proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
PRo Выставки
Testing&Control
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[21/09/2018]     «Жгут на шею накладывать не обязательно»

А. Ирецкий, Н. Эмиров, Санкт-Петербург.

Медицина цивилизованного мира может быть корректно описана и подвергнута анализу в самых разных аспектах: как общественное служение, как служение гуманитарное, как коммерческая деятельность, как элемент культуры, как прикладная наука, наконец — как бюрократическая система. И ни один из узких способов описания и анализа не способен удовлетворительным образом объяснить и предсказать характеристики и общее направление эволюции медицинских технологий.


Как отмечал  Норберт Винер, «задача не в том, чтобы собрать разных специалистов в одной комнате. Задача в том, чтобы собрать разных специалистов в одной голове». Большего доверия заслуживают те исследователи, которые сознают, что любая теоретическая модель «медицины в целом» была, есть и останется радикальным упрощением, и пытаются учитывать ограничения, присущие их способам исследования, анализа и прогноза.

«Современная медицина» функционирует  не только как социальное служение, имеющее в качестве доминирующей цели здоровье населения, достигаемое через профилактику болезней, раннюю диагностику и своевременное лечение. Медицина как гуманитарное служение имеет в качестве главной цели  освобождение или хотя бы ослабление страданий, физических и нравственных. По мере роста экономических и технологических возможностей общества число актуальных целей, стоящих перед «медициной в целом», увеличивается. Но в любом обществе, даже самом богатом, средства, которые могут быть выделены на медицину, останутся ограниченными. Врач-патологоанатом, клинический фармаколог Александр Эдигер заметил, что "не существует ни одного современного  социума,  который  был бы хоть  сколько-нибудь доволен состоянием здравоохранения".

Одной из лучших в мире до 1980-х гг. считалась система медицинской помощи  Великобритании, выстроенная в соответствии с социалистическими идеями лейбористской партии. Но к настоящему времени она заметно бюрократизировалась и деградировала: скорость оказания медицинской помощи снизилась, объём оказываемой помощи растёт медленно, доступность специализированной помощи уменьшилась. Медики, ставшие чиновниками, подобно медикам-бизнесменам, всё чаще начинают «функционировать», исходя из инверсной идеи: «больные существуют для медицины» (взамен исходного принципа – «медицина существует для больных»). 

Эти процессы проходят на фоне роста технологической мощи, параллельно с совершенствованием медицинских технологий и их удорожанием. «Высокотехнологичные» способы диагностики, терапии и протезирования, которые ещё 30 лет назад были исключительной «роскошью», становяися доступными людям со средними доходами, и даже бедным. При этом складывается парадоксальная ситуация: технологическая мощь медицинской системы и расходы на медицину увеличиваются, а процент хронических больных в популяции растёт. Объяснить такое, общее для Великобритании, США и СССР/России изменение характеристик медицины исключительно экономическими факторами, либо только социальными причинами не удаётся. Какое-то время увеличение санитарно-демографического показателя «заболеваемость» организаторы здравоохранения, точнее, обслуживающие их теоретики и пропагандисты, объясняли ссылками на улучшение диагностики хронических болезней. Как писал ироничный Бертран Рассел, «медицина в последние годы добилась таких поразительных успехов, что уже трудно найти вполне здорового человека»...

Статистические же исследования показали, что одним «улучшением диагностики» повышение заболеваемости объяснить не удаётся. Приходится искать действие факторов другой природы. Первый фактор кроется в природе самой научной медицины, как экспериментальной и теоретической дисциплины, сложившейся только в середине XIX в. Примем, как очевидное, что организм больного, с которым имеет дело врач, – «большая система». Для «больших систем» в принципе невозможно формулирование полных детерминированных моделей функционирования. Все модели, которыми располагают и будут располагать медики, – радикальные упрощения реальных процессов.

Почти все успехи в профилактике болезней, за редкими исключениями (оспопрививание, предложенное Э.Дженнером) имеют основу в виде простых содержательных моделей этиологии (начальных причин болезней). Подавляющее большинство успехов в терапии конкретных заболеваний имеют теоретическую основу в форме простых и корректных моделей патогенеза, описывающих «ключевые элементы патогенеза» (процессы, без которых невозможно развитие данного заболевания). Если найдены «ключевые элементы патогенеза», то за сравнительно малый срок удаётся создать и средства специфической диагностики, и средства воздействия именно на этот процесс. Только хорошая модель патогенеза позволяет рационально описать показания, противопоказания, возможные осложнения при использовании этих специфических средств лечения. При отсутствии эффективной патогенетической модели конкретного заболевания, доступным остаётся только тип «симптоматического лечения».  

Теоретические модели патогенеза базируются на эмпирическом материале - на данных клинических и модельных экспериментов in vivo (на животных) или in vitro (в частности, на живых тканях и на клеточных элементах). В модельных экспериментах на животных более наглядные и точные данные получаются при моделировании тяжёлой патологии и при моделировании травм. В клинике диагностика и изучение тяжёлой патологии ведёт к успеху быстрее. В итоге, много десятилетий идёт ускоренное изучение тяжелой патологии. Успехи в экспериментальном и теоретическом моделировании и в изучении инициальной фазы заболеваний, когда отклонения от «здоровья» (то есть от индивидуального оптимума) невелики, оказываются более скромными. Изучать легкую патологию труднее, так как отклонения параметров от индивидуального оптимума, обусловленные собственно болезнью, малы, и по величине сопоставимы с отклонениями, обусловленными исходной неоднородностью изучаемой выборки. В итоге, самыми «технологически продвинутыми» и успешными разделами медицины в ХХ в. стали травматология и «медицина терминальных состояний». 

Кроме методологических факторов, определяющих «трассу технологической эволюции», на развитие медицины оказывают действие факторы экономические, политические и вненаучно идеологические. Общий эффект от одновременного или близкого по времени воздействия нескольких факторов может оказаться «синергичным» и «антогонистическим», причём синергизм и антагонизм факторов, в зависимости от конкретных социальных условий, может оказаться «простым», «мультипликативным», а также с иной нелинейной зависимостью величины ответа системы.

 

Функциональные варианты медицины

Для простоты  выделим следующие функциональные варианты "медицины":

1. социальное служение (доминирующая цель - здоровое и работоспособное население);

2. гуманистическое служение (доминирующая цель - минимизация страданий у больных);

3. медицинская коммерция (доминирующая цель - финансовый успех);

4. медицинская бюрократическая система (доминирующая цель - безопасность элементов бюрократической иерархии).

Данная классификация может быть дополнена множеством "гибридных" и "пограничных"  вариантов. Чиновники и финансисты от медицины непременно декларируют позитивные социальные и гуманные ценности,  поэтому в любом медицинском конфликтном  казусе полезно опознавать  декларируемые цели  и  реальные ценности участников. Для  примера,  "косметическая медицина" предстаёт как  позитивное и этически оправданное объединение медицинской коммерции с гуманитарным служением, где люди, располагающие свободными финансовыми средствами, получают возможность ослабить собственные моральные страдания, вызванные некоторыми косметическими недостатками. Иной "вегетативный гибрид", рождённый кооперацией медицинской коммерции с медицинской бюрократией,  не имеет корректных этических оправданий, так как почти  неизбежно порождает "медицинскую коррупцию", уводящую деятельность профессионалов от позитивных социальных и гуманитарных целей  медицины.                    Отметим и такой лингвистический факт: медицинские администраторы и коммерсанты употребляют термин "медицинские услуги" (аналог "образовательных услуг"), а медики, отдающие свой труд  реальному социальному служению или гуманитарному служению,  продолжают говорить  о "медицинской помощи" и "здравоохранении".

В США, где медицина, фармацевтическая и медицинская промышленность настолько коммерциализованы, что появился термин  "врачебно-промышленный комплекс" (по аналогии с "военно-промышленным комплексом"  Д. Эйзенхауэра, 1959 г.).

 

Коммерциализация медицины

Негативные эффекты чрезмерной коммерциализации медицинского сектора в экономике многообразны. В частности, преимущество в финансировании получают  исследования, которые ориентированы на лечение самых тяжёлых вариантов патологии, ведущих к тяжёлой инвалидности или смерти, с ущербом для финансирования исследований профилактической направленности.  Хронический больной - постоянный потребитель "медицинских услуг" и продуктов фармацевтической промышленности - никуда не убежит. И поэтому фармацевтические компании США на  разработку средств профилактики СПИДа тратят единицы процентов от сумм,  затрачиваемых на разработку средств лечения той же болезни.

Фармацевтическая промышленность и производство медицинской аппаратуры и оборудования стали лидерами в доходности капиталовложений в некоторых странах с современной процветающей экономикой. Идёт жёсткая конкурентная борьба за сохранение и улучшение  позиций на фармацевтическом рынке. Разработка радикально нового фармацевтического продукта массового применения и полный цикл модельных и клинических его испытаний, сертификация и выведение препарата  на рынок требуют затрат порядка миллиарда долларов. Только сверхкрупные корпорации располагают такими финансовыми средствами, способными обеспечить быстрое продвижение клинических инноваций подобного класса. Мелкие научные коллективы и лаборатории лишены  возможностей на быстрое введение в медицинскую практику даже весьма простых улучшений, которые только задним числом представляются "очевидными".

15 лет назад расходы на медицину в США составляли около 12% национального дохода. В 2010 г. доля расходов на  «медицинское обслуживание» в США приблизилась к 20%, что превысило расходы и на оборону, и на космические исследования. Однако заметный рост  расходов на медицину пока плохо согласуется с состоянием здоровья у большинства американцев.  В 2017 г. на конференции в Давосе было объявлено, что в группе из 30 наиболее развитых стран США занимают  23-е место  по  Inclusive Development Index. Этот результат обусловлен малой продолжительностью жизни, исключительно высокой степенью неравенства в распределении богатства (86 из 100 баллов).

Реформа американской медицины, которую пытался продвигать президент Б. Обама,  имела благую цель - улучшение здоровья населения. Но усилиям президента противостояли мощные лоббистские группы  производителей медикаментов и медицинской аппаратуры, а также сами медики. Неудачи попыток президента США Б. Обамы обеспечить всё население высокотехнологичной медицинской помощью (через систему медицинского страхования) обусловлены тем, что он пытался сделать доступными для всех граждан медицинские технологии с относительно низкой социальной эффективностью и с высокой стоимостью.  Существенную роль в неудаче реформы сыграл и недостаточный медицинский профессионализм реформаторов, пытавшихся за счёт бюджетных средств, то есть налогоплательщиков, сделать общедоступными медицинские технологии с резко (часто искусственно) завышенными ценами.

Человек, сохранивший здоровье, потерян как потребитель «медицинских товаров и услуг», а тяжёлые больные являются пожизненными потребителями дорогих медикаментов и медицинских  вмешательств. В восприятии простых американцев люди, принадлежащие медицинскому сословию, подобно юристам, малосимпатичны и корыстны, цинично используют затруднительное и беспомощное состояние клиентов для собственного обогащения. Этому представлению соответствуют сюжеты многочисленных фильмов-страшилок про монструозных медиков-экспериментаторов и врачей,  употребляющих во зло или в корыстных целях свои медицинские познания. Врачебно-промышленное лобби финансирует  контрпропагандистскую кампанию (сравните сюжеты сериалов «телефон 911»,  «Скорая помощь» с фабулами "фильмов-страшилок").

Негативное влияние экономической заинтересованности ВПК в продвижении на рынок дорогих медицинских технологий легко продемонстрировать на примере бронхиальной астмы. Наибольшая частота этой болезни наблюдается в США, Австралии, Швейцарии. Астму чаще диагностируют в городах, ещё чаще - в экономически процветающих семьях. Статистическая  корреляция между уровнем расходов семьи на лекарства и частотой тяжёлых форм бронхита и астмы давно должна была бы насторожить специалистов из  страховых компаний.

Другой пример: в начале 1980-х гг. академик  В.Г.Баранов с возмущением рассказывал об «исследовании», выполненном одной известной медицинской ассоциацией США, якобы доказавшей вредоносность сульфаниламидных препаратов, применяемых для лечения легких форм сахарного диабета.  Выявить экономическую заинтересованность некоторой группы производителей «человеческого» инсулина в таких результатах «медицинского исследования» достаточно просто. Фармацевтической фирме, создавшей технологию производства человеческого инсулина, чтобы быстро оправдать затраты на дорогие исследования и разработки, было полезно отвоевать часть рынка, занятого сульфаниламидами. И «нужные» медики старательно выполнили «заказ». Аморальность выводов, опубликованных медицинской ассоциацией, особенно наглядна, если учесть, что лёгкие формы сахарного диабета  у пациентов с ожирением чаще развиваются именно на фоне высоких концентраций инсулина, а повышение уровня глюкозы у них обусловлено действием гормонов - антагонистов инсулина  («контринсулярных факторов»). Другими словами, профессионалы продвигали способ лечения состояния, обусловленного высокой концентрацией инсулина, введением того же инсулина...

Рекламная индустрия медицинских и фармацевтических товаров  навязывает  массовому сознанию предрассудок, что эффективно противостоять болезням способны лишь самые современные средства и аппараты (естественно, "уникальные" и потому дорогие). Такое мнение навязывают не только вероятным «потребителям» (больным и их родственникам), но и администраторам, планирующим развитие социальной медицинской службы, а также самим  медикам «ремесленного» уровня с шаблонным типом работы.

 

Ограниченность ресурсов на медицину

Финансист Дж. Сорос книгу «Кризис современного капитализма» завершил словами: «Современная рыночная экономика может всё, кроме защиты здоровья, защиты культуры и защиты природы». Любое, даже экономически процветающее общество располагает ограниченными кадровыми, финансовыми и технологическими ресурсами, которые оно способно выделить на медицину. Считается, что 10% ВВП – предельный уровень расходов, который экономически здоровое общество может выделить на медицину  (профилактику, лечение и протезирование) без ущерба для экономики в целом. В 1990-е гг. расходы на высокотехнологичную медицину в США достигли 12%. При этом «медицинское сословие» по уровню доходов на одного работника заняло второе место после юристов и стало вызывать у значительной части сограждан отчётливую неприязнь, как люди, наживающиеся на чужих несчастьях. Такое отношение населения к медикам возникло вследствие того, что в США значительная часть от «медицины в целом» функционирует как бизнес и мало ориентирована на социальные ценности.

 

Борьба с массовыми заболеваниями

В истории медицины США имеется и вдохновляющий опыт успешной борьбы с массовыми сосудистыми и сердечными заболеваниями на средства федерального бюджета. Проектирование программ «МЕДИКОР» и «МЕДИКЕЙТ», стартовавших при президентах  Дж.  Кеннеди и Л. Джонсоне, началось с отбора списка болезней, с наибольшей частотой ответственных за формирование инвалидности в трудоспособном возрасте. Положительными сторонами программы  «МЕДИКОР» были:

- выявление наиболее социально значимых видов патологии, в роли которых оказались  поражения сердца и крупных сосудов атеросклеротическим процессом;

- отбор технологий с высокой социальной эффективностью (притом, что некоторые из них были не из «дешёвых»).

В ходе реализации этой программы к середине 1970-х гг. в США было достигнуто улучшение массовой ранней диагностики сосудистых расстройств, снижение смертности и заболеваемости в группе сосудистых заболеваний (инфаркт миокарда, инсульт).

На втором этапе были отобраны диагностические и лечебные технологии  с большой социальной эффективностью. Из использования были исключены малоэффективные медикаменты, относительно дорогие препараты и процедуры, отобраны экономичные планы наблюдения и лечения. Уже к концу 1970-х гг. во всех социальных группах населения США программы обеспечили не только снижение смертности от инфаркта миокарда и мозгового инсульта, но и частоты этих болезней. Побочный положительный эффект этих  программ – выведение из массовой практики множества лекарств, не имевших достаточной фармакологической активности и неоправданно дорогих.

 

Система здравоохранения в России

Раннее лечение много дешевле, чем лечение запущенной  болезни, сопровождаемой тяжелыми осложнениями и инвалидностью. При этом отпадает нужда в применении сверх специализированных (и сверхдорогих) технологий  лечения. Правда, для реализации этого подхода сначала приходится увеличивать долю расходов на системы массовой ранней диагностики.

В России имеется собственный успешный опыт создания системы здравоохранения с высокой социальной эффективностью, несмотря на значительные финансовые, технологические и кадровые ограничения, действовавшие после первой мировой,  гражданской и второй мировой войн. Идеология системы здравоохранения была сформулирована наркомом здравоохранения Николаем Александровичем Семашко, специалистом с реальным врачебным опытом. Ведущие роли в системе здравоохранения отводились профилактике, раннему выявлению и превентивному лечению распространенной социально значимой патологии. Использование заграничного опыта и ускоренное освоение собственных технологических разработок позволили в относительно короткие сроки решить острейшие проблемы: победить эпидемии сыпного тифа и чумы. Удалось быстро остановить распространение сифилиса и иных инфекций, передающихся половым путём, снизить заболеваемость туберкулёзом, уменьшить частоту осложнений беременности и родов, снизить перинатальную и раннюю детскую смертность.

Успехи в борьбе с сифилисом и туберкулёзом в Ленинграде были настолько значительны, что в 1970-е гг. при изучении курса венерологии студентам-медикам невозможно было представить больного с начальной формой сифилиса, а все новые случаи туберкулёза у детей были "завозными", то есть обнаруживались только у мигрантов.

Эти социальные службы (борьбы с туберкулёзом и венерическими заболеваниями) до настоящего времени сохраняют в РФ относительно высокое качество работы, в отличие от многих других элементов системы здравоохранения, с 1970-х гг. называемых «медицинским обслуживанием населения».

 

Реформы медицинской помощи в СССР

Профессор Б.И.Липский предложил выделять три фазы в "жизни" любого социального явления:

1. "неформальную" (людей объединяют декларированные цели и новые возможности, но ещё не сформулированы  и не признаны "писаные общеобязательные правила");

2. "формальную" (чётко  сформулированы общеобязательные цели, принципы и ограничения);

3. "формалистическую" (когда первоначально заявленные цели превращаются в пустые декларации, а регламентация нарастает и уводит деятельность в сторону от всех заявленных целей).

Любая сконструированная социальная система, в том числе и система здравоохранения СССР, способна в ходе последовательного реформирования и "улучшения" перейти из "формальной" фазы  в "формалистическую", что и происходило в 1980-е  гг., с ускорением в 1990-е гг.

Напомним две неудачные реформы медицинской помощи, проведённые  в СССР. Сначала медицинская бюрократия продвигала программу «всеобщей диспансеризации  населения». Декларировалось следующее: болезни будут выявляться на ранних этапах, раньше начнется лечение, которое будет более эффективным и экономным, если всех жителей СССР один-два раза в год «прогонять» через диспансерные осмотры. Но ведущим показателем "успеха диспансеризации" был объявлен "процент  населения, охваченный диспансерными осмотрами". При этом реальных средств и условий для улучшения диагностики "реформаторами" не было предусмотрено.

Но улучшить медицинскую помощь, ухудшая условия для диагностики, невозможно. Резкое увеличение числа людей, которых должен был обследовать врач за рабочий день,  сокращало до неприемлемого минимума объём опроса и список диагностических проб, которые врач успевал провести. За шесть часов диспансерных осмотров перед его глазами "проходило" более пятидесяти жертв  "программы всеобщей диспансеризации". Такой порядок неизбежно приводил к диагностическим ошибкам, виноватыми в которых признавали только врачей-исполнителей, но не "организаторов здравоохранения", не пожелавших посчитать, сколько минут удавалось выделить на "врачебный" опрос и осмотр одного человека для  «ранней диагностики».

 Затем был проведен «экономический эксперимент в здравоохранении Ленинграда», суть которого заключалась в создании прямой заинтересованности у медиков в сокращении сроков обследования и лечения, но не в улучшении диагностики и терапии. Что легче - быстро вылечить  пациента, или признать больного человека здоровым? Выигрышную позицию реформа предоставляла плохим диагностам. Против этого опасного эксперимента выступили известные медики Ленинграда с высокой научной репутацией (профессор Ф. В. Баллюзек и другие). Врачи в СМИ сообщали, что по условиям эксперимента поликлиникам выгодно, чтобы больной умирал до обращения к врачам, что больницам выгодно, чтобы поступившие больные умирали на  вторые сутки после госпитализации, что "люди будут умирать «практически здоровыми» и «трудоспособными».

Улучшение здравоохранения начнется только при условии улучшения диагностики, первоначально ведущей к увеличению числа выявленных больных (к "росту зафиксированной заболеваемости"). Признать больного «практически здоровым» легче, чем вылечить его по-настоящему. От "экономической реформы здравоохранения Ленинграда" в выигрыше оказались только плохие медики. Эксперимент закончился, а имена авторов и исполнителей и этой реформы, опасной для жизни и здоровья, остались неизвестными. Чиновники-организаторы не спрашивали согласия населения  на такой эксперимент, сопряженный с угрозой здоровью. Анонимность подобных решений является условием для безответственности, ведущему к повторению сходных «ошибок».

Вскоре после этого началась кампания легализации "народных целителей". "Экстрасенсы", "маги", астрологи, медицинские и политические, сделались звездами ТВ, печатных СМИ.

"Коммерческие отделения" на базе государственных клиник рекламировали "коррекцию биополей", "экстрасенсорную диагностику", психоанализ, "психопунктуру", "кодирование", "снятие проклятий и заговоров" и прочее.  Нормой стало неофициальное и бесконтрольное лечение гонореи и сифилиса, что через десятилетие обеспечило появление относительно   молодых пациентов с прогрессивным параличом и спинной сухоткой.

 

Качество и стоимость диагностики

Необходимо улучшать качество общедоступной диагностики, облегчать работу врачей «первой линии». Есть ли для этого средства? Высокие современные технологии, по большей части, оказываются ещё и чрезмерно дорогими. Слишком часто их использование сопряжено с высоким риском осложнений. Требуется медицинский персонал высокой квалификации, обученный работе конкретно с этими технологиями. Дело не только в диктате финансистов, ориентированных на максимальную прибыль.

Практически все успехи современной медицины в качестве теоретической основы имеют корректные модели патогенеза болезней. Если отыскать исходные причины болезни (установить, например, инфекционного возбудителя и пути его распространения), можно быстро сконструировать эффективные способы профилактики, а из них выбрать наиболее экономичные и эффективные.

Когда медикам удаётся опознать «ключевые» процессы, ответственные за развитие конкретной болезни или группы сходных заболеваний, они получают возможность  оперативно  разработать средства диагностики и рационального лечения этой группы заболеваний. К сожалению, в клиническом или лабораторном эксперименте (на животных) проще изучать тяжёлые состояния и повреждения. Поэтому намного полнее, доскональнее изучены тяжёлые повреждения и расстройства. Самые поразительные успехи современной медицины относятся к травматологии (что проще моделировать в эксперименте на животных, если  не травмы) и к «медицине терминальных состояний» (реаниматологии). Другое дело, что реаниматологи «на выходе технологического процесса» слишком часто получают инвалида, нуждающегося в непрерывном лечении, а то и в постоянном уходе.

В западном «процветающем» обществе проблема эвтаназии возникла из-за растущего числа суицидов, совершаемых психически здоровыми хроническими соматическими больными, когда мотивом для самоубийства оказывается страх больного за финансовое благополучие семьи, страдающей от непомерных расходов на бесплодное лечение.

Применение большей части «высоких медицинских технологий»  оправдано только при опасных повреждениях и состояниях больного. Например, когда люди готовы платить за избавление от угрозы смерти, тяжких страданий, инвалидности. Давно признано, что предупреждение и раннее лечение заболеваний («профилактика и превентивная терапия на ранних этапах становления патологии») способны более эффективно использовать средства, которые общество в состоянии выделить на избавление людей от болезней и страданий.

Перед современным сообществом стоит задача: разработать более дешёвые способы и средства ранней диагностики и терапии распространённых болезней и ввести их в массовую практику.

Зачастую идут по пути массового тиражирования сложных технических объектов, стоимость которых при этом снижается. Наиболее наглядно это проявилось на примере электронных устройств. Многие велосипеды и механо-тренажёры сегодня оснащаются «медицинскими компьютерами», с регистрацией пульса, выполненной механической работы, с измерением артериального давления и сигналами тревоги при выходе физиологических показателей за заданные пределы. В результате, тренажёр продаётся на треть (иногда  вдвое) дороже, чем аналог без «прибамбасов». Но насколько велика диагностическая ценность и оправданы ли затраты на такое дополнительное оснащение?

Дилетанты убеждены, что любое значимое техническое нововведение требует больших затрат на исследования, и что оно непременно относится к сфере «высоких технологий».  В хрущевские времена с воодушевлением продвигали «царицу полей» - кукурузу и большую химию. Сегодня без гамма-лазера, синхрофазотрона, «нанотехнологий» не обойтись даже для  борьбы с сосульками на крышах. И всегда отыщутся отважные «академики», восхищенные глубиной и провидческим даром начальников-инноваторов,  чтобы (даже с риском для научной репутации) поддержать начинание.

Рассматривая проблемы совершенствования и применения медицинских и гигиенических технологий с высокой социальной эффективностью, мы не призываем к сворачиванию НИР в высокотехнологическом инновационном секторе, и уверены, что без поиска и использования инноваций состояние здоровья и работоспособности населения будет (на фоне демографической динамики) ухудшаться. Акцент в исследованиях полезно переместить на профилактику, превентивную терапию распространённой патологии, на предупреждение хронических вариантов течения болезней.

 

Цена «нового»

Один из крупнейших в мире производителей лекарств «Группа Сервье» тратит на исследования до 60% годовой прибыли. И другие передовые фармацевтические фирмы на исследования и испытания лекарств выделяют сопоставимые суммы. Можно ли произвести нечто новое и конкурентоспособное, не располагая такими суммами и техническими средствами? 

Существует несколько путей развития фармакотерапии, которые позволяют быстро и без значительных затрат создать и ввести в массовую практику новые экономные средства лечения. Во-первых, это применение давно известных медикаментов по новому назначению. Например, общеизвестный «аспирин»,  разработанный 100 лет назад, был первым синтетическим общедоступным лекарством, способным ослаблять выраженность реакции воспаления, уменьшать обусловленную воспалением боль и снижать температуру. Это основные эффекты группы лекарств, ранее называемых "антифебрильными". Позднее их отнесли к группе «ненаркотических анальгетиков», теперь их называют  «нестероидными противовоспалительными препаратами».

Ещё в начале ХХ в. врачи заметили способность аспирина снижать свёртываемость крови, и широко применяли этот «побочный  эффект» для профилактики и лечения тромбозов. В 1940-е гг., когда в медицинскую практику вошли «непрямые антикоагулянты» ("варфарин", «финилин» и их аналоги), о подобном применении «аспирина» забыли. Лишь в конце 1960-х гг. английские медики обнаружили, что применение «аспирина» в качестве средства профилактики тромбозов намного проще и безопаснее, чем использование «варфарина"  и его аналогов. Эффекты «аспирина» более стабильны и предсказуемы, что позволяет снизить частоту контрольных анализов свёртываемости крови. Публикация этого открытия произошла после окончания срока действия патентов на «варфарин», когда на рынке появилось множество дешёвых аналогов этого лекарства.

Ещё более наглядна история с применением в медицине нитроглицерина. Само вещество было синтезировано итальянцем Собреро в 1860 г.  Вскоре появилась  информация о большой биологической активности нитроглицерина. Даже очень небольшие дозировки нитроглицерина, попадая через кожу в кровь, вызывают резкое расширение мелких артериальных сосудов в большом круге кровообращения. Расширение артериол сопровождается покраснением кожи от прилива крови и снижением периферического сопротивления кровотоку в большом круге кровообращения (обычно при этом уменьшается и  нагрузка на миокард и снижается артериальное давление). Головная боль является следствием набухания оболочек мозга, и рано возникает при повышенном давлении ликвора в полости черепа.

В конце XIX в. была обнаружена высокая эффективность нитроглицерина  при лечении «грудной жабы»  или «стенокардии». Уже около 100 лет нитроглицерин остаётся лучшим средством (быстродействующим и дешёвым) для купирования приступов стенокардии.  Кроме того, нитроглицерин очень эффективен для прерывания приступов «перемежающейся хромоты  курильщиков». При  тяжёлом поражении сосудов нижних конечностей у больных возникают судороги икроножных мышц и боли в ногах при длительной ходьбе, заставляющие людей останавливаться на время, пока боли и судороги стихнут. Приём нитроглицерина быстро помогает и в этих случаях, но эффект также непродолжителен.

Два существенных недостатка нитроглицерина - непродолжительное время действия и способность вызывать головную боль даже при небольшой передозировке (или при повышении внутричерепного давления), долгое время оставались не преодолёнными. 

В середине 1970-х гг. произошла «революция в применении нитропрепаратов»: в практику ввели пролонгированные трансдермальные (чрезкожные) формы нитропрепаратов: «нитромазь», «нитропластырь» и «нитродиск».

Почему нитромазь, содержащая 1-4 % нитроглицерина, не вошла в практику ещё в начале ХХ в.? Высокая проницаемость кожи  для нитроглицерина была известна практически сразу после открытия этого вещества, а главный  недостаток этого лекарства – малая продолжительность действия при однократном введении, давно осознан. Нередко очень простые технологические решения медицинских проблем входят в практику на десятилетия позже, чем появились средства, позволяющие решить проблему. Все производители трансдермальных форм нитропрепаратов рекомендуют устанавливать  нитропластыри,  нитродиски и аппликации нитромази на  грудную клетку слева, или на живот, или на левую руку. Но выгоднее было бы ставить мазь туда, где ухудшено  кровоснабжение в наибольшей степени. Тогда эффективные дозировки лекарства будут ниже, а выраженность осложнений и  побочных эффектов меньше.

Мускулатура ног получает более половины объёма крови, перекачиваемой сердцем. Атеросклероз в первую очередь поражает зоны, где выше гидродинамическое и гидростатическое давление, а именно - аорту и крупные артерии ног. Если нитроглицерин (из мази, пластыря и диска) вводить через кожу стоп, то эффективность лечения ишемической болезни сердца, как минимум, не пострадает, зато повысится эффективность лечения сосудистых поражений в голенях и стопах. Предложения по изменению способа применения нитромази, направленные автором в 1986 г. в Министерство здравоохранения СССР, не были приняты к использованию с мотивировкой, что " в практике есть более эффективные препараты". Главное управление здравоохранения Ленинграда два года отрицало получение аналогичной заявки на рационализаторское предложение. Заявка была найдена второй комиссией ЦС ВОИР, приехавшей из Москвы. За это время некий "медицинский кооператив" с успехом торговал "мазью собственного изготовления", которую следовало применять в согласии с текстом заявки на рацпредложение. Скорее всего, "кооператоры" не готовили мазь, а перефасовывали нитромазь финской фирмы "Орион" в баночки со своим логотипом.

За 15 лет срок действия большинства патентов на рецептуры нитромазей, нитропластырей и нитродисков закончился. Технологии их изготовления просты, сырьё и расходные материалы дёшевы. Можно обеспечить старшие группы населения эффективными  средствами консервативного лечения социально значимой патологии. Есть социальный заказ, но нет заказа государственного.

 

Альтернативная медицина

В медицине можно выделить два типа технологий:

- палеомедицинские: простые, относительно дешёвые и безопасные даже при малоквалифицированном персонале для терапии легкой патологии, в том числе на ранних этапах формирования, а также для предупреждения перехода в хроническое течение;

- высокие медицинские технологии: относительно дорогие в силу высоких затрат (на НИР, патентную защиту, испытания, маркетинг, подготовку персонала) для лечения всего спектра патологии, в том числе самых тяжёлых её вариантов, даже тех типов, где нет шансов на восстановление здоровья и трудоспособности. Иначе говоря, многое из «высоких медицинских технологий» отличается низкой социальной эффективностью.

В начале 1980-х гг. возникла концепция "альтернативной медицины". Основная её идея проста: технологии "научной медицины" ("европоцентричной") слишком дороги для бедных "развивающихся" стран, поэтому следует осваивать древние и народные способы лечения и вводить их в массовую практику бедных стран, даже если эти приёмы и "не признаны медиками европейской школы".

Профессиональная медицина, как ремесло, появилась ещё в неолитическую эпоху, при переходах человеческих сообществ от присваивающего хозяйственного уклада (охота, рыболовство и собирательство) к оседлому земледелию и животноводству. Изменение характера труда, условий жизни и повышение плотности популяции привело к распространению "болезней протоцивилизаций". Биологическая адаптация человека (закреплённая в генотипе) отставала от перемен во внешних условиях. Группы, не освоившие средств предупреждения и раннего лечения этих болезней, просто вымерли, либо были оттеснены на периферию обитаемого мира. Древние "палеомедицинские" системы избирательно накапливали дешёвые, универсальные и безопасные способы лечения, не требующие высокого профессионализма.

Корректное освоение палеомедицинских систем осложнено двумя обстоятельствами:

1. значительную часть ремесленных навыков и эффективных алгоритмов ученики осваивали в режиме "действуй как учитель", то есть "интуитивно", без фиксации в рациональных схемах или формулах;

2. любая древняя технология отягощена необязательными ритуалами и мифами, бесполезными для получения заданного результата, но успешно скрывающими от конкурентов действительно важные принципы и алгоритмы.

Поэтому корректное освоение палеомедицинских систем возможно только в зоне пересечения двух исследовательских программ:

1. поиска общих патогенетических механизмов для всего спектра болезней, подлежащих лечению древними способами (акупунктурой и её аналогами);

2. выявления общих физиологических процессов, вовлечённых в получение лечебных эффектов от акупунктуры и её аналогов.

 

"Чжень-Цзю терапия"

 Опыт "интродукции" древней дальневосточной системы лечения иглоукалыванием и прижиганием точек на коже, существовавший в СССР, следует признать малоудачным.

В 1956 г. группа советских врачей и студентов была направлена в Китайскую Народную Республику для изучения и освоения универсальной системы лечения. Через 3 года (1959 г.) приказом Министерства здравоохранения СССР "Чжень-Цзю терапия" была объявлена "научно обоснованным методом лечения". Организованы соответствующие кафедры, в 1972 г. основан НИИ, проводятся конференции и съезды, издаются "фундаментальные руководства" и сборники "научных работ". По данным А.Т. Качана к началу 1990-х гг. было защищено более 200 диссертаций.

Внешнее благообразие этой лечебной системы маскирует несколько характерных обстоятельств:

1. ни одно из фундаментальных руководств не описывает общее звено патогенеза, общий процесс, участвующий в формировании всего спектра болезней, которые успешно лечат массажем и иглоукалыванием;

2. ни одно из практических или фундаментальных руководств не описывает реализуемый на практике способ, которым открыты четыре сотни "точек" и комбинация точек, эффективная для лечения хотя бы одного заболевания;

3. все "фундаментальные" и практические пособия по иглорефлексотерапии, акупунктуре, "электропунктуре" построены как фельдшерские (то есть ремесленные) справочники;

4. профессиональное сообщество "иглотерапевтов" отличается исключительным уровнем толерантности к научной "экстравагантности" своих членов.

Конкретные примеры революционных открытий в фундаментальной физике, совершённых теоретиками и авторитетами в области  акупунктуры:

1. "акупунктурные точки поглощают электроны, которые генерируются в маленьких электростанциях сердца, мозга и в пяти органах чувств.  Поглощение электронов на поверхности кожи сопровождается выделением тепла. Вот почему температура человеческого тела 36,6оС " [В.Д. Молостов, http://molostovvd.narod.ru/.];

2.  "В электрической физике каждая батарейка имеет плюсовой потенциал с избытком электронов и минусовой потенциал, где электроны поглощаются" [Молостов В.Д. Иглотерапия. Энергетический метод лечения заболеваний. //М., "Гранд", 2003, стр. 23].

3. "С биоэнергетической точки зрения духовный потенциал — это высокоструктурированная пси-биоплазма, состоящая из лёгких частиц с очень сложной волновой формой, удивительно красивая. У неё очень большой радиус действия и защиты" [В.Д. Инюшин, http://one-obraz.ru/inyushin-viktor-mixajlovich/].

Подобного типа цитаты можно продолжить. Профессор А.Т.Качан говорит о "материальной энергии Чи", Табеева пишет об "электросопротивляемости кожи".

Все эти утверждения включены в  "теоретические обоснования акупунктуры".

История акупунктуры в СССР имеет много сходных черт с историей триумфов О.Б.Лепешинской, профессора ЛГУ И.И.Презента и народного академика ВАСХНИЛ Т.Д. Лысенко. Возникает подозрение, что "скоропостижная" легализация Чжень-цзю-терапии  в СССР была мотивирована скорее идеологическими и политическими соображениями. Преобладание политических и идеологических мотивов над собственно научными заметно снижает стандарты качества научных и практических работ, формируя особую "маргинальную научную элиту" [А. Винников, 1996].

Действие экономических факторов в детерминации вектора развития медицинских технологий не является однонаправленным. С одной стороны, любое общество располагает ограниченными ресурсами, которые оно способно выделить на «гигиену», «медицину» и на поддержание жизни нетрудоспособных. Поэтому медицинские системы древних сообществ (палеомедицинские системы) «были ориентированы»  на профилактику и на превентивную терапию, на лечение лёгкой патологии и на предупреждение хронического течения болезней. По существу, в древности «шёл естественный отбор» дешёвых и безопасных технологий для борьбы с лёгкой и начальной патологией.  Лечебные приёмы с высоким риском осложнений и способы лечения тяжёлой патологии (с риском получить «на выходе лечебного процесса» инвалида) не имели шансов на совершенствование и сохранение в практике.

Отсюда понятно, что в «аюрведической медицине» - традиционной системе индийской медицины, в «классической медицине древнего Китая и Тибета» не было найдено приёмов лечения злокачественных опухолей, последствий инсульта, рассеянного склероза и бокового амиотрофического склероза. О сказочных успехах в этой области можно услышать, у промоутеров «альтернативной медицины», у «профессиональных иглотерапевтов».

С другой стороны, члены «медицинской корпорации» имеют частные экономические интересы (сохранение стабильных доходов или их повышение, вытеснение конкурирующих групп), и в ряде случаев эти интересы могут расходиться с интересами общества в целом.

Развитие медицинских технологий нередко направляется локальными интересами производителей, порой в ущерб интересам «потребителей».   Приведём пример из области фармакотерапии. Салициловая кислота («Аспирин» фирмы Байер) в начале ХХ в. успешно применялась не только в качестве противовоспалительного средства, но и для профилактики тромбозов (как «антиагрегант»). После второй мировой войны в практику в качестве средства профилактики тромбозов были введены препараты группы дикумарина («Синкумар»), они надёжно вытеснили назначение салицилатов. Но после завершения срока действия патентов на производные дикумарина, «внезапно обнаружились» недостатки этой группы медикаментов (нестабильность эффектов, требование частого лабораторного контроля и прочие). Теперь взамен производным дикумарина фармацевтические фирмы возвратили в практику салицилаты в «новых» формах («Кардиоаспирин»).

 

Промежуточные медицинские технологии  

В 1963 г. известный немецкий экономист  Эрнст Фридрих (“Фриц”) Шумахер выступил с «теорией промежуточных технологий». Для развивающихся стран, которые не могут перейти от низких сразу к высоким и интенсивным технологиям, это является наиболее приемлемым направлением развития. Промежуточные технологии дешевле. Они позволяют использовать местные традиционные подходы и средства, не разрушая, а даже поддерживая сложившиеся сообщества. Поскольку «высокие» технологии недоступны для бедных стран из-за высокой их стоимости и высоких требований к персоналу, а «местные», «традиционные» технологии не экономичны, специалистам Европы и США необходимо разработать «промежуточные технологии» (дешёвые, основанные на использовании местных ресурсов, но оптимизированные средствами «европейских» технических наук).

Первая «Лаборатория промежуточных медицинских технологий» (А. Наумов, С. Вихарев) в СССР была организована в 1989 г. в Центре научно-технического творчества «Вариант». В лаборатории конструировали, испытывали и пытались проводить патентную защиту «промежуточных медицинских технологий». Лаборатория разрабатывала пять направлений:

1.      совершенствование простого инструментария для «врачей первой линии»;

2.      исследование и попытки практического применения побочных эффектов у лекарств, давно введённых в практику;

3.      исследования побочных фармакологических эффектов при нестандартных вариантах введения;

4.      поиски патогенетического обоснования для палеомедицинских систем;

5.      конструирование «малых» систем переработки стоков и отходов жизнедеятельности.

По состоянию медицины на сегодняшний день многие из этих задач остаются актуальными, требующими своей реализаии.

 

Выводы

1. Современные сообщества нуждаются в приоритетном развитии гигиенических и медицинских технологий с более высокой социальной эффективностью.

2. Значительная часть "высоких медицинских технологий" имеет низкую социальную эффективность.

3. Научное освоение палеомедицинских систем с их высокой социальной эффективностью возможно только в зоне пересечения двух исследовательских линий:

- поиска общих элементов в патогенезе всего спектра болезней, которые успешно лечатся  акупунктурой, её предшественниками и аналогами;

 - поиска общих физиологические процессов, реализующих лечебные эффекты акупунктуры, её аналогов и предшественников.

4. Ускоренный путь для усовершенствования фармакотерапии основан на выявлении, изучении и целенаправленном использовании побочных эффектов у медикаментов, давно применяемых в медицинской практике.                                                                                    

5. Суммирование НИР и ОКР, по п.3 и 4, позволяет создавать "промежуточные медицинские технологии" в соответствие с идеями Ф. Шумахера.

 

  Литература

1. А. Н. Ахметсафин. Китайская медицина. Избранные материалы. С-Пб, 2007.

2.Е. Вельховер, В. Никифоров, Б. Радыш. Локаторы здоровья. М., 1986.

3. Н. Винер. Я – математик. М. ,1966.

4.Молостов В.Д. Иглотерапия. М. 2004.

5.Д.Б.Рыгалин. Устойчивые инновационные взаимодействия и закономерности их формирования в неравновесных экономических системах.// Российское предпринимательство. 2008. № 10 Вып. 2 (121).  c. 92-96.

6.Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. М., 1999.

7.Петленко В.П., Царегородцев А.А. Философия медицины. М., Медицина, 1979.

8. 8.Н. Тимофеев-Ресовский. Воспоминания. М., 2008.

9. http://bankpatentov.ru/node/228244

10. http://economy_en_ru.academic.ru/56585/Schumacher%2C_Fritz.

11. http://www.orthodox-institute.ru/biblioteka/raznoe/andris-danfeld.-igloterapiya-i-klizmoterapevtyi-ob-akupunkture-igloterapii/

12.http://dps.smrtlc.ru/Sheldrake/17_Schumacher.htm

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Здоровье
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Здоровье:
Отравление «тяжелыми металлами»: вовремя распознать, чтобы успешно вылечить

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 5
Ответов: 6


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 4 Комментарии | Поиск в дискуссии
Спасибо за проявленный интерес

Re: «Жгут на шею накладывать не обязательно» (Всего: 0)
от Гость на 22/09/2018
Как врач с 25 летним стажем работы непосредственно с живыми людьми хочу отметить, что я разочарован современной капиталистической медициной. Вроде бы в медицину пришла современная техника, но из медицины ушла медицинская душа, исчез гуманизм, исчезло служение врача больному человеку, а взамен сформировалось служение денежному богу, в жертву которому приносят всех больных, а также здоровых людей.
Медицина, при всей своей вооружённости, влияет на уровень здоровья нации только в 10% случаев. Остальное приходится на социальный строй, близкое окружение человека, экологию, качество питания, воды, воздуха.

При капитализме врачи практически не обращают внимания на качество воды (питьевой), пищи. Врач заточен на личное обогащение и тесное сотрудничество в этом направлении со страховыми компаниями и фармацевтами. Ставка делает на дорогие лекарства, которые, якобы, можно принять однократно и сразу стать здоровым. Но к сожалению практика показывает, что одноразовая медицина не может вылечить больного человека. И даже не потому, что врач не хочет излечить больного. Дело в неверной идеологии, в неверной теории патогенеза и значимости некоторых веществ в жизни людей как разумных животных.
Да, люди - это разумные животные. И потому как животные они должны находиться в тесном взаимодействии с окружающей природой - землей, водой, воздухом, другими животными, растениями и грибами. Но людей при капитализме насильственно сгоняют в концентрационные лагеря, которые ласково называют городами, и там их медленно уничтожают.
Во-первых, людей лишают свободного доступа к источникам чистой питьевой воды. Взамен предлагают воду и водные растворы покупать за деньги. Многие так называемые напитки отличаются высоким содержанием сахара и других веществ, называть некоторые из которых просто неприлично. В итоге у горожан развивается дефицит воды, который приводит к массе заболеваний, которые называют болезнями цивилизации. Медики, вместо того, чтобы требовать от власти обеспечить для людей свободный доступ к питьевой воде предлагают разовые лекарства и считают свою миссию выполненной. Больные умирают, а врачам остается повторят - Бог дал, Бог взял.
Во-вторых, человеку как животному нужен кремний, кремневая кислота. Кремний содержится в растениях, грибах, некоторых животных или частях животных, продуктах пчеловодства, глине, песке, морской воде. Поэтому практический отказ официальной медицины от фитотерапии является преступлением врачей против человечества. Есть только единицы энтузиастов, которые понимают необходимость для человека кремния и его органических соединений. Но даже создатели интересных содержащих кремний препаратов так и не поняли почему их препараты обладают высокой эффективностью при лечении многих болезней цивилизации, в том числе и рака.
В-третьих, кровь здорового человека должна иметь pH 7,4+/-0,07. Если pH сдвигается в кислую сторону, то появляются болезни цивилизации, организм атакуют грибки, бактерии, вирусы, простейшие, глисты и прочая нечисть. Врачи вместо того, чтобы нормализовать pH организма больного человека борются с симптомами и последствиями окисления крови. В результате даже при успешной временной борьбы с вирусами, бактериями, простейшими, грибками или глистами болезнь через некоторое время возникает вновь, и часто в более тяжёлой форме, так как pH крови за это время сдвигается в кислую сторону еще больше. При сильном закислении крови и лимфы возникает рак 4-й стадии. Лечить окисление крови быстро и эффективно помогает обыкновенная пищевая сода. Но это временная мера. Поэтому для подщелачивания крови следует принимать в пишу минеральную воду, растительную пищу, грибы, части животных, богатых кремнием. Кремний, который содержится в растениях, животных и грибах помогает восстановить порушенный гомеостаз, нормализовать pH крови. Одновременно с нормализацией pH крови происходит самовыздоровление организма от многих болезней цивилизации - сахарного диабета второго типа, ожирения, атеросклероза, гипертонической болезни, и даже злокачественной онкологии (абрикос, слива, вишня, черемуха, сирень).
Беда в том,

Прочитать остальные комментарии...


[ Ответить на это ]


Re: «Жгут на шею накладывать не обязательно» (Всего: 0)
от Гость на 22/09/2018
«...свой гражданский долг...» — спасибо за интересный комментарий.


[
Ответить на это ]


Re: «Жгут на шею накладывать не обязательно» (Всего: 0)
от Гость на 26/09/2018
Полностью поддерживаю. К сожалению, сейчас, профилактической медицине уделяется значительно меньше внимания.


[
Ответить на это ]


Re: «Жгут на шею накладывать не обязательно» (Всего: 0)
от Гость на 28/09/2018
Врачу с 25-летней практикой. Спасибо за ваши комментарии. 


[
Ответить на это ]






Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.07 секунды
Рейтинг@Mail.ru