proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2022 год
  Агентство  ПРоАтом. 25 лет с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[14/09/2005]     Господдержка со знаком ''минус''

М.И. Мостова, ведущий научный сотрудник лаборатории радионуклидных технологий, ведущий технолог отделения радионуклидных технологий ЦНИРРИ, к.х.н.

Наша лаборатория производит очень специфические лекарственные средства – радиофармпрепараты (РФП), меченные ультракороткоживущими и короткоживущими радионуклидами.



Такого центра, как у нас, где бы производили в медицинских целях две большие группы РФП, в России нет. Препараты первой группы имеют особо важное значение, они применяются исключительно для ПЭТ-томографии.

Меньше живешь – дороже стоишь

Чем хороши эти радиофармпрепараты? С помощью их мы проводим мониторинг лечебного процесса до лечения и после. Например, ПЭТ-обследование показано перед операцией и после операции шунтирования на сердце и в других случаях. При диагностировании онкологических заболеваний ПЭТ-томография дает информацию о стадии заболевания, которую невозможно получить никаким другим способом. Кроме того, радиофармпрепараты не приносят большого вреда организму, быстро распадаются и быстро выводятся из него.

Производство радиофармпрепаратов – дело весьма затратное. В основе его лежит работа такого высокотехнологичного, энергоемкого и дорогостоящего оборудования, как циклотрон, на котором нарабатываются необходимые радионуклиды: фтор-18, углерод-11, азот-13, йод-123 и др.

Синтез самих лекарственных препаратов проходит на полностью автоматизированных установках, управляемых с компьютера. «Фтордезоксиглюкоза,18F» (ФДГ) – самый важный препарат для ПЭТ-томографии, 80 процентов ПЭТ-исследований в мире проводится с ней. ФДГ используют в онкологии, кардиологии, неврологии и других областях медицины. Три года назад мы приобрели импортную установку для синтеза ФДГ за 100 тысяч долларов. В настоящее время совместно с Институтом теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), г. Москва разработали и организуем производство аналогичных установок в России, естественно, что они будут гораздо дешевле импортных.

Сырьем для производства ФДГ служит так называемая «тяжелая» вода Н2О18. На один синтез нам нужно два грамма этого вещества. Содержание «тяжелой» воды в обычной составляет 0,2%. Производство чистой «тяжелой» воды, основанное на извлечении ее из обычной, крайне энергоемкое, отсюда ее высокая стоимость – на мировом рынке один грамм стоит от 100 до 150 долларов. В России «тяжелую воду» производит единственное предприятие «ООО Глобальные технологии» при ЛАЭС в Сосновом Бору под Петербургом.

В производстве РФП, кроме технологического оборудования, задействовано немало аналитических приборов, при помощи которых контролируют качество производимых лекарственных средств.

Второй после ФДГ по значимости радиофармпрепарат – аммоний, меченный азотом-13 («Аммоний,13N»). Это диагностический препарат кардиологического назначения. При его помощи изучают кровоснабжение сердечной мышцы, его используют для диагностики послеинфарктных, прединфарктных состояний. Сейчас, когда ядерная кардиология развивается очень быстрыми темпами, препарат становится особенно востребованным. «Аммоний,13N» наш институт начал производить совсем недавно – в 2001 году. Период полураспада ядра нуклида азота-13 всего 10 минут, поэтому срок годности препарата 20 минут. На каждое обследование проводится отдельный синтез. Если нужно обследовать десять пациентов, проводим десять синтезов. «Аммоний,13N» настолько короткоживущий, что из одной порции препарата мы не успеваем обследовать даже двух человек. На сегодняшний день в России сердечно-сосудистые исследования с помощью «Аммония, 13N» проводит только ЦНИРРИ.

В 1998-2000 гг. в нашем Институте совместно с ИТЭФ был создан новый оригинальный препарат на основе радионуклида углерода-11 «Бутират,11С», который теперь с успехом используем в области онкологии и кардиологии. К нашим работам, посвященным этому препарату, проявили интерес наши американские коллеги. Возможно, у нас с ними будет совместная работа

В данный момент в нашей лаборатории разрабатывается другой препарат, тоже меченный углеродом-11 («Ацетат, 11С»). Создание нового препарата – очень дорогое удовольствие для института, и бюрократически трудоемкое: надо получить огромное количество разрешений, лицензии. На это уходит несколько лет, в лучшем случае года три-четыре. Никто нам эти работы не оплачивает. Это в прежние годы Минздрав заказывал новые препараты и оплачивал их разработки, сейчас заказов от министерства на такие работы не поступает. Научно-исследовательской работой занимаемся исключительно по собственной инициативе.

Искусственный дефицит

Кроме работ в новой для России области ПЭТ-томографии, в институте развернуто производство более традиционных РФП, меченных йодом-123, такие как «Натрия йодид, 123I» и «Натрия о-йодгиппурат, 123I» (гиппурат). Эти препараты нужны не только нашему институту, но и другим лечебным учреждениям Санкт-Петербурга, обладающими соответствующей диагностической аппаратурой (гамма-камерами, однофотонными томографами и т.п.). Применяемые в этих случаях препараты, хотя и дешевле препаратов предназначенных для ПЭТ, все же стоят довольно дорого и обычным клиникам и больницам не очень доступны. Для снабжения лечебных учреждений федерального подчинения этими препаратами существует госзаказ, т.е. стоимость препаратов оплачивает Минздрав. Потребность в таких препаратах весьма и весьма высокая, они используются для исследований щитовидной железы, почек и мочевого пузыря.

В Петербурге эти препараты производят два предприятия – ЦНИРРИ и Радиевый институт им. В.Г. Хлопина. В свое время рынок йода-123 между ними был поделен таким образом. Наш институт, имеющий статус федерального учреждения, снабжал клиники, подчиняющиеся Минздраву, и финансировался министерством. Радиевый институт обеспечивал муниципальные больницы и финансировался соответственно городским комитетом здравоохранения. При таком раскладе все были довольны. Каждый «пахал свой огородик». Сейчас ситуация кардинально изменилась. В этом году Петербург не вошел в федеральный госзаказ на препараты на основе йода-123. Федеральные клиники остались без препаратов. Я не знаю, на чем они работают. Может быть, на технеций перешли. Клиника им. Мечникова, Первый медицинский институт, НИИ нефрологии, медсанчасть-122 были нашими клиентами. Их всех министерство исключило из госзаказа. Институт фтизиопульмонологии – основной наш потребитель – из-за отсутствия средств покупать этот препарат теперь не может. Некоторые организации хотели бы покупать у нас препарат за счет собственных средств, но их заказы так малы, что нам пришлось им отказать. При отсутствии основного заказа прямые договоры по небольшим объемам выполнять институту невыгодно.

Гиппурат – один из самых востребованных препаратов. Лучше его для исследований почек и мочевыводящих путей сегодня ничего не придумано. Лишившись государственной помощи на приобретение гиппурата, многие клиники лишились возможности оказывать бесплатную помощь больным. При сегодняшнем положении дел, когда в Петербурге есть только один поставщик РФП на основе йода-123 – Радиевый институт, стоимость медицинских услуг, хотим мы того или нет, будет расти более высокими темпами.

В самом тяжелом положении оказались клиники федерального центра. В некоторые из них, в том числе и в ЦНИРРИ, по госзаказу поставляют (из Обнинска!) препараты, меченные йодом-131. Применение радионуклида йод-131 для диагностики в ряде стран, вообще запрещено, как более радиотоксичного по сравнении с йдом-123. У нас его использование тоже весьма не приветствуется, а в педиатрии запрещено. Однако в клинику Педиатрической академии Минздрав предложил вместо препаратов на основе йода-123 препараты, меченные йодом-131. Врачи Педиатрической академии, естественно, отказались его применять.

Вынужденная благотворительность

Трудно понять, чем руководствовался Минздрав, отдавая весь заказ на йодные препараты Москве. Может быть, заботой о московском предприятии «Медрадиопрепарат», которое может остаться без работы при отсутствии госзаказа. Заводу, безусловно, надо помогать, но не за счет здоровья больных и их кошельков. «Медрадиофармпрепарат» производит хорошую продукцию, но у него нет своего циклотрона. Прежде завод «Медрадиопрепарат» покупал сырье для производства препаратов в Российском научном центре («Курчатовском институте») в Москве. В последние годы «Курчатовский институт» в несколько раз поднял цены. Заводу стало невыгодно покупать у них сырье, он обратился за помощью к нам. И теперь раз в неделю закупает сырье у «курчатника» и раз в неделю у нас. Мы отправляем изотопы в три часа дня, завод получает йод на переработку в час ночи, поскольку период полураспада йода-123 двенадцать часов и во время транспортировки активность йода-123 уменьшается почти в два раза. В московские клиники готовые РФП поступают только

в десять утра следующего дня. Чтобы обеспечить московские клиники нужным количеством РФП на основе йода-123, мы должны поставить в два раз больше сырья.

Где логика? Мы из Петербурга поставляем в Москву йод-123, а из-под Москвы (из Обнинска) в Петербург поставляют препараты, меченные йодом-131, при том, что целесообразность его использования весьма сомнительна.

А как объяснить такую ситуацию? До июня 2003 года наш институт поставлял в клиники С.–Петербурга йод-123 за свой счет, в надежде, что Минздрав пусть с опозданием, как это он делал всегда, но подпишет договор. Увы, наши звонки в министерство оказались тщетны. В очередной раз на наш звонок с просьбой об оплате нам ответили: «Считайте, что вы подарили свою продукцию больным». Ничего себе, подарочки!

Закончу статью с того, с чего начала. При сегодняшнем уровне платежеспособности населения высокие затраты, которые несет предприятие, выпускающее радиофармпрепараты, должны хотя бы частично компенсироваться государством. Но государственная поддержка только тогда будет эффективной, когда опирается на экономическую целесообразность и здравый смысл.

Журнал "Атомная стратегия" № 8, декабрь 2003 г.  

 
Связанные ссылки
· Больше про Здоровье
· Новость от PRoAtom


Самая читаемая статья: Здоровье:
Отравление «тяжелыми металлами»: вовремя распознать, чтобы успешно вылечить

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 1


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.06 секунды
Рейтинг@Mail.ru