proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2024 год
  Агентство  ПРоАтом. 28 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





PRo IT
Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС

Вышла в свет книга Б.И.Нигматулина и В.А.Пивоварова «Реакторы с тяжелым жидкометаллическим теплоносителем. История трагедии и фарса». Подробнее 
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия»
и сайта proatom.ru.
E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[09/07/2010]     Современное состояние радиационной географии

М.Н.Тихонов, с.н.с., ФГУП «НИИ промышленной и морской медицины ФМБА России», Санкт-Петербург

В результате проведенных многочисленных исследований естественной радиоактивности на территории России в период с 1986 г. по настоящее время выяснено, что явление радиоактивности характерно для всех природных объектов. Взаимодействие природных и антропогенных составляющих привело к увеличению радиационной нагрузки на экосистемы. Это воздействие продолжает увеличиваться. Так, например объекты урбанизированных территорий являются причиной концентрации радиоактивного газа радона в грунте и интенсивности потока радона с поверхности грунта.


Изучение радиоэкологического состояния природных объектов

Особого внимания заслуживают территории, где загрязнение радионуклидами обусловлено ядерными катастрофами [1-4]. Печальный исторический факт: большинство крупномасштабных радиационных аварий произошло на территории бывшего СССР [5]. Радиационное загрязнение  территорий произошло главным образом в начальный период реализации оборонных программ, когда вопросы охраны географической среды и здоровья населения не являлись безусловным приоритетом.

Анализ современного состояния проблемы РБ в стране показывает, что до 1990 г. информация о ликвидации последствий крупной радиационной аварии с загрязнением географической среды на ПО «Маяк» в 1957 г. при проведении реабилитационных мероприятий на Восточно-Уральском радиоактивном следе (ВУРС) носила закрытый характер и была известна лишь ограниченному кругу специалистов.

Снятие завесы секретности вокруг радиационных аварий в СССР и за рубежом (Уиндскейл, 1957 г., Великобритания; ПО Маяк» 1957, 1967 гг. и Сибирский химкомбинат, 1993 г., Россия; Три-Майл-Айленд, 1979 г., США; ЧАЭС в России в 1986 г.; Токай-Мура, 1997 г., Япония) позволило приступить к комплексной оценке РЗ территорий [3, 4, 5, 6]. Глубокому и комплексному исследованию уровней искусственной радиоактивности были подвергнуты природные объекты, находящиеся в зонах влияния ВУРС и Чернобыльской катастрофы. По результатам исследований, выполненных с начала  1950-х гг. до настоящего времени, выявлено более или менее чёткое ландшафтно-зональное распределение радионуклидов глобального происхождения [4, 7-9, 10, 11-26].

В ходе многолетних комплексных работ был накоплен опыт крупномасштабного картографического исследования РЗ территорий, разработаны методики по агрохимии, радиохимии, методы количественного определения радионуклидов в разных средах. Установлено, что грибы, бактерии, водоросли, лишайники, хвойные леса способны накапливать очень высокие концентрации радионуклидов, пресноводные экосистемы более уязвимы, чем морские. Лесные экосистемы, выступая барьером и биофильтром радиоактивных выпадений, являются «критическим звеном» при экологическом нормировании радиационной нагрузки в зональном спектре ландшафтов. Молодые растения и животные оказались более чувствительны к острому радиационному воздействию, чем взрослые.

Техногенный пресс 137Cs максимален в хвойных и смешанных лесах (почти вдвое превышает радиационные нагрузки в пустыне, тундре и лесотундре). На всем земном шаре максимум 90Sr приходится на лесную и степную зоны. Пойменные экосистемы, аккумулирующие радионуклиды, являются источниками вторичного загрязнения рек. Широкая распространенность торфяных почв способствует высокой подвижности 137Cs в системе «торфяно-болотная почва — луговая растительность-молоко».

Изучение радиоэкологического состояния природных объектов является научной основой для понимания изменений, протекающих во всех экосистемах, особенно в условиях слабой или средней степени РЗ наиболее уязвимых с экологической точки зрения (например, хвойные леса), трудно восстанавливаемых территорий. В России, США, Канаде, Украине и Белоруссии проводят широкие радиоэкологические, медико-географические и экологические исследования «горячих районов». Изучение миграции техногенных радионуклидов необходимо для оценки уровня накопления их в отдельных звеньях биологических цепочек и возможных последствий создаваемого ими дополнительного облучения растений, животных и человека. Примером таких так называемых «горячих районов», где наблюдается интенсивное включение долгоживущих продуктов деления (137Cs), а также ряда естественных радионуклидов в цепь «растения-животные-человек», могут служить районы Крайнего Севера [17]. Это связано с аккумуляцией долгоживущих радионуклидов в лишайниках, откуда они попадают в организм оленей, а затем в пищу человека. Поскольку в этих областях знаний еще имеются многие пробелы, то такие исследования следует продолжать и развивать.

Чернобыльская зона отчуждения — уникальная территория для долговременных радиобиологических и радиоэкологических исследований. Многопараметрические исследования радиационных воздействий на генетические структуры растений и животных могут дать новую обширную фундаментальную информацию. Следует проводить наблюдения, которые не могут быть выполнены в других местах.

Естественная радиоактивность территорий изменяется под действием антропогенеза. Антропогенная нагрузка, пропорциональная плотности населения, приводит к возрастанию радоноопасности. Нарушение геолого-ландшафтной обстановки и гидрогеологического режима, рост амплитуды микросейсмического фона за счет промышленного строительства и транспорта вызывают изменение естественных путей миграции радиоактивных газов, вскрывают природные ловушки и экраны. Это явление широко распространено в городских агломерациях. Населенные пункты с более плотной застройкой (кирпичные и бетонные здания) характеризуются большей радиационной нагрузкой, обусловленной гамма-излучением.

В качестве объектов изучения выступают также представители флоры и фауны, водные экосистемы, природные и искусственные образования, активно вовлекающие радионуклиды в биологический круговорот. Очень важную роль в процессе миграции радионуклидов играет биоаккумуляция. Чтобы вскрыть законы взаимоотношений составных частей экосистемы, необходимо иметь представление о разных аспектах функционирования этих составных частей.

Природные и техногенно-природные ландшафты являются сложными материальными системами. При их изучении первоочередными вопро­сами являются установление иерархической соподчиненности ландшафтообразующих процессов и выявление сил, управляющих становлением и разви­тием ландшафта и отдельных его компонентов. Эти вопросы должны быть поставлены и решены по отношению к любым загрязнениям  географической среды.

Новые теоретические представления о формировании и развитии ландшафтов базируются на признании главной, определяющей роли системы физических полей (ФП) в их переформировании, в том числе и в пространственном распределении различных концентраций РВ в атмосфере, на дневной поверхности и в водной среде.

Для Земли в целом, а также для природных и техногенно-природных ландшафтов и их компонентов, характерна пространственная неоднородность значений ФП. Эти значения изменяются и во времени.

Пространственно-временная дифференциация - одна из основополагающих особенностей ФП Земли и околоземного пространства. Эта особенность носит фундаментальный характер для прогнозирования, выявления и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, в том числе и для пространственно-временного распределения радиоактивных веществ. Трансграничный перенос радиоактивных дымов был зарегистрирован в 1992 г., когда за­сушливой весной, а затем летом горели леса в Чернобыльской зоне отчуждения и ее окрестностях.

Изучение и мониторинг различных экосистем в Чернобыльской зоне отчуждения проводят уже много лет. В основном стали понятны процессы переноса и биоаккумуляции основных дозообразующих радионуклидов 90Sr  и 137Cs. Генетические эффекты облучения наблюдались в Чернобыльской зоне отчуждения лишь в первые годы после аварии. Неизвестно, проявятся ли какие-либо цитогенетические аномалии в будущем.

Медико-географическое изучение радиационно-дестабилизированных территорий дает возможность их типизации по сходным природным, социально-бытовым,  радиационным факторам и производственным условиям, оказывающим влияние на здоровье населения и экологические системы. На этой основе представляется возможным осуществить медико-географическое районирование (зонирование) территории страны или отдельных ее областей. Потребовалось объединение усилий большого количества специалистов различного профиля (медико-географов, радиобиологов, гидрологов, метеорологов, математиков, радиотоксикологов, гигиенистов и других) для определения степени опасности различных участков РЗ для экологических систем и принятия адекватных мер по их снижению. Возникла необходимость в разработке теории и методологии радиационно-гигиенического зонирования (районирования) - регламентирования степени опасности радиоактивно загрязнённых территорий с учётом характера и интенсивности изменений текущих годовых доз [27].

Ретроспективный анализ всей совокупности наблюдений за длительный период позволил выяснить, что количество поступающих в экосистемы радионуклидов неодинаково в разные сезоны: максимум радионуклидов в атмосферных осадках отмечен в начале вегетационного сезона, минимум – в четвертом квартале, когда биотические процессы замедлены. В целом же уровни РЗ ко времени прекращения ядерных испытаний в атмосфере характеризуются широтным распределением [7, 8]. Установлено, что реальная картина распространения радионуклидов в приземном слое атмосферы имеет пятнистый характер.

Различия геологических и геохимических процессов приводят к гео­графическим изменениям химического элементарного состава почв, природ­ных вод, растительности и живых организмов. Так, например, увеличение содержания урана в почвах происходит с севера на юг и связано с накопле­нием органического вещества в почвах. Первичные области видообразования в основном приурочены к горным и предгорным районам с повышенным со­держанием атмосферной влаги и уровнем радиации [9].

Как правило, это горные и высокогорные районы южной, юго-восточной и восточной окраины России - Кавказ, Горный Алтай, хребты Акиткан, Становой, нагорья Патомское, Алданское, Анабарское, Витимское плато и др. Повышенная доза радиации на этих территориях определяется коренными выходами магматических пород ультракислого и щелочного составов, а также  ультраметаморфическими  формациями. Природно-техногенным источником увеличения радиационного фона территории горно-промышленных ландшафтов являются места залегания коренных горных пород, где ведутся работы по добыче основных строительных материалов.  Космическое излучение здесь огромно, так как высоты достигают 1500-2000 м.

 

Необходимость гармонизации нормативно-правовой базы по зонированию радиационно-дестабилизированных территорий

Решение рассмотренных проблем невозможно без организации и проведения работ по совершенствованию нормативной базы, обеспечивающей зонирование радиоактивно загрязненных территорий. При принятии управленческих решений в условиях масштабных радиационных аварий первостепенное значение имеет адекватная классификация территорий (зонирование) по уровням воздействия на экологические системы и человека радиационных факторов [27]. Критерием для отнесения радиоактивно загрязненной территории к той или иной зоне согласно За­кону РФ от 15.05.1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подверг­шихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» является величина плотности загрязнения почвы радионуклидами (кроме зоны отчуждения).

Результаты зонирования определяют уровни вмешательства, режимы проживания населения и меры его социаль­ной защиты.

Сегодня уровни вмешательства на загрязненных территориях регулируются зонированием населенных пунктов (НП), основанным на величине средней годовой эффективной дозы (СГЭД), которая может быть получена жителями в условиях отсутствия активных мер радиационной защиты. Кроме выполнения указанного условия, в  соответствии  с  действующими  в  настоящее  время  в  России  методическими документами, окончательные результаты расчета текущих годовых доз для целей зонирования (СГЭДзон) включают в себя коэффициент запаса, учитывающий возможные ошибки измерений и расчетов.

По результатам определения этих гипотетических, максимально возможных, годовых доз проводится зонирование населённых пунктов, подвергшихся радиационному загрязнению, с целью определения объема защитных и реабилитационных мероприятий. Нормативными пределами для выбора тех или иных уровней вмешательства с целью защиты населения являются численные значения средних годовых доз 1,0, 5,0 и 20 мЗв [10, 27].

При оценке средних накопленных эффективных доз (СНЭД) используются методические приемы, благодаря которым определяются фактические уровни облучения населения, а не гипотетические. Согласно "Концепции радиационной, медицинской, социальной защиты и реабилитации населения Российской Федерации, подвергшегося аварийному облучению", принятой РНКРЗ в 1995 г., жители могут быть признаны  облученными, если СНЭД хронического облучения превышает 70 мЗв .

Распределение населенных пунктов по интервалам СГЭДэфф  для всех 14 областей России, подвергшихся РЗ в результате аварии на ЧАЭС, и распределение населенных пунктов Брянской области по дозовым интервалам СНЭД для различных возрастных (на момент аварии) групп населения представлено в табл. 4 и 5 [10].

Таблица 1.
Распределение населенных пунктов различных областей России по величине средней годовой эффективной дозы СГЭДзон в 2001 г.

 

Области

Число НП

В том числе, в интервале доз, мЗв

<0, 3

0,3-1,0

>1, 0

>5,0

Максимум

Брянская

973

220

308

445

55

11,3

Калужская

352

215

136

1

-

1,1

Тульская

1305

1074

231

-

-

0,82

Орловская

900

849

51

-

-

0,59

Белгородская

79

79

-

-

-

0,20

Воронежская

79

79

-

-

-

0,16

Курская

168

168

-

-

-

0.25

Ленинградская

29

29

-

-

-

0,20

Липецкая

75

75

-

-

-

0,16

Мордовия

16

16

-

-

-

0,22

Пензенская

35

35

-

-

-

0,20

Рязанская

320

320

-

-

-

0,30

Тамбовская

6

6

-

-

-

0,10

Ульяновская

5

5

-

-

-

0,14

Итого:

4344

3172

726

446

55

11,3


Таблица 2.
Распределение населенных пунктов Брянской области по величине средней накопленной за 1986-2001 г. эффективной дозы СНЭД

 

 

 

Интервал доз, мЗв

Возраст на момент аварии, лет

<1

1-2

3-7

8-12

13-17

>17

Число НП

<35

418

473

561

613

634

643

35-70

295

288

260

254

241

242

>70

260

212

152

106

98

88

_

Максимальная  СНЭД, мЗв

410

370

310

270

250

240

Данные измерений в населенных пунктах Чернобыльской зоны и результаты моделирования демонстрируют высокую пространственную неравномерность плотностей загрязнения местности и доз внешнего гамма-излучения. Все это чрезвычайно затрудняет работы по зонированию территорий, вызывает негативное отношение населения к выполняемым защитным мероприятиям и вызывает социальную напряженность в обществе.

Вместе с тем, дозовый критерий не единственный, на основе которого территорию следует признавать территорией с повышенным уровнем радиации. Повышенные уровни радиации проявляются не только в дозовом выражении, но и в уровнях радиоактивного загрязнения сельхозпродукции. По результатам мониторинга ежегодно выяв­ляются продукты, не соответствующие требованиям СанПиН по допустимому содержанию l37Cs. Радиационно-гигиенические паспорта за 2007 г. сви­детельствуют о значительном числе выявленных проб с превышениями гигиенических нормативов. Большая часть проб относится к дикорастущим продуктам, а также к молоку и молочным продуктам, получаемым в личных хозяйствах на территориях, подвергшихся РЗ в результате аварии на Чернобыльской АЭС (в основном это Брянская область), отдельные пробы относятся к территориям, загрязненным в резуль­тате аварии на ПО "Маяк" в 1957 г. (Челябинская область).

Таким образом, соответствие сельскохозяйственной и пищевой продукции гигиеническим нормативам является ещё одним критерием радиационного благополучия территории.

К сожалению, постоянно изменяющиеся методики по оценке доз облучения населения [28, 29] приводят к непоследовательной политике в сфере применения мер социальной защиты, что, в свою очередь, воспринимается населением как сознательное искажение специалистами реальной ра­диационной обстановки и вызывает недоверие к федеральным органам исполнительной власти.

Данная методологическая проблема обусловлена недостаточной обоснованностью уровня безопасного радиационного воздействия. Федеральным законом "О радиационной безопасности населения" установлено, что допустимая доза облучения лю­дей за время их жизни (при средней продолжительности 70 лет) составляет 70 мЗв. Вместе с тем, существуют обширные участки, на которых естествен­ный радиационный фон значительно превышает эти значения (табл.3).

Например, в Норвегии средняя доза облучения за время жизни составляет 365 мЗв, а в не­которых районах возрастает до 1500 мЗв.  В Индии и Иране есть районы, где подобная доза составляет 200 и 3000 мЗв соответственно. Аналогичные природные аномалии существуют и в России  [30]. При формальном использовании приведенных выше норм для подобных территорий должен быть сделан вывод о несоответствии существующей на них радиационной обстановки условиям благоприятным для жизни людей, гарантом которых является государственная власть.

Таблица 3.
Численность населения, проживающего в условиях облучения естественными источниками радиации, включая радон, дозой 6 мЗв/год и более  [31]

Страна

Население, тыс. чел.

 

Италия

 

2025

 

Венгрия

 

788

 

Румыния

 

500

 

Финляндия

 

358

 

Российская Федерация (2007)

 

207

 

Дания

 

150

 

Бельгия

 

150

 

Второй проблемой является определение фонового уровня РЗ территорий. В последние 60 лет фон радиоактивного загрязнения биосферы был подвержен существенным изменениям вследствие испытаний ядерного оружия и выбросов при авариях на ЯРОО. Наличие этих явлений отражено в действующем законодательстве РФ. В ст. 1 ФЗ «О радиационной безопасности населения» содержится термин «техногенно измененный радиационный фон», под которым подразумевается  «естественный радиационный фон, измененный в результате деятельности человека». Подобное официальное признание самого факта непостоянства радиационного фона еще не дает возможности его учета при проведении экоаудита РЗ территорий. Для адекватной оценки и, тем более, прогноза РЗ необходим эталон, отклонение от которого может рассматри­ваться как ухудшение экологической обстановки, складывающейся именно на данном участке. В качестве этого эталона предлагается использовать «современный фоновый уровень радиоактивного загрязнения региона». Его значение определяется на основании сравнительного анализа многолетней динамики уровня РЗ территорий и отражает уровень РЗ, свойственный данному региону и определяемый воздействием глобальных факторов в  данный период времени [32].

Значимость проблемы облучения населения природными ИИИ отражена в ФЗ «О радиационной безопасности населения»,  НРБ-99 (2009) и ряде других нормативных документов, хотя здесь имеется множество нерешенных проблем [30]. Возобладавший пост-чернобыльский синдром стал причиной неоправданно жестких санитарных норм в России. В результате даже небольшое превышение нормативов по РБ, практически не влияющее на здоровье и приемлемое для жителей развитых стран, становится источником серьезного беспокойства российской общественности. И если допустимый для нормальных условий норматив – 1 мЗв/год, то доза 1,1  мЗв/год уже воспринимается как опасность. Существующая нормативно-правовая база по РБ не отвечает задаче предотвращения необоснованных социально-экономических ущербов при радиационных авариях с малыми или даже в пренебрежимо малыми радиологическими последствиями для населения. Сегодняшняя противоречивость уровней вмешательства и сверхжесткие нормативы в области радиационной защиты населения по существу превратились в самостоятельный инструмент принятия решений по мерам вмешательства, что наносит значимый социально-экономический и психологический ущерб обществу при пренебрежимо малых радиологических последствиях.

Необходимо максимально отойти от сложных запутанных конструкций многочисленных нормативно вводимых уровней вмешательств, зачастую оторванных от дозовых критериев. Анализ свидетельствует, что косвенные последствия неадекватного управления радиационным риском оказываются намного более масштабными, чем прямые потери в результате действия радиологических факторов. В публикации МКРЗ № 82 рекомендуется: «в сложившихся ситуациях с индивидуальной дозой  облучения ниже 10 мЗв в год вмешательство практически никогда не оправдано, учитывая радиологические, экономические и социальные факторы». Это вполне обоснованное положение МКРЗ, определяющее дозовый критерий оправданности каких-либо мер вмешательства, не нашло отражения в отечественной нормативной базе по РБ. Необходимо совершенствование нормативно-правовой базы по РБ с учетом новых рекомендаций МКРЗ.

 

Проблемы территорий с повышенным радиационным фоном

Проблемы территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате радиационных аварий, достаточно хорошо изучены, на них проводятся необходимые, а порой и излишние защитные мероприятия. Проблемы же территорий с повышенными уровнями облучения за счет природных источников излучения на фоне постчернобыльских фактически остаются незамеченными. Между тем актуальность решения задач по реабилитации таких территорий ничуть не меньше, а зачастую и значительно выше.

Проблема влияния радона в помещениях на население до настоящего времени  в нашей стране не получила должного внимания. Эта задача достаточно эффективно может решаться в рамках региональных целевых программ снижения уровней облучения населения за счет природных ИИИ. Такие программы на большинстве территорий в свое время были разработаны, однако в отсутствии финансирования практически повсеместно оказались свернутыми. Так, в рамках программы «Радон» не предусмотрено финансирование фундаментальных исследований, в том числе изучения механизмов физико-химического, радиологического и медико-биологического действия радона и его ДПР на организм.

В основном территория страны имеет площадную радонометрическую изученность. Для территории России выполнено мелкомасштабное районирование в масштабе 1:10 000 000 на основе геологических данных и сведений о распределении естественных радионуклидов. Районирование произведено на основе анализа пространственного распределения качественных признаков радоноопасности.

Радонометрическая изученность РФ до настоящего времени находится на недопустимо низком уровне. Отсутствует сеть опорных радонометрических пунктов мониторинговых измерений.

На большей части территории РФ контроль содержания радона не осуществляется, карт радоноопасности практически нет, необходимый объем полного обследования радоноопасных жилищ далек до завершения. Наибольший объем исследований и радонозащитных мероприятий выполнен в областных центрах. В регионах проводились в основном выборочные исследования (рис. 1).

 


Рис. 1. Карта России с обозначением центров регионов, в населенных пунктах которых проводились выборочные радоновые обследования. Здесь же нанесены радоноопасные (заштрихованы) и потенциально радоноопасные (затенены) зоны [30]

 

Неравномерная изученность горных и равнинных областей южных и северных зон освоенных и малодоступных районов радиогеохимическими методами при прогнозных исследованиях и картировочно-поисковых работах заставляет рассматривать выполненное районирование территории России по радоновому фактору как первое приближение, как начальный вклад в решение проблем радоноопасности [30].

Следует обратить особое внимание на проблемы синергизма в действии малых доз, химических и физических факторов. В пределах аномальных площадей по естественным радиоактивным элементам, в том числе по фону, в ряде случаев накладываются техногенные аномалии (Чернобыльский и Восточно–Уральский радиоактивный след), а их суммарное воздействие на человека до сих пор изучено недостаточно. С этих позиций настоятельной необходимостью является оценка интегрального риска проживания в регионах (Алтая, Урала, Кавказа и др.) с повышенным радиационным фоном.

 

Радиационное наследие Чернобыльской катастрофы

Проблема радиационных аварий, объективность количественных оценок,
характера и уровней возможных радиологических последствий, а также неотвратимости сопряженных с подобными событиями социально-экономических и психологических потрясений в обществе побуждают ученых и СМИ уделять особое внимание Чернобыльской катастрофе [5].

Чернобыльская катастрофа показала широкомасштабное, комплексное, разрушительное воздействие на экосистемы и здоровье человека, явилась специфическим полигоном для изучения этого воздействия, привлекла внимание научных общественных кругов к проблеме радиоактивного загрязнения  территорий  [33]. Достаточно сказать, что число лиц, в настоящее время проживающих на загрязненной после аварии на ЧАЭС территории, составляет  3,1 млн. человек.

 

Рис.2. Среднерайонная доза облучения щитовидной железы детей, проживающих в Брянской, Орловской, Калужской и Тульской областях [34]

 

Оценка риска радиационной индукции лейкозов занимает особое место в современных эпидемиологических исследованиях. Чернобыльская катастрофа привела к неблагоприятной тенденции в динамике отдельных классов общесоматических и онкологических заболеваний у ликвидаторов аварии [35], детского (рис.2) и взрослого населения, проживающего на РЗ территориях [10]. В настоящее время 30% участников ликвидации последствий аварии признаны инвалидами радиационных катастроф.

Если не грешить против истины, то катастрофа на ЧАЭС с ее огромным выбросом трансурановых ?-излучающих радионуклидов активной зоны IV блока в существенно большей мере относится к радиотоксической катастрофе, на медицинские последствия которой в значительной степени влияют малые дозы радиации. Основной эффект от радиоизотопов плутония в организме обусловлен их радиотоксическими свойствами. В этом случае на первый план значительно раньше онкологической патологии выходят поражения внутренних органов, эндокринной, кроветворной и иммунной систем, следствием чего является утрата здоровья, обострение хронических болезней, полиморбидность и увеличение показателей инвалидизации [В.Н.Летов, А.Г.Назаров, 2009]. И в этом уникальность медицинских последствий аварии на ЧАЭС.

Большое число жителей загрязненных радионуклидами территорий России получили относительно малые дозы облучения. Экологическая география злокачественных опухолей представлена в [36]. Накопленная к настоящему времени в Российском государственном медико-дозиметрическом регистре (РГМДР) индивидуальная медико-дозиметрическая информация и его статистическая мощность, по объему данных в 6 раз превосходящая регистр Хиросимы и Нагасаки, позволяет решать одну из основных задач современной радиационной эпидемиологии – объективно оценить радиационный риск онкологических и неонкологических заболеваний при малой (до 0,2 Зв) дозе облучения [33].

Авария на Чернобыльской АЭС - это крупнейшая техногенная катастрофа ХХ века, высветившая технические, экологические и социальные проблемы эпохи научно-технического прогресса. В соответствии с отчетом [37] общее количество
выброшенных радиоактивных веществ (в пере­счете   на   26   апреля   1986 г.)   составляло    14000 ПБк, в том числе 1800 ПБк 131I,  85 ПБк  137Cs, 10 ПБк 90Sr и 3 ПБк изотопов плутония. На инертные благородные газы приходилось около половины общего количества выброшенной активности. Карты загрязненных европейских территорий опубликованы в двух атласах [71, 72]. Плотность выпадений была очень неравномерной и в значительной мере зависела от дождей во время прохождения радиоактивных облаков. Большинство изотопов стронция и плутония выпали сравнительно близко от реактора (в ра­диусе до 100 км) [38, 39],  поскольку находились в составе крупных топливных частиц.

Чернобыльскими радиоактивными выпаде­ниями были загрязнены большие территории в Европе. Так, на площади более 200 тыс. км  плотность содержания 137Cs достигала не менее 37 кБк/м2. При этом 71% этой территории приходился на три наиболее пострадавших государства: Беларусь, Россию и Украину (табл. 4).

Таблица 4.
Площади территорий, загрязненных 137Cs свыше 37 кБк/м[70]

Государство

Площадь, км2

Россия

57900

Беларусь

46500

Украина

41900

Швеция

12000

Финляндия

11500

Австрия

8600

Норвегия

5200

Болгария

4800

Швейцария

1300

Греция

1200

 

Последствия Чернобыльской катастрофы испытали несколько областей Украины, России и более 20% территории Белоруссии с общим населением около 6 млн. человек (рис.11.). Пять миллионов белорусов, россиян и украинцев оказались на землях с содержанием 137Cs свыше 37 кБк/м2.

Огромный экономический ущерб был нанесен пострадавшим регионам в связи с выводом из хозяйственного оборота около 1 млн. га пахотных земель и 700 тыс. га лесных угодий. В первые годы после аварии на ЧАЭС были отмечены повышенные уровни мутационной, цитогенетической и кариотипической изменчивости в популяциях растений и животных [33].

В целом ряде областей сильное РЗ исключило ведение агропромышленного производства или серьезно его ограничило. В результате аварии сформировалась обширная загрязненная зона водосборных территорий Днепра и Припяти, где дополнительному облучению вследствие потребления питьевой воды из Днепра были подвержены 8 млн. человек, еще 3,2 млн. человек получили дополнительные дозовые нагрузки за счет потребления рыбы и использования загрязненных вод для орошаемого земледелия [33].

Психологическая реабилитация населения и расширение масштабов работ по возвращению загрязненных земель в сферу хозяйственной деятельности остаются одними из важнейших задач этих регионов. В трех бывших союзных республиках все еще остаются поселки и фермерские хозяйства, в которых содержание 137Cs  в молоке превышает допустимый уровень. Сложность ситуации в том, что не существует надежных методов очистки природной среды от РЗ, и эта огромная территория на долгие годы будет выведена из нормального хозяйственного использования [40]. Судьба Чернобыльской зоны отчуждения пока не проработана даже концептуально. Она зависит от стратегии преобразования 4-го энер­гоблока в экологически безопасную систему, Одна версия предполагает промышленное ис­пользование зоны, другая — создание природной резервации.

    

Рис.3. Основные очаги радиоактивного загрязнения Европейской части б.СССР

 

В Республике Беларусь с использованием ГИС был получен прогноз изменения площадей, загрязненных 137Cs к 2016 и 2046 гг. Анализ динамики площадей загрязнения более 37 кБк/м2 за перид 1986-2046 гг. показывает [42]:

  • площадь первоначального загрязнения (1986 г.) - 23,7%;
  • через 30 лет (2016 г.) площадь загрязнения составит 16%, т.е. уменьшится в 1,5 раза;                                                                                                                                        
  • через 60 лет (2046 г.) площадь загрязнения составит 10%, т.е уменьшится в 2,4 раза.           

Особое внимание необходимо обратить на увеличение в природной среде активности америция-241, который является продуктом распада плутония-241. Максимальных значений активность америция-241 достигнет к 2060 г. и превысит активность плутония-238,239,240 приблизительно в 2 раза [40]. Следует сказать, что радиологическая оценка антропогенных ?-излучателей в зонах радиоактивных ядерных взрывов еще не совершенна. Известно, что ионизирующие протоны и ?-частицы для живой ткани опаснее, чем ?- и ?-излучения.

Литература

1. Тихонов М.Н. Опасные пятна на карте России // Aтомная стратегия-ХХI, 2004, № 9 (14), с. 25-26.
2. Довгуша В. В., Кудрин И. Д., Тихонов М. Н. Введение в военную экологию. – МО РФ, 1995. – 496 с.
3. Радиационное наследие холодной войны / Под ред. С.И.Барановского и В.Н. Самосюка – М.: Российский Зеленый Крест, 1999. – 375 с.
4. Алексахин Р.М., Булдаков Л.А., Губанов В.А. и др. Крупные радиационные аварии: последствия и защитные меры / Под общей ред.Л.А.Ильина и В.А.Губанова – М.: ИздАТ, 2001. – 752 с.
5. Тихонов М.Н., Рылов М.И. Комплексная оценка ядерно-радиационного наследия России // Проблемы окруж. среды и природных ресурсов, 2007, № 7, с. 87-110.
6. Кузнецов В.М., Назаров А.Г. Радиационное наследие холодной войны: опыт историко-научного исследования. – М.: Ключ-С, 2006. – 720 с.
7. Израэль Ю.А., Красникова Е.В., Назаров И.М. и др. Глобальное и региональное загрязнение цезием-137 Европейской территории бывшего СССР // Метеорология и гидрология, 1994, № 5, с. 5-9.
8. Болтнева Л.И., Израэль Ю.А. Глобальное загрязнение цезием-137 и стронцием-90 и дозы внешнего облучения на территории СССР // Атомная энергия, 1977, т. 42, вып. 5, с. 45-48.
9. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка в Северо-Кавказском регионе России. – СПб.: ООО «Пресс-Сервис», 2007. – 316 с.
10. Брук Г.Я., Баллонов М.И., Голиков В.Ю. и др. Дозы облучения населения Российской Федерации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций, 2005, № 3, с. 78-80.
11. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Егоров Ю. Н. и др. Радиационная обстановка в Центральном регионе России. – СПб.: ООО «Пресс-Сервис», 2007. – 374 с.
12. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка в Уральском регионе России. В 2 частях. – СПб.: ВИФ "Норд-Балт", 2000. – 200 с.
13. Уткин В. И. и др. Особенности радиационной обстановки на Урале / Отв. ред. В. И. Уткин. Ред. М. Я. Чеботина. – Екатеринбург: УрО РАН. Ин-т геофизики, 2004. – 151 с.
14. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка в Восточной Сибири. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2001. – 240 с.
15. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка в Западно-Сибирском регионе России. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2004. – 432 с.
16. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка на Северо-Западе России. – Мурманск: Кн. изд-во, 1999. – 224 с.
17. Тихонов М. Н. Радионуклиды в пространстве Северо-Западного региона России // Соврем. мед.: Теория и практ., 2003, № 4, с. 29-52; №5, с. 22-43.
18. Довгуша В. В., Тихонов М. Н. Радиационная обстановка на Северо-Западе России (аналитический обзор) // Экология пром. производства, 1999, № 3, с. 7-16; 1999, № 4, с. 13-18; 2000, № 1, с. 11-21; № 2, с. 9-26; № 3, с. 11-23; № 4, с. 27-36. – М., изд. ФГУП "ВИМИ".
19. Нилсен Т., Бёмер Н. Источники радиоактивного загрязнения  в Мурманской и Архангельской областях: Доклад объединения «Беллуна». Версия 1. – Норвегия, Осло, 1994. – 157 с.
20. Нилсен Т., Кудрик И., Никитин А. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона: Доклад объединения «Беллуна», № 2. – Норвегия, Осло, 1996. – 168 с.
21. Бёмер Н., Никитин А., Нилсен Т.,  Мак Гаверн М., Золотков А. Атомная Арктика – проблемы и решения: Доклад объединения "Беллуна", №. 3. – Норвегия, Осло, 2001. – 111 с.
22.  Тихонов М. Н., Муратов О. Э. Северо-Запад России – зона риска // Барьер безопасности, 2004, № 3-4, с. 20-23.
23. Тихонов М.Н., Муратов О.Э. Потенциальный риск радиоактивного загрязнения Северо-Западного региона России // Безопасность жизнедеятельности, 2004, №  12, с. 23-25.
24. Довгуша В. В., Тихонов М. Н., Решетов В. В. и др. Радиационная обстановка на Дальнем Востоке России. – СПб.: Полиграф-Ателье, 2002. – 400 с.
25. Довгуша В.В., Тихонов М.Н., Егоров Ю.Н. Радиационная обстановка в Приволжском регионе России.- СПб.: ООО «Пресс-Сервис», 2009. – 358 с.
26. Белая книга «Факты и проблемы, связанные с захоронением радиоактивных отходов в морях, омывающих территорию Российской Федерации»// Материалы докл. Правительственной комиссии. – М.: Администрация Президента РФ, 1993. – 108 с.
27. Батурин В.А., Грешняков А.П., Зайцев Ю.А. Зонирование территории, загрязненной в результате радиационной аварии // АНРИ, 2005, № 4, с. 18-20.
28. МУ 2.6.1.547-96. Определение средней годовой эффективной дозы облучения жителей населенных пунктов Российской Федерации в 1996-1998 гг. вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.
29. МУ 2.6.1.784-99. Зонирование населенных пунктов Российской Федерации, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии на Чернобыльской АЭС, по критерию годовой дозы облучения населения.
30. Тихонов М.Н. Радоновая радиация: источники, дозы и нерешенные вопросы //Экология промышленного производства, 2008, вып. 1, с. 35-51.
31. Sources and Effects of Ionizing Radiation. United Nations Scientific Committee on the Effects of Atomic Radiation, 1977 Report to the General Assembly, with annexes. United Nations Publication. - NewYork, 1977. - 725 p.
32. Безносов В.Н., Горюнова С.В., Наумов А.Е. и др. Экологический аудит радиоактивного загрязнения территории: проблемы и возможные пути их практического решения  // Экологическая экспертиза, 2008, № 6, с. 99-104.
33. Алексахин Р.М., Санжарова Н.И., Фесенко С.В. Радиоэкология и авария на Чернобыльской АЭС// Атомная энергия, 2006, т. 100, вып. 4, с. 267-376.
34. Иванов В.К., Цыб А.Ф. Медицинские радиологические последствия спустя 20 лет после аварии на Чернобыльской АЭС // Атомная энергия, т. 100, вып. 4, апрель 2006, с. 297-304.
35. Алексанин С.С. Результаты многолетних исследований особенностей соматической патологии в отдаленном периоде после радиационных аварий // Радиационная гигиена, 2009, т.2, № 1, с. 5-7.
36. Чаклин А.В., Середа Г.Н. Экологическая география злокачественных опухолей. – М., 1989. – 226 с.
37. International Atomic Energy Agency. Environmental con­sequences of the Chernobyl accident and their remediation: Twenty years of experience report of the UN Chernobyl forum expert group «Environment». Radiological assess­ment report - IAEA. Vienna. - 2006.
38. De Cort M. et al. Atlas of caesium deposition on Europe  after the Chernobyl accident. – Rep. EUR 16733, EC. - Luxembourg,  1998.
39. Атлас радиоактивного загрязнения Европейской части  России, Беларуси и Украины.- М.: Федеральная служба геодезии и картографии России, 1998.
40. Герменчук М.Г., Жукова О.М., Шагалова Э.Д. и др. К вопросу о прогнозе радиоактивного загрязнения окружающей среды после Чернобыльской катастрофы (на примере Белоруссии) // Проблемы безопасности и ЧС, 2005, № 3, с. 80-81.

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Экология
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Экология:
Радиоактивность углей и продуктов их сжигания

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 3.77
Ответов: 9


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 1 Комментарий | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: Современное состояние радиационной географии (Всего: 0)
от Гость на 31/05/2012
В списке литературы в пункте 7 НЕПРАВИЛЬНО указана фамилия 2-го автора. У ВАС: "Красникова Е.В.", а нужно "Квасникова Е.В.". Автор это Квасникова Елена Валентиновна.


[ Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.05 секунды
Рейтинг@Mail.ru