кредиторской задолженности, наведению элементарного порядка в финансах.

Пока в концерне никто не заинтересован снижать издержки производства, нет предметного экономического анализа статей расходов в увязке с технико-экономическими показателями и эффективностью производства в целом. Бесконтрольно растет себестоимость киловатт-часа. Иначе и быть не может, если системы материальной заинтересованности и материальной ответственности не работают, то есть отсутствует мотивация. С другой стороны, велик соблазн взять то, что "плохо лежит", благо за это никто не спросит. То есть, необходима разработка системы материального стимулирования руководителей и специалистов за снижение издержек. Следует поставить и реализовать простую задачу: снизить за три года себестоимость производства электроэнергии по концерну "Росэнергоатом" на 12 процентов. Это, по сути, 4 процента в год – меньше, чем в среднем на АЭС США в течение последних 15 лет. И по этому показателю, в том числе, оценивать эффективность менеджмента и продлевать контракт с директорами АЭС, как это принято в США.

– Что мешает экономической службе концерна заниматься этим прямо сейчас?

– Кроме желания, нужны квалификация персонала и правильное структурирование экономической службы. Для примера скажу, что департамент экономического и финансового обеспечения деятельности АЭС (ДЭФО), другими словами департамент, занимающийся внутренней экономикой концерна, находится в блоке технических служб, подчиняющихся техническому директору. А вот департамент материально-технического обеспечения подчинен заместителю генерального директора по экономике и финансам (исполнительному директору). Значит, каждый занимается не своим делом.

– Что вы скажете об организационной структуре управления концерном?

– Сегодня это классический пример бюрократической организации. Если хочешь запутать дело, то начинать надо со структуры управления. В настоящее время структура такова, что невозможно понять, кто и за что отвечает, кто и как принимает решения, в том числе по принципиальным вопросам формирования бюджетов и расходования денежных средств. Например, экономические подразделения разнесены по подчиненности между 3 заместителями генерального директора, юридические подразделения насчитывают 11 отделов и подчинены 4 заместителям генерального директора. Контролем за расходованием финансовых средств занимается 9 подразделений, что исключает эффективное управление финансовыми потоками.

В концерне насчитывается 18 (восемнадцать!) заместителей генерального директора, 5 заместителей технического директора, 6 заместителей исполнительного директора.

Вариант структуры управления, основанный на научных рекомендациях, опыте и специфике работы атомной энергетики, может быть взят из опыта РАО "ЕЭС России", в частности ОАО "Мосэнерго", "Тюменьэнерго", "Ленэнерго" и других, сопоставимых по уровню производства с концерном "Росэнергоатом", В частности, необходимо существенное сокращение общей численности управленческого аппарата. Функциональные обязанности между подразделениями должны полностью исключать параллелизм в работе. Главной особенностью новой структуры должна являться именно персонификация ответственности каждого сотрудника, т.е. по любому вопросу должен быть свой персонально "крайний", без размывания ответственности или, точнее, безответственности, между всеми. Безусловно, нужно проделать тяжелую кадровую работу по аттестации всех работников аппарата на их способность работать в новых условиях с увольнением неквалифицированного балласта.

Нужно укрупнить и усилить департаменты, которых вместе с различными дирекциями сегодня насчитывается почти 50, а также отделы, число которых приближается к 150! Посмотрите, какое сегодня сложилось соотношение между руководителями и рядовыми исполнителями. Не считая высшего руководства в аппарате управления, в структуре насчитывается около 300 управленцев – это 150 руководящих работников департаментов (один начальник плюс два заместителя умножить на пятьдесят департаментов), плюс 150 начальников отделов (иногда также имеющих заместителей). Таким образом, практически на каждого начальника приходится один исполнитель, а должно быть 5–6. Это – азбука управления. На 700 управленцев парк служебных машин насчитывает более 100 единиц. После наведения порядка "в голове" компании, нужно комплексно оптимизировать структуру и деятельность всей управленческой вертикали.

– Вы имеете в виду непосредственных руководителей атомных электростанций России?

– Да, именно их и первого заместителя генерального директора концерна "Росэнергоатом", отвечающего за производство электрической и тепловой энергии. Необходимы критерии оценки их деятельности и мотивация в работе за такие показатели, как: безопасность, выполнение плана выработки производства в киловатт-часах и себестоимость киловатт-часа, а точнее, соответствие фактической себестоимости установленным нормативам.

Директор станции, главный инженер и их начальник в концерне несут ответственность за безопасность и экономические результаты своей деятельности, за превышение нормативов по отказам работы оборудования, поэтому кроме мотивации должен быть жесткий спрос за провалы, вплоть до прекращения контракта и лишения должности.

– Каковы свои, внутренние резервы атомной энергетики по росту производства на действующих энергоблоках?

– Они всем известны. Во-первых, это повышение качества ремонта и, как следствие, снижение числа аварийных остановов по отказам технологического оборудования. Во-вторых, исключение его остановов по вине оперативного персонала. В-третьих, сокращение времени проведения планово-предупредительных ремонтов, улучшение организации подготовки и проведения ремонта, мотивация персонала за качество и сокращение сроков. В-четвертых, исключение технических ограничений по несению максимальной нагрузки. И, в-пятых, исключение диспетчерских ограничений по несению максимальной нагрузки.

Наибольшее влияние на КИУМ (коэффициент использования установочной мощности — отношение фактической выработки электроэнергии энергоблоком за год к выработке за тот же срок при его работе на 100 % мощности. Ред.) оказывают третий и пятый показатели. Атомные блоки не должны работать в пиковом режиме – только в "базе". На этом принципе строилась вся идеология диспетчерского регулирования частоты в недалеком прошлом. В последние годы РАО "ЕЭС России" через ЦДУ отходит от фундаментального принципа загрузки АЭС, описанного во всех учебниках, и стремится перераспределять графики выдачи мощности в пользу тепловых электростанций, тем самым допуская пережог органического топлива

Что касается сокращения сроков планово-предупредительных ремонтов, то о каком сокращении может идти речь, если замена технологических каналов на реакторах РБМК, а это половина в общей генерирующей мощности концерна, ограничивается существующими производственными мощностями Чепецкого механического завода (ЧМЗ), входящего в ОАО "ТВЭЛ". Годовая производительность ЧМЗ составляет всего 1200 технологических каналов в год. А на реакторе РБМК-1000 таких каналов почти 1700. Простая арифметика показывает, что полная замена каналов будет производиться не менее 7 лет с учетом уже проведенной работы по их замене на некоторых блоках. Спрашивается, почему не была проведена заранее реконструкция ЧМЗ с увеличением его производительности до необходимого уровня? В 2001–2002 гг. я ставил вопрос о реконструкции завода. Тогда же была определена и стоимость реконструкции, кажется, в 10 млн долларов. Для отрасли это не деньги. Но в результате ничего не было сделано. Время упущено и теперь блоки РБМК будут вынуждены перепростаивать в ремонтах, ожидая новые технологические каналы. В настоящее время это касается первого блока на Смоленской АЭС.

А ведь еще необходимо устанавливать новую комплексную систему управления и защиты реактора – КСУЗ на 9 блоках с остановом каждого блока на 8–9 мес. Это необходимо делать, так как позволяет на 2 порядка снизить вероятность повреждения активной зоны реакторов РБМК и довести показатели безопасности до современного уровня. Очевидно, что необходимо совмещать замену технологических каналов с заменой КСУЗ, но в реальности этого не делается, т.к. надо заранее готовиться и напрягаться. А зачем? Вероятно, руководству концерна и АЭС и так хорошо. Потому, что нет мотивации, нет жесткого спроса за результаты работы. В результате произошел спад производства электроэнергии. В 2004 г. будет выработано около 144,5 млрд кВт час электроэнергии, т.е. на 4,1—4,5 млрд кВт меньше, чем в 2003 году (см. табл.) с потерей выручки концерном до 65 млн долларов, с пережогом дополнительных 1,5 млрд куб. м газа на ТЭС РАО "ЕЭС России". Получили замкнутый круг – электроэнергия не будет вырабатываться, отрасль недополучит деньги, свернет инвестиционные программы, выработка еще уменьшится. Для страны это обернется дополнительным пережогом природного газа и недополучением валюты от его экспорта, и т.д. по замкнутому кругу. Если ничего не предпринимать, то атомная энергетика остановится сама собой. Эта тенденция просматривается на нижеследующем графике. В условиях ограничения роста тарифов (в соответствии с уровнем инфляции) эскалация роста эксплуатационных расходов и снижения выработки электроэнергии в 2004 году привели к падению инвестиционных вложений и снижению их доли в общем тарифе. Эта закономерность усугубится в 2005 году, когда ожидается снижение общего объема инвестиций в воспроизводство и развитие атомной энергетики более чем на одну треть к уровню 2002 года в сопоставимых ценах. Вот вам пример недальновидной политики, неумения предвидеть ситуацию и просчитать последствия – это прямой просчет руководства, отвечающего за стратегию развития отрасли.



– Сегодня промышленность в районе Билибино и Певека (Чукотская АО) практически не развивается, поэтому наверное и за электроэнергию никто не платит. Как влияет работа Билибинской атомной станции на экономику концерна?

– В 2000–2001 гг. уже было понятно, что без развития региона станция будет убыточной. Она работает, практически, сама на себя и вырабатывает электроэнергию и тепло в год всего на 250 млн руб., а стоимость эксплуатации обходится в 1,0 млрд руб. в год. В начале 2002 г. я распорядился подготовить проект поэтапного вывода Билибинской АЭС из эксплуатации. Однако этот проект не сделали. Более того, инвестиционной программой концерна на 2005–2007 гг. предусматривается израсходовать 4,6 млрд руб. на продление ее эксплуатации. Вот это называется "бизнес по-росатомовски"! Необходимо закрыть Билибинскую АЭС, а деньги, предусмотренные инвестиционной программой, направить на достройку Курского блока № 5 и переселение персонала станции на площадки строящихся АЭС.

– Мне сложно судить, много или мало — 700 управленцев для концерна?

– В этом случае я всегда привожу в пример РАО "ЕЭС России" и всеми ругаемого А.Б. Чубайса. Так вот, численность центрального аппарата там составляет всего 1000 человек при годовом объеме товарной продукции в 12 раз большем, чем в концерне "Росэнергоатом", и существенно более сложной структуре компании.

– Существует ли какая-то мировая практика?

– Конечно, не более 1 человека на 1 МВт установленной мощности (проектный показатель для российских АЭС); 0,25 чел. на 1 МВт – западный стандарт; а для аппарата управления – 1 руководитель на 5–6 непосредственно подчиненных сотрудников. По факту, на российских АЭС, в среднем, на 1 МВт установленной мощности, приходится 1,5–1,6 работающих. Вот вам пример эффективности. По показателю выработки электроэнергии на 1 работающего на АЭС мы отстаем от Европы в 7–8 раз, а от Японии – в 13!

В отрасли насчитывается 18 тыс. человек ремонтного персонала, которые находятся в штате АЭС. Учитывая неравномерную их загрузку работой по годам и сезонам, следует проработать вариант выделения большей части ремонтного персонала в специализированные подразделения, централизованно осуществляющего ремонтные работы, что позволит снизить суммарные издержки производства и повысит в целом эффективность работы концерна. Такая организация проведения ремонтных работ – обычная мировая практика и такая работа по реструктуризации проводится сейчас в РАО "ЕЭС России".

– Работая на одном крупном предприятии отрасли в начале восьмидесятых, я наблюдал, как на ежегодной балансовой комиссии руководство предприятия отчитывалось перед представителями Министерства за проделанную работу. Серьезное это было испытание. Поэтому и работа там шла на высоком уровне. Если бы такая комиссия приехала сегодня в "Росэнергоатом", что она бы выявила и какие бы рекомендации предложила?



– Тогда Министерство было действительно штабом отрасли. Именно в то время и был ее подъем.

А сейчас, судите сами. Разрушена система инвестиционной деятельности. Прогрессирует старение и износ фондов. Существует тенденция опережающего выбытия мощностей по предельному сроку, амортизационная политика не обеспечивает их простого воспроизводства. Огромные долги. Любому хозяину понятно, что это кризис и для выхода из него нужно немедленно вводить кризисное финансовое управление. Думаю, что такая комиссия потребовала бы немедленно перейти от сознательно запутанной, расточительной инвестиционной и экономической политики к режиму жесточайшей экономии. Только в таких условиях можно повысить эффективность инвестиционных средств в 2–2,5 раза. Потребовала бы введения в 2007 году в эксплуатацию 5 блока Курской АЭС при цене достройки не более 750 млн долларов и ликвидировать отставание по выполнению графика сооружения объектов РАО и ОЯТ на площадках АЭС. Ну, и главное, за счет организационных мероприятий потребовала бы повышения КИУМ до уровня хотя бы 75% на 11 энергоблоках РБМК и выработки электроэнергии на них более 80 млрд кВт ч. Для сравнения, за рубежом КИУМ на АЭС достигает 90% и более (см. график).



– Так много говорят о науке. Стыдно смотреть, как ученые-атомщики, ищут возможности подработать, чтобы содержать семьи.

– Это самостоятельная тема и об атомной науке я хотел бы поговорить отдельно. Большую боль вызывает состояние реакторной и внереакторной экспериментальных баз атомной энергетики. Цена вопроса всего 5 млн долларов в год при разбазаривании неизвестно куда сотен миллионов долларов. При этом руководство отрасли утверждает, что денег на науку нет. Это аморальная и губительная для будущего отрасли позиция. Для примера, в институте НИИАР, г. Дмитровград, средняя зарплата составляет 4000 руб. в месяц с задержкой ее выплаты на 2 — 3 месяца. Это изуверство, издевательство над цветом отечественной науки.

Индикатором кризиса в отрасли является то, как руководство относится к своим научным кадрам. Сейчас оно безобразное. Как будем разрабатывать новое конкурентное ядерное топливо без реактора "МИР", который требует глубокой реконструкции, на которую, в свое время были предусмотрены средства, но ничего не сделано. Как будет поддерживаться развитие реакторов на быстрых нейтронах без исследовательского реактора "БОР-60"? Как увеличить точность наших обоснований по безопасности РБМК без проведения экспериментов на полномасштабном стенде безопасности ПСБ РБМК? А ведь это экономит миллиарды рублей, если, конечно, хотят экономить.

Применительно к нашей беседе, сейчас крайне необходимо консолидировать научно-исследовательский и проектно-конструкторский комплекс на выполнение работ по созданию к 2006 году проекта энергоблока АЭС повышенной мощности ВВЭР-1500.

– Ну, а что нового вы предлагаете в социальной политике?

– Принято считать, что привлекаемые сторонние менеджеры игнорируют человеческий фактор. Однако, обсуждая эту проблему с топ-менеджерами из других отраслей, я был приятно удивлен их идеями по социальной защите работников отрасли, по бережному отношению, в первую очередь, к "старой гвардии". Этот опыт должен быть использован и в атомной отрасли – в ходе оптимизации штатных расписаний АЭС следует предусмотреть специальный резерв должностей и рабочих мест для пенсионеров с загрузкой в неполный рабочий день. Нужно ввести институт советников генерального директора концерна и директоров АЭС, составленный из числа пенсионеров. В их обязанности будут входить обучение и наставничество молодых рабочих и специалистов, подготовка и проведение противоаварийных тренировок, разработка предложений и мероприятий по улучшению работы АЭС, контроль за ремонтами, участие в комиссии по этике, работа с вузами и т.д. Другими словами, это передача бесценного опыта молодым и оказание реальной помощи руководству.

– Это хорошая идея. Она не нова, и давно реализована на крупных предприятиях Японии. В России отношение к каждому отдельному человеку другое, так что я скептически отношусь к широкому внедрению этого проекта. Ну, а почему нет реакции руководства Агентства или концерна "Росэнероатом" на Вашу публичную критику? Или не царское это дело? Может быть все то, о чем вы заявляете, должно стать предметом рассмотрения на Коллегии отрасли?

– Я и сам жду их ответа, а еще лучше, публичной полемики. Да, обсуждение на расширенной Коллегии Росатома необходимо. Но ведь это ситуация с унтер-офицерской вдовой, захочет ли Росатом сам себя высечь? Давно нужно прекращать практику кулуарного принятия решений. Нужно открыто обсуждать проблемы, тем более что они касаются большого числа специалистов и отрасли в целом. Не только будущего АЭС, но и всего ядерно-топливного и атомного машиностроительного комплексов, которые насчитывают сотни тысяч рабочих мест.

Парадоксальная ситуация. Депутаты Госдумы и губернаторы, в частности, Санкт-Петербурга, Саратова, Курска, бьют тревогу по поводу ситуации, сложившейся в атомной энергетике по строительству новых блоков и соответствующим заказам оборудования, обращаются к Президенту России с просьбами оказать содействие в исправлении положения, а Агентство и концерн "Росэнергоатом" тихо отмалчиваются и делают вид, что это их не касается.

Губернаторы и депутаты понимают, что дальнейшее промедление чревато развалом отрасли и атомного машиностроения со всеми вытекающими экономическими, политическими и социальными последствиями для их регионов и страны в целом. А руководство Агентства и концерна, непосредственно и персонально отвечающее за это, не считает нужным хоть как-то реагировать.

В июне 2004 г. по инициативе, к сожалению безвременно умершего Б.Д. Юрлова, на Коллегии впервые за последние 2 года была предпринята попытка осмыслить ситуацию и наметить пути выхода из кризиса, а в октябре концерн представляет проект инвестиционной программы на 2005 —2007 годы, без учета принятых решений. Как будто и не было ничего. Вот это и есть стиль работы, я бы сказал, высший бюрократический пилотаж. А вы хотите, чтобы вам при всех открыто объяснили дела и поступки: на что истратили государственные деньги, почему атомная энергетика опять в кризисе, из которого мы вышли в 2000 г. Наивные ожидания.

– В 90-е годы и в начале нынешнего десятилетия проблемы атомной энергетики регулярно обсуждались на всех уровнях власти – в Правительстве, в Госдуме и в средствах массовой информации. В последние годы почему-то наблюдается отход от практики гласного обсуждения проблем. В чем, по-вашему, причина?

– После одобрения Правительством РФ в мае 2000 г. "Стратегии развития атомной энергетики России" была поставлена точка в дискуссии о судьбе отрасли. Всесторонний анализ показал, что альтернативы мирному атому нет, и обсуждение проблем перешло в плановый режим. Однако нынешнее руководство отрасли проявляет пассивность, замалчивание проблем.

В настоящее время имеется уникальная возможность для развития отрасли и использования на благо страны мировой конъюнктуры на углеводородное сырье. Экспортная цена 1000 куб. м природного газа в 2004 г. составляет уже 140 долларов. Для тепловых электростанций РАО "ЕЭС России" цена 1000 куб. м газа составляет в 2004 годут 31 доллар, а на 2005 год будет составлять уже 38 долларов, что позволит Газпрому получить дополнительно около 1 млрд долларов, направляемых на инвестиционные цели. Таким образом, ценовые "ножницы" по газу составляют 110 долларов на 1000 куб. м газа. Атомная энергетика является единственным крупным производителем электроэнергии, работающим на альтернативном топливе. Работа 1 атомного энергоблока мощностью 1000 МВт позволяет экономить до 2,5 млрд куб. м природного газа в год. И получать дополнительную валюту для страны в сумме до 250–270 млн долларов от работы одного блока 1000 МВт. Энергетической стратегией России предусматривался ввод к 2010 г. новых мощностей в 5800 МВт с соответствующей экономией до 15 млрд куб. м природного газа в год. На этом строится весь топливный баланс России, планировался дополнительный экспорт природного газа и соответствующие валютные поступления в федеральный бюджет.

К сожалению, при сохранении существующей динамики развития, к 2010 г. будет пущен в эксплуатацию только один блок мощностью 1000 МВт на Калининской АЭС, а производство электроэнергии на АЭС России будет следовать самому неблагоприятному сценарию (см. табл.). Поэтому, руководство Агентства по атомной энергии и концерн "Росэнергоатом" не заинтересованы в гласном обсуждении результатов своей бездеятельности.

Выработка электроэнергии по России в целом (млрд. кВт•ч). Выписка из Энергетической стратегии России на период до 2020 года



Безответственность руководства атомной отрасли перед обществом особенно ярко подчеркивает случай, произошедший 4 ноября 2004 г. на Балаковской АЭС. В течение почти 2-х суток не было внятно изложенной информации ни от Агентства по атомной энергии, ни от Концерна, ни от Госатомнадзора. Почему не сработала принятая в отрасли система немедленного, полного и объективного информирования общественности страны? Только после вмешательства высшего руководства страны, когда ситуация грозила выйти из-под контроля, были даны официальные разъяснения. Я это рассматриваю как очередной удар по авторитету отрасли.

Мы с Вами обсудили далеко не весь перечень вопросов, остро стоящих в повестке дня. Это не значит, что мы от них ушли. В частности, по ядерной безопасности, физической защите ядерноопасных объектов, по вопросам отсутствия финансовых средств в отрасли и других, которые не решаются в настоящее время. Требуется также разработать специальную долговременную научно-техническую, технологическую и экономическую программу взаимодействия ФГУП концерн "Росэнергоатом" с ОАО "ТВЭЛ", в которой необходимо согласовать принципы работы как внутри отрасли, так и вне ее. Аналогичные согласования необходимо разработать и совместно с ЗАО "Атомстройэкспорт".

Все развитые страны и, в первую очередь, страны "большой семерки", развивают высокотехнологичные отрасли. Атомная энергетика относится к одной из них, и рубль, вложенный в ее развитие, приносит экономике десятки рублей за счет развития науки, разработки новых технологий, развития крупного энергетического машиностроения, замещения природного газа. Инвестиции в атомную энергетику приводят к дополнительным заказам в машиностроении, которое, в свою очередь, размещает заказы в металлургии, что комплексно стимулирует развитие сырьевых отраслей. Это первый круг в экономике от правильно "вброшенного" рубля. Второй круг связан с замещением и высвобождением природного газа, что дополнительно стимулирует топливные и нефтехимические производства с увеличением экспортных поступлений. А есть еще третий – дополнительные заработанные деньги рабочих увеличивают совокупный платежеспособный спрос страны, что стимулирует развитие отраслей легкой промышленности, сельского хозяйства и т.д.

Отсюда понимание объективной роли атомной энергетики как локомотива развития всей экономики страны. И еще один аспект. Россия только что ратифицировала Киотский протокол, а атомная энергия дает возможность его выполнить.

– Патриотизм, умение определить перспективу и сплотить вокруг себя талантливых людей, твердость в принятии решений и жесткость в контроле за их исполнением, темп, натиск, и даже кураж при реализации масштабных проектов – все это всегда характерно для деятельности истинно талантливых руководителей. Такими качествами обладали Е.П. Славский, И.В. Курчатов, А.П. Александров, В.В. Стекольников, Н.А. Доллежаль, А.И. Лейпунский. и многие другие легендарные личности атомной отрасли. Они любили свою страну, не стремились к личному обогащению и оставили после себя добрую память и современную атомную индустрию. Интересно, что оставят после себя сегодняшние руководители атомной отрасли?

Подготовил О.В.Двойников

Журнал «Атомная стратегия» № 14, ноябрь 2004 г.
 

 
Связанные ссылки
· Больше про Атомная энергетика
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Атомная энергетика:
Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.75
Ответов: 4


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru