proatom.ru - сайт агентства ПРоАтом
Журналы Атомная стратегия 2021 год
  Агентство  ПРоАтом. 24 года с атомной отраслью!              
Навигация
· Главная
· Все темы сайта
· Каталог поставщиков
· Контакты
· Наш архив
· Обратная связь
· Опросы
· Поиск по сайту
· Продукты и расценки
· Самое популярное
· Ссылки
· Форум
Журнал
Журнал Атомная стратегия
Подписка на электронную версию
Журнал Атомная стратегия
Атомные Блоги





Подписка
Подписку остановить невозможно! Подробнее...
PRo Выставки
Testing&Control
Задать вопрос
Наши партнеры
PRo-движение
АНОНС
Вышло в свет второе издание двухтомника Б.И.Нигматулина. Подробнее
PRo Погоду

Сотрудничество
Редакция приглашает региональных представителей журнала «Атомная стратегия» и сайта proatom.ru. E-mail: pr@proatom.ru Савичев Владимир.
Время и Судьбы

[06/10/2020]     В ногу со временем

Н. Я. Щербина, д.т.н., капитан 1 ранга   

Увертюра.Заканчивая в 1954 г. 10-й класс сельской средней школы, я, по всей видимости, имел весьма смутное представление о микро- и макромире. Наверное, этим «грешил» не только я, но и все школьники тех лет. В учебнике физики, который когда-то штудировал в школе и перед поступлением в «Дзержинку», вряд ли можно было найти  ответы на  вопросы, связанные с атомом и ядром, решаемые миром науки. Все было под грифом.



Помню, как сейчас, что физику в «Дзержинке», в том числе и ядерную, читали преподаватели Лев Аронович, Лев Танхумович и Лилиам Юрохимовна. Конспекты лекций давно утеряны, но больше чем материал, излагаемый преподавателями, в памяти об устройстве макро- и микромира остались воспоминания от прочтения книг Лауры Ферми «Атомы у нас дома», Роберта Юнга  «Ярче тысячи солнц» и др. Не знаю, у всех ли так было, но у меня  именно так.

Сейчас, когда за плечами многие десятки лет: пять лет, связанных с учебой в училище в первом наборе на факультет ЯЭУ; непосредственная служба на атомных подводных лодках, связанная с эксплуатацией  ЯЭУ трех поколений ПЛА в течение 25 лет от лейтенанта до капитана 1 ранга в должности заместителя начальника ЭМС флотилии ПЛА (в течение 6 лет),  последующее обучение курсантов, - представление об атоме и ядре кажется простым и вполне понятным. Тогда, в начале атомной подводной эпопеи во время учебы давалось много формул, но мало что, доступно представленного,  в понятийном смысле.  Получалось так, что человек, управляющий ядерным процессом, порой не мог просто и понятно объяснить, откуда берется тепло в активной зоне ядерного реактора. Как правило, первой шла ссылка на цепную реакцию,  второй - на потоки нейтронов и пр., что в принципе верно. Но физическая суть процесса образования тепла для многих, прослушавших школьный курс физики, а порой и выпускников училища, оставалась тайной за семью печатями. Во времена исполнения обязанностей заместителя начальника ЭМС флотилии по ЯЭУ практически у всех проверяемых операторов ГЭУ я пытался добиться внятного ответа на вопрос – откуда и за счет чего образуется тепло в ядерном реакторе? Люди, годами безаварийно эксплуатировавшие ядерные энергетические установки,  не всегда могли на доступном для понимания уровне дать правильный ответ на этот вопрос.

Поднимаюсь на кафедру сегодня, мне кажется, что для всех всё, известное мне об атоме и ядре, очень просто. По-видимому, и тогда, и сейчас для начинающих погружаться в мир познаний о вселенной, макро- и микромире не достает простых, доходчивых знаний из повседневного опыта. При наличии  интернета, телевидения, огромного объема другой доступной информации уровень познаний молодежи должен бы быть значительно выше. По-видимому, общее образование в нашей стране в ХХI  в. еще не впитало в себя все достижения цивилизации.

Шестьдесят лет тому назад вхождение в тему ядерной энергетики тоже было не простым. Учиться с нуля начинали все: и ученики, и учителя. Для учеников были аудитории с доской, исписанной мелом, для преподавателей – учеба в составе только что образованных кафедр ядерных энергетических установок, ядерных реакторов и парогенераторов, корабельной автоматики, паровых турбин и других.

 

О «Пыли истории» и цене человеческой жизни

Завершив в 2007 г. трилогию «Лики атомной подводной эпопеи», повествующей о «золотом периоде» атомного подводного кораблестроения, в котором я «варился» несколько десятилетий, неоднократно возвращался к размышлениям о существе и цене человеческой жизни.

XX век у нашего отечества отличился тем, что в «пыль истории» превратились и стали безымянными десятки миллионов человек, которых уничтожали революции, войны, голод. Тому виной теории и практика злых гениев… В долгосрочной перспективе не оставят следа и египетские пирамиды, правда, для этого потребуются тысячи или миллионы лет.  Как минимум половина тысячелетия понадобится для того, чтобы пустить в промышленную переработку металл реакторных отсеков, ставших отходами бурного времени, эпохи холодной войны и самой цивилизации. Это, как говорится, естественный ход истории.

Но то, что творилось с людьми и памятью о них, совершенно неестественно. До сих пор с 1941 г., с момента ухода на фронт отца, я так и не смог найти место его последнего приюта, потому что он стал той самой безымянной «Пылью истории», и  таких людей, как он – миллионы.

Упоминая в трилогии несколько тысяч имен и фамилий, причастных к атомной подводной эпопее, я преследовал единственную цель – на какое-то время сохранить их в памяти человеческой для потомков. Ведь не только вожди творят историю...

Являясь представителем первого набора курсантов на факультет ядерных энергетических установок 1957 г. в ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского, меня обуревает мысль не оставить их в забвении. В 1962 г. подготовленные по полной программе по ЯЭУ в стенах училища они рассыпались по  первому десятку кораблей и экипажей стремительно поднимающегося атомного подводного флота страны, долго и верно служили Отечеству и Флоту в бескрайних просторах Мирового океана.

           

Как это было

В декабре 2017 г. факультету ядерных энергетических  установок Высшего Военно-морского инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского,  Военно-морского инженерного института, ныне Военно-морского политехнического института ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» исполнилось 60 лет.

К пятидесятилетнему юбилею  факультета в 2007 г. вышла книга автора настоящей статьи «50 лет на Вы с ядром U235», обобщающая опыт подготовки специалистов по ядерной энергетике в  «Дзержинке» - кузнице инженеров корабельной службы для атомного флота нашего Отечества. Процесс становления ядерной энергетики для оборонных целей СССР потребовал создания новых промышленных производств, проектных бюро, НИИ и КБ, кафедр в учебных заведениях, связанных с ядерной энергетикой.

Создание первой ядерной энергетической установки (ЯЭУ) для атомной подводной лодки было инициировано учеными и конструкторами, занятыми в реализации Атомного проекта. Общее руководство работами по Атомному проекту осуществлялось Специальным комитетом при Государственном Комитете Обороны СССР. Непосредственное руководство проектными организациями, НИИ, КБ, промышленными предприятиями, участвовавшими в проекте, возлагалось на  подчиненное Спецкомитету  Первое Главное управление (ПГУ) при СНК (СМ) СССР, образованное по постановлению ГКО от 20 .08.1945 г.

В марте 1947 г. на НТС ПГУ с участием И.В. Курчатова, Н.Н. Семенова, А.Л. Завенягина, В.А. Малышева и др. было принято решение  приступить к научно-исследовательским и подготовительным проектным работам по атомным энергосиловым установкам (АЭУ) применительно к кораблям, самолетам, электростанциям и пр. Научное руководство возлагалось на членов НТС И.В. Курчатова, А.И. Алиханова и Н.Н. Семенова.  В зарубежной печати уже сообщалось о начале таких работ в США, об организации в  1946 г. соответствующего научно-исследовательского управления. Это подстегнуло принятие решения о начале работ по созданию отечественных корабельных ЯЭУ.

Разработка проектов нескольких типов реакторов возлагалась на Лабораторию измерительных приборов (ЛИП) и Институт физических проблем АН СССР, «НИИхиммаш», с привлечением ОКБ "Гидропресс", ГСПИ-11, ОКБ-12, и др. С конца 1949 г. начала реализовываться идея сооружения опытной реакторной установки небольшой мощности, работающей совместно с паровой турбиной.

В 1950-1951 гг. в ИФП АН СССР под руководством А.П. Александрова выполняется работа по определению возможности (в первую очередь, по массогабаритным характеристикам) размещения ядерной установки на подводной лодке. По результатам предварительных проработок ЛИП АН СССР в ноябре 1952 г. было представлено техническое задание на энергоустановку с водо-водяным реактором.

Поисковые работы  по созданию ЯЭУ позволили поставить вопрос о начале проектирования атомной подводной лодки. В 1951 г. А.П. Александров и Н.А. Доллежаль направили соответствующее предложение высшему командованию ВМФ, которое не нашло поддержки. Ситуация коренным образом изменилась с приходом к руководству атомными делами страны заместителя председателя СМ СССР, Министра судостроительной промышленности В.А. Малышева. Повторное обращение И.В. Курчатова, А.П. Александрова и Н.А. Доллежаля к правительству в 1952 г. было поддержано В.А. Малышевым. 9.09.1952 г. за подписью И.В. Сталина вышло Постановление СМ СССР о проектировании и строительстве объекта № 627 – первой в СССР атомной подводной лодки.

 

СОВЕТ   МИНИСТРОВ  СССР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от.9 сентября 1952 г. №4098-1616

Москва,  Кремль

О проектировании и строительстве
объекта № 627

Совет Министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обязать Первое главное управление при Совете Министров СССР (тт.Ванникова, Завенягина, Курчатова) и Министерство судостроительной промышленности (тт. Малышева, Носенко, Чиликина):

а)         организовать научно-исследовательские и проектные работы по созданию об'екта № 627,  исходя из необходимости окончания сооружения этого об'екта в 1955 году…

Первая транспортная атомная энергетическая установка создавалась в сжатые сроки, при ограниченных общих знаниях в атомной энергетике и практически неизвестных ученым-атомщикам корабельных особенностях. Через пять лет, в апреле  1957 г. на Севмашпредприятии была спущена на воду первая советская атомная подводная лодка «К-3» проекта 627 (впоследствии "Ленинский Комсомол"). Главный конструктор проекта В.Н. Перегудов - руководитель СКБ-143 (теперь СПМБМ «Малахит»), научный руководитель - А.П. Александров.

На последующие годы приходится пик интенсивности строительства ПЛА. По праву это был «золотой период» атомного кораблестроения СССР. Военной доктриной страны была обоснована стратегическая целесообразность создания мощного ракетно-ядерного подводного флота для защиты советского государства.

Первая ядерная энергетическая установка типа ВМ-А (ППУ с ВВР) для ПЛА первого поколения пр. 627, 658, 659, 675 и их модификаций оказалась востребованной для более полусотни атомных подводных лодок, построенных (не без издержек) в разгар «холодной войны» в рекордно короткие сроки.

В первые годы, месяцы, дни  создания атомного подводного флота ВМФ столкнулся с кадровым голодом  в обеспечении экипажей специалистами, имеющими соответствующую подготовку по эксплуатации ЯЭУ. Параллельно со строительством опытной «К-3» началась переподготовка по ядерной энергетике специалистов разных специальностей для экипажей первых ПЛА на базе наземных прототипов корабельных ЯЭУ при Обнинской АЭС и в Учебном Центре ВМФ г. Обнинск.  3 мая 1957 г. Приказом ГК ВМФ было предписано начать подготовку с 1957-58 учебного года инженеров-механиков по специальным энергетическим установкам в Высшем Военно-морском инженерном училище им. Ф.Э. Дзержинского.

Главком ВМФ Адмирал Флота  Советского Союза С.Г. Горшков

В декабре 1957 г. директивой ГК ВМФ в училище им. Ф.Э. Дзержинского был образован "специальный" факультет,  на который летом  в строжайшей секретности был осуществлен отбор 60 курсантов-первокурсников в составе двух классов, частично из поступавших военнослужащих. Отбор производил лично, беседуя с каждым, начальник училища вице-адмирал Иван Григорьевич Миляшкин. Дальнейшую судьбу многих из них определил именно его выбор. Матрос Черноморского флота Н.Я. Щербина благодарен ему за это.

Начальник ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского вице-адмирал Иван Григорьевич Миляшкин

Во времена управления «Дзержинкой» И.Г. Миляшкиным в училище задолго до перестроек и реформ была создана атмосфера взаимного уважения и демократичности. Иван Григорьевич - выпускник училища 1931 г., подводную службу проходил на дизельных ПЛ, работал руководителем крупных судостроительных заводов в Николаеве и Ленинграде, заместителем министра судостроительной промышленности СССР, заместителем военно-морского министра по эксплуатации и судоремонту, что позволило ему провести качественный набор,  полагаясь на богатый служебный опыт.

На Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга, слева от памятника погибшим в авиакатастрофе тихоокеанцам, гранитная плита с барельефом вице-адмирала И.Г. Миляшкина (1904-1976). ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского он  руководил с 1953 по 1966 г. Восемь выпусков спецфака - 856 лейтенантов, которые практически все  попали в эпицентр атомной подводной эпопеи, прошли под его руководством.

Второй, третий и четвертый курсы факультета ЯЭУ были сформированы в эти же сроки путем перевода курсантов разных специальностей соответствующих курсов с других факультетов самой «Дзержинки», а также из СВВМИУ и  Лен. ВВМИУ (Пушкин). Курсанты от первого до четвертого курса факультета ЯЭУ и есть первый набор, завершивший учебу в пятилетку с 1957 по 1962 г., в период становления факультета ЯЭУ и его кафедр. Позднее, в 1959 г. первый набор факультета ЯЭУ был пополнен  курсантами третьего курса: класс паросиловиков из Ленинградского ВВМИУ (г. Пушкин) и второй класс электрики из «Дзержинки».

Перед "специальным" факультетом ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского командованием ВМФ была поставлена задача по ускоренной подготовке инженеров-механиков для обеспечения безаварийной эксплуатации корабельных ядерных энергетических установок ПЛА.

На фото представлены возмужавшие за четыре года учебы курсанты  первого набора 1957-1959 гг. после возвращения с практики на атомных подводных лодках  Западной Лицы  в первом объединении ПЛА ВМФ.  3 июля  1961 г.  на ПЛА «К-19» («Хиросима»), входящей в состав этого объединения, произошла тяжелая авария на ЯЭУ с облучением всего экипажа, летальным исходом нескольких его членов. Зная о трагичном событии из первых рук, не разочаровавшись в выбранном пути (а было от чего), осознавая потенциальную опасность предстоящей службы на ПЛА,  мои однокашники без разброда и шатания продолжили свою учебу на выпускном курсе.

На фотографии слева направо в первом ряду курсанты: Анатолий Ларионов, Семен Коган, Павел Спивак,Эдуард Юдовин, командир курсантской роты капитан 3 ранга Иван Иванович Завгородний. Валентин Лотков, Владимир Назаренко. Александр Скуркис,. Александр Бурдяшкин, Вячеслав Маркин,  Владимир Шитов. Во втором ряду: Геннадий Алмаев, Николай Щербина. Олег Есин, Евгений Кунделев.  Игорь Ферулев, Борис Осташев,  Владимир Мосолов, Виктор Топилин, Василий Голубев, Гарик Маркарян, Анатолий Кириенко, Виктор Губко, Валерий Шумаков, Вячеслав Рыцев, Юрий Ким. В тетьем ряду:Геннадий Преображенский. Анатолий Грауберг, Анатолий Позднышев, Михаил Костин, Виктор Коршунов, Геннадий Дмитриев, Вадим Мужецкий, Игорь Евсеенко, Виктор Наукраев, Олег Селичев, Генрих Иванов, Леонид Кудрявцев, Валерий Блажко, Вадим Захаренко, Рашид Сагитов, Валерий Коваленко, Евгений Воронов, Георгий Марченко. В четвертом ряду:Александр Тушавин, Герман Фатигаров, Альберт Невоструев,Сергей Недоспасов, Валентин Войцицкий, Николай Трифонов, Евгений Дукмасов, Владимир Цикунов, Леонид Складчиков, Олег Филин, Юрий Ферапонтов, Леонид Виноградов. Геннадий Сидоренков, Вадим Свириденко, Валерий Бабаков, Александр Козлов, Марат Васильев. В пятом сдвоенном ряду: Вячеслав Пустовалов, Валентин Бровко, Виктор Горишний, Фарих Гайнуллин,  Валерий Жаворонков, Константин Трунов, Сергей Бурков, Владимир Анохин, Вячеслав Парфенов,  Петр Найдюк,  Олег Гронский, Виктор Митрофанов, Александр Федоров, Вадим Фридман, Юрий Ощепков, Анатолий Мазырко,  Михаил Комяк. Вадим Гальцев. Юрий Любас, Герман Иванов, Владимир Набатчиков, Юрий Любас, Анатолий Сколабан, Всеволод Стрижов. В шестом ряду: Дмитрий Панарин, Владимир Аносов, Владимир Степешкин, Анисимов, Александр Козадаев, Владимир Панчайкин. На фотографировании отсутствовали курсанты: Валерий Горин. Леонид Кухтиков, Анатолий Ласточкин, Юрий Вилковиц,  Иван Воронцов, Валерий Кашин. Борис Костров, Иван Рогов, Леонид Романов. Валентин Алексеев, Вячеслав Корчагин и Анатолий Кузнецов.

 

От выпуска к выпуску

Первый выпуск факультета ЯЭУ, состоявшийся 1 ноября 1958 г., был сформирован из курсантов СВВМИУ, переведенных в «Дзержинку» в июне 1958 г. Для завершения написания дипломов прибыло 106 пятикурсников, которые и открыли атомную подводную эпопею «Дзержинки».  Организатор встреч этого выпуска капитан 1 ранга Геннадий Дорофеевич  Минченко (командир БЧ-5 ДПЛ «Б-64», которую не смогли принудить к всплытию в надводное положение во время Карибского кризиса) рассказал: «после выпуска почти всех лейтенантов направили в распоряжение управления кадров флотов, т. к. атомные подводные лодки СССР только начинали строиться. Многие выпускники несколько месяцев проходили службу на ДПЛ, а затем ими заполнили вакантные должности  командиров групп дистанционного управления в дивизионах движения БЧ-5 ПЛА «К-45», «К-59» (ТОФ),  «К-55» и «К-21» (СФ). На каждую из них пришлось более 10 однокашников (8 - КГДУ и 2-3 турбиниста).  Еще 15 выпускников назначили в разные экипажи ПЛА поштучно.

Таким образом, из 106 курсантов-выпускников 59 человек сразу пошли служить на ПЛА. Еще 25 человек остались  на дизельных ПЛ, но впоследствии многие из них  были назначены в экипажи атомоходов. По итогам службы на ПЛА и ДПЛ  выпускники первого выпуска занимали 15 должностей командиров БЧ-5 на ПЛА и 25 - на ДПЛ. Более 50 выпускников стали капитанами 1 ранга.

Наибольших успехов в службе достигли однокашники: А.Ф. Есин, О.Л. Иванов,  Б.А. Калистратов, Е.С.  Нагнибеда,  Ю.С. Туртанов, А.А. Усачев, Б.В.Чепкасов, А.И.Четвериков, В.М. Шигин, В.И.  Широбоков, став начальниками ЭМС  соединений ПЛ различных флотов;  Ю.В. Козлов, Г.Д. Минченко, В.З. Голуб, - директора заводов ГУ СРЗ ВМФ, А.Ф. Скворцов - главный  инженер;  В.Э. Козерог, Г.Я. Федотов - уполномоченные и районные инженеры военных представительств на предприятиях промышленности; С.С. Защеринский - представитель ГТУ ВМФ  на  предприятиях  ВМФ  и  промышленности;  В.Г. Тур, И.М. Серлин, Б.С. Томский,  В.А. Бочарников, В.Ф. Додонов, В.Г. Маркаров, Н.Е. Бабушкин, Н.И. Капишников, В.Б. Станкевич - ответственные работники центральных учреждений Минобороны и ВМФ;  Ю.Г. Глебов, Н.П. Куц, А.П. Нестеров, Л.В. Руденко - главные инженеры, руководители циклов в учебных центрах ВМФ; Р.И.Калинин, Г.А. Слепцов - доктора наук, профессоры.

Автору статьи в 1969 г. пришлось сменять выпускника 1958 г. капитана 3 ранга В.И. Москвина в должности командира дивизиона БЧ-5 ПЛА «К-38», а в 1971 г. - капитана 2 ранга В.Ф. Додонова на должности командира БЧ-5 ПЛА «К-147».

Уроки трагедии

В 1959 г. выпуска  курсантов спецфака в «Дзержинке» не было. Рассказывает капитан 1 ранга Юрий Никандрович Некрасов,  курсант-паросиловик, переведенный с Лен. ВВМИУ в состав спецфака в 1958 г.: «мой выпуск планировался на 1959 г. Однако  было принято решение продлить срок обучения пятого  курса  на  полгода  с целью прохождения преддипломной стажировки на ПЛА и на Северном  машиностроительном  предприятии,  где  строились  атомные  подводные  лодки.  

В январе 1960 г. дипломные проекты были успешно защищены, а 5 февраля  72 выпускника получили диплом инженера и назначения на ПЛА,  заложенных  на  верфях  или уже принятых в состав флота. Ваш покорный слуга, С. В. Варварин и А. Н. Полторак  были  направлены  без  отпуска на ПЛА  «К-3», которая готовилась в 1961 г. совершить подледный поход на Северный полюс. Офицерский коллектив корабля был доброжелателен. В тот период многие офицеры БЧ-5 из состава первого экипажа вместе с командиром, Героем Советского Союза Н.Г. Осипенко ушли с корабля. Происходила плановая замена экипажа.  На  корабле  проводилась  модернизация ЯЭУ. Работы велись интенсивно, т. к. на лето 1961 г. был запланирован поход к Северному полюсу.

Через месяц мы сдали зачеты по устройству корабля и организации службы. В кают-компании собрались все офицеры  БЧ-5,  отработанные  на  первой АЭС СССР и имевшие опыт эксплуатации установки в период швартовых, ходовых испытаний корабля, участники его первых походов. Зачет проводился в течение трех дней с утра и до ужина. Вопросы были основательные и требовали хорошей теоретической  и  практической  подготовки.   Нам, свежим выпускникам,  было  предложено прочитать цикл лекций для офицерского состава по теории ядерных реакторов и паровых турбин, которые мы недавно усвоили в училище.

Мой однокашник Станислав Владимирович Варварин, питомец паросилового и  специального  факультетов ВВМИОЛУ  им.  Ф.Э.  Дзержинского, служил командиром турбинной группы на «К-3». После похода на Северный полюс ушел в адъюнктуру  ВВМИОЛУ,  защитил  кандидатскую  диссертацию. Разработал теоретические основы  и  развил  прикладные  аспекты  волновых  движителей и насосов. Последняя его разработка была предназначена для использования в качестве движителя бесшумного хода стратегических подводных лодок.

Летом 1961 г. экипаж пополнился выпускниками спецфака 1960 г. (осенний выпуск) ст. лейтенантами С.В. Румянцевым (командир группы дистанционного управления) и Ю. Н. Калуцким (командир турбинной группы). Они стали участниками первого похода советской ПЛА  к  Северному  полюсу. После завершения похода на корабль были назначены  два выпускника факультета ЯЭУ 1962 г. лейтенанты Г.А. Иванов и А.С. Кузнецов. Более десяти лет они отдали службе на «К-3». Были участниками и активными ликвидаторами последствий крупного пожара, произошедшего 8 сентября 1967 г. в носовых отсеках ПЛА. Г. А. Иванов после службы в ВП МО долгое время работал заместителем руководителя Комитета ветеранов подразделений особого риска. В этом качестве знаком практически всем участникам радиационных аварий на атомных подводных лодках ВМФ.  Другой сослуживец А.С. Кузнецов после демобилизации долгое время работал на Ленинградской АЭС в качестве оператора, начальника смены.

Тогда в сентябре 1967 г. вместе со всем экипажем пережил трагедию, унесшую молодые жизни тридцати девяти боевых товарищей. Об этой трагедии известно мало, а отдельные публикации необъективны  и тенденциозны. Подводная лодка возвращалась из похода в Средиземное море. Пятьдесят шестые сутки похода. На вахте – вторая боевая смена. Закончена зарядка и вентилирование по замкнутому циклу аккумуляторной батареи. Согласно инструкции в 01.00 по приказанию вахтенного офицера были открыты и закрыты гидравликой клапаны вентиляции и аварийные захлопки. После этого из первого отсека поступил доклад о пожаре и сильном задымлении кормовой части первого отсека. После объявления аварийной тревоги из второго отсека в центральный пост прибыли командир корабля капитан 2 ранга Ю.В. Степанов, заместитель  командира  по  политчасти  капитан 2 ранга Д.А. Жиляев, командир БЧ-5 капитан 2 ранга В.В. Зайцев и командир БЧ-4 – РТС капитан 3 ранга Андрианов. Остальные офицеры и личный состав, расписанные по готовности №1, в отсек не прибыли.

Через 5 минут из первого отсека поступил доклад командира БЧ-3 Л.А. Коморкина: «Весь трюм в огне. Больше не могу…». После этого громкоговорящая и телефонная связь на корабле прекратилась и в дальнейшем в кормовые отсеки (с 4 по 9-й) не поступала никакая информация об обстановке.  

Заместитель командира по политчасти Д.А. Жиляев не покинул ЦП до тех пор, пока чудом не связался по телефону с пультом управления ГЭУ и передал приказание: «Командиру  дивизиона движения, то бишь мне,  принять соответствующие меры по борьбе за живучесть. Спасайте центральный пост!». После этого связь окончательно прервалась…

Было принято решение, прежде всего, локализовать аварию и не допустить распространения пожара и его продуктов в кормовые отсеки. В связи с тем, что подводная лодка совершала неуправляемую циркуляцию, управление вертикальным рулем было переведено в 9-й отсек и задан курс «0». Личный состав 4-го отсека включен в изолирующие  дыхательные  аппараты,  развернуты пожарные рукава и шланги системы пожаротушения ВПЛ.

В ЦП при постоянном поддуве воздуха в 4-й отсек направлена разведывательная партия, и подготовлены дизеля для вентилирования в случае необходимости 3-го отсека. Доклад командира 4-го отсека звучал так:  «Рубочный люк отдраен. На мостике командир в бессознательном состоянии и зам. командира по политчасти. Пожара в отсеке нет, однако он сильно задымлен и завален телами потерявших сознание людей. Борьбой за живучесть руководит командир БЧ-5 Виталий Зайцев, находящийся в полубессознательном состоянии».

После уяснения обстановки пущены дизели на вентилирование 3-го отсека, оказана первая медицинская помощь пострадавшим и они эвакуированы на мостик. Обстановка в отсеке быстро нормализовалась, командир корабля принял командование кораблем.

В первом и втором отсеках погибли 39 человек, в том числе: старший помощник командира, начальник химслужбы, командир дивизиона живучести, командир БЧ-3, командир группы дистанционного управления и электронавигационной группы, большая часть личного состава команд торпедистов, трюмных и др. подразделений корабля. Носовые отсеки обесточены, АБ отключена, ГЭУ лишена резервных источников электропитания. В центральном посту получили тяжелые отравления продуктами горения пластиковых материалов и угарным газом 13 человек. Все три вахтенных офицера вышли из строя, погиб один вахтенный инженер-механик и командир группы дистанционного управления.  Не в строю штурман и командир БЧ-4 – РТС.    

В создавшихся условиях была введена двухсменная вахта на боевых постах. На ПУ ГЭУ вахта неслась по скользящему графику. Под прикрытием авиации и отряда боевых кораблей КСФ подводная лодка, потеряв треть экипажа, без смены и его пополнения, своим ходом вернулась в основной пункт базирования.

После возвращения в базу и осмотра аварийных отсеков было установлено, что причиной пожара стал распыл под давлением 100 атмосфер веретенного масла системы гидравлики через поставленную с перекосом красномедную прокладку системы. Вследствие разрушения плафона нормального освещения в районе распыла масла произошло возгорание факела, одежды спящих людей. Огонь распространился во второй отсек, а находящийся в отсеках личный состав погиб практически мгновенно от отравления угарным газом.

После возвращения в базу корабль был принят резервным  экипажем,  отбуксирован  в  Северодвинск и через два месяца восстановлен на СМП. В декабре корабль был принят родным экипажем и зимой следующего года начал плановую отработку в полигоне боевой подготовки.

Участниками этих трагических событий стали и выпускники разных лет спецфака. Это командиры группы дистанционного управления капитаны-лейтенанты Г.А. Иванов, А.С. Кузнецов, В. Лутонин, Г.Ш. Девликамов,  В. Шебаршов и др.

После ухода в Военно-морскую академию капитана 2 ранга В. В. Зайцева я принял дела командира БЧ-5 и оставил «К-3» в 1970 г. в связи с  поступлением в ВМА. 

На других ПЛА служили многие мои  однокурсники, среди них Владимир  Стефанович  Артеменков  после выпуска  служил на опытной подводной лодке «К-27» (ЯЭУ с ЖМТ).  В тяжелой радиационной аварии на данной ПЛА в 1968 г. вместе со всем экипажем получил  приличную  дозу облучения. С должности командира дивизиона  движения  поступил  в  ВМА, которую блестяще закончил, успешно защитил кандидатскую диссертацию, учил других. Павел  Матвеевич  Дорожинский  –  служил на втором корпусе ПЛА пр. 627а от командира группы до командира БЧ-5. В 1969 г. поступил в Академию, после окончания которой был назначен начальником ЭМС бригады строящихся кораблей в Ленинграде.

Анатолий Митрофанович Красножен – круглый сирота, воспитанник детдома. Окончил школу с золотой медалью и поступил вне конкурса на дизельный факультет Лен. ВВМИУ. Начинал службу  на  ПЛА  «К-27»  пр. 645. Затем проходил службу  командиром  дивизиона  живучести  на подлодке с ВВР. Закончил службу в должности командира технического экипажа ПЛА пр. 705 (ЯЭУ с ЖМТ).  

Юрий Иванович Кузякин – служил на ракетной подводной лодке первого поколения, прошел тернистый путь от командира группы до командира БЧ-5. После обучения в ВМА был назначен на должность заместителя начальника ЭМС дивизии ПЛА второго поколения КТОФ, а затем - заместителя командира дивизии – начальника ЭМС. Исполняя ответственную должность, сумел написать и успешно защитить кандидатскую диссертацию.

О непересекающихся мирах

Существует флотская байка, подтверждающаяся порой действительностью. Старший начальник, отправляя подводников в плавание, напутствует: «Вам то что, вы утонете, а нам тут выговор будет». Бывало - тонут…

Братская могила в долине реки Малая Лица в сентябре 1967 г. приняла в свои цепкие объятия на века 39 подводников ПЛА «К-3». Руководством ВМФ  никак не были отмечены ни оставшиеся в живых, ни мертвые. Обиделись, наверное, что это некстати накануне 50-летия Октябрьской революции. Время было такое. Все скрылось под покровом ведомственной тайны.

В мировой практике подводников-атомщиков это был единственный случай, когда при потере трети экипажа силами оставшихся в живых ПЛА возвратилась в базу своим ходом. Командир дивизии Герой Советского Союза контр-адмирал Николай Константинович Игнатов «оказался» в этой трагедии крайним, был передвинут по службе с понижением, чтоб другим было неповадно гореть или тонуть.

Месяц  спустя после флотской трагедии 28 октября 1967 г. к этой самой дате Главкому ВМФ было присвоено звание Адмирал флота Советского Союза. И говорят, что у нас человеческая жизнь чего то стоит… Не пересекающиеся миры…

Спустя 47 лет уже в  ХХI  в.  общественностью было возбуждено ходатайство о награждении членов экипажа ПЛА «К-3», погибших при исполнении воинского долга. Длительная переписка наконец-то завершилась в 2014 г. Указом Президента РФ 39 погибших подводников удостоены Ордена Мужества посмертно. Ордена вручены семьям погибших. Вот такая долго затянувшаяся  и наконец-то наступившая справедливость.

От курса к курсу первого набора

Следующий выпуск факультета лета и осени 1960 г. в кратком комментарии его выпускников капитанов 1 ранга в отставке Эмиля Филипповича Жаркого и к.т.н. Юрия Федоровича  Плигина:  «формирование курса в составе трех классов проведено в 1958 г. на базе: СВВМИУ – 28 курсантов; кораблестроительного факультета ВВМИОЛУ – 24 курсанта;  паросилового факультета  Лен. ВВМИУ – 20 курсантов – класс «физиков».

Выпуск  проводился в два приема: август и октябрь 1960 г. – по мере готовности новых ПЛА и   потребности в офицерах. Основная часть выпускников была распределена на ПЛА ВМФ,  часть - на базы перезарядки, порядка 10 человек попали в ракетные подразделения Советской Армии (РВСН). К 1980 г. практически все оказались на берегу: служба в управлениях и учреждениях  ВМФ и на преподавательской работе.

Об успехах по службе  имеются далеко не полные данные: Д.М. Алпатов - вице-адмирал, к.т.н., заместитель начальника  ГТУ ВМФ, С.Н. Краснов  - контр-адмирал, к.т.н., начальник 6 управления МО, Г.М.Мироненко - контр-адмирал,  д.в.н., профессор, начальник ВВМИОЛУ,  В.Г. Давидов – капитан 1 ранга, зам. начальника СВВМИУ, Ю.Д. Макаренко -  капитан 1 ранга, к.т.н., специалист по транспортным ЯЭУ  для спутников,  Э.С. Хрюкин (Гамов) и В.Н. Солодовников - к.т.н.,  капитаны 1 ранга, сотрудники 1-го ЦНИИ МО, В.И. Сокольский - капитан 1 ранга, сотрудник ГУК ВМФ, Н.Г. Шипилов, Н.А. Ткачев и А.Я. Абашеев - капитаны 1 ранга, преподаватели УЦ ВМФ г. Обнинск и Палдиски, Э.Ф. Жаркой – капитан 1 ранга, зам. начальника УЦ ВМФ (г. Палдиски), Ю.В. Попов – командир БЧ-5 РПКСН пр. 667,  офицер ГТУ ВМФ, Г.А. Алексеев, В.И. Губанов, Б.Т. Джумагалиев – капитаны 2 ранга,  служба в военной приемке.

Лейтенант Борис Александрович Корчилов мужественно действовал при тяжелой аварии ЯЭУ 3 июля 1961 г. на ракетоносце «К-19» пр. 658 (прозванном «Хиросимой»). Погиб от облучения в аварийном отсеке, посмертно за героизм и мужество при исполнении служебного долга награжден Орденом Ленина.

Выпускник второго класса 1960 г. В.Е Гудилин служил на ПЛА Северного флота, после чего был переведен по службе в космические войска, где стал генерал-майором авиации, д.т.н.  Б.Г. Константинов служил на ПЛА «К-8» – капитан 1 ранга, д.т.н., профессор, начальник управления 1-го ЦНИИ МО.

Капитаны 1 ранга А.В. Нефедович, д.т.н, Г.А. Загоскин, А.В. Сафронов, Ю.Ф. Плигин, - к.т.н., служили на ПЛА СФ и ТОФ, ведущие специалисты 1-го ЦНИИ МО.

Капитан 1 ранга О.А Спиридонов дважды участвовал в переходах ПЛА с Севера на Дальний Восток - один раз трансарктическим маршрутом, другой - по Южному маршруту, к.т.н., длительное время сотрудник 1-го ЦНИИ МО.  А.Г. Лихоманов. – капитан 1 ранга, командир БЧ-5 ПЛАРК пр. 675, офицер управления АСС ВМФ. В.И. Кадилин – капитан 2 ранга, военпред, П.И. Смирнов – капитан 2 ранга, ведущий специалист в  СПМБМ «Малахит».

В.И. Скрипкин  - капитан 2 ранга, командир БЧ-5 ПЛАРК пр. 675,  Ю.П. Филин – капитан 2 ранга, находился на борту РПЛА «К-19» в качестве дублера КГДУ, подвергся радиационному облучению,  позже - сотрудник института  им. И.В. Курчатова.

Выпускники класса «физиков» 1960 г. оказались востребованы береговыми техническими базами,  многие  в первичных должностях службу проходили на ПЛА.

В.М. Паньков, завершивший учебу в училище с золотой медалью, стал капитаном 1 ранга, к.т.н., В.Ф. Ковалев – капитан 1 ранга, к.т.н., Г.И. Шевченко – капитан 1 ранга, все трое ныне сотрудники НИКИЭТ им. Н. А. Доллежаля. В.И. Иванов – капитан 1 ранга, преподаватель ВВМИОЛУ, И.И. Оленев – капитан 1 ранга, преподаватель в УЦ ВМФ (Сосновый Бор).  А.С. Ловянников - капитан 2 ранга, преподаватель в УЦ ВМФ (Палдиски). А.А Жданов - капитан 1 ранга, начальник отдела ГУК ВМФ.

На головных и опытных ПЛА, ПЛАРК и РПКСН проходили службу выпускники Ю. Калуцкий, С Румянцев (пр. 627а), С. Придатко и В. Придатко  (пр. 645), Б. Корчилов, Ю. Филин (пр. 658), Н. Шипилов (пр. 661), Э. Гамов, В. Пузанов (пр. 675), Ю. Плигин (пр.667а), В.Солодовников (пр. 667ам).

После накопления опыта службы на ПЛА принимали непосредственное участие в создании ПЛА второго и третьего поколений Ю. Плигин, Б. Константинов, Г. Загоскин, В. Солодовников. Э. Гамов, А. Нефедович и др.

Юрий Плигин был также главным наблюдающим ВМФ за проектированием и строительством ракетоносцев третьего и четвертого поколений.

Не упомянутые здесь остальные выпускники  также честно служили. Локтями не толкались, за спины подчиненных не прятались, ответственности не боялись – они из выпуска 1960 г.,  благородные офицеры флота России. Жили, служили, сочиняли песни, работали, растили детей, укрепляли оборону Отечества, пили и пели…».                

О выпускниках 1961 г. рассказывает Евгений Николаевич Никулин - «золотомедалист», капитан I ранга, к.т.н.: «из сборной команды бывших первокурсников паросилового и кораблестроительного факультетов ВВМИОЛУ им. Дзержинского, разных факультетов Севастопольского и Пушкинского инженерных училищ, оказавшихся в 1957 г. на втором курсе вновь образованного спецфакультета, до офицерских чинов добрались 66 человек. Из них до права на военную пенсию дослужили 54 выпускника. Практически весь выпуск был распределен на ПЛА 1-го поколения, единицы - на ДПЛ и в судоремонт. До должности командира БЧ-5 на ПЛА дослужились 15 человек, на ДПЛ - два офицера. Двадцать моих однокашников завершили службу в ВМФ капитанами 1-го ранга. До адмиральских чинов не дослужился никто. С орденами тоже не густо: капитан 1 ранга И. Д. Петров - Герой Советского Союза, Орден Красного Знамени присужден капитану 1 ранга Шота Данелия, Е. Никулин и  В. Боднарчук - кавалеры Ордена Мужества, как ветераны подразделений особого риска. В море никто не погиб, равно как никто не стал виновником гибели других из-за ненадлежащего выполнения своих обязанностей. То есть весь выпуск на подводных лодках проявил себя настоящими профессионалами.   На  научном поприще отличились два кандидата наук капитаны 1 ранга В. Фешков и  Е. Никулин.

Выпускники 1962 года

За пять лет к концу 1962 г. промышленность поставила ВМФ 27 атомных подводных лодок первого поколения пр. 627, 627А, 658 и 659 с ЯЭУ типа ВМ-А по две в каждом корпусе ПЛА. В  два следующих года планировалось пополнение ВМФ по 8 ПЛА в год.  Специалисты по ЯЭУ были востребованы не только в порядке ротации на существующих ПЛА, но и в перспективе на строящиеся ПЛА первого, а также второго поколения ПЛА пр. 670, 671, 667А, 705, 705К, на опытные ПЛА пр. 645 (ЯЭУ с ЖМТ) и ПЛА пр. 661 (ЯЭУ с ВВР).

О своем классе

Старший сержант группы Советских войск в Германии Гена Алмаев в идеально подогнанной  армейской форме прибыл в училище после трех лет срочной службы. Учился старательно, посапывая над учебниками, дисциплины давались не просто. После окончания училища по распределению попал на ТОФ. Лет через восемь мы с ним встретились в Северодвинске, где он в должности командира дивизиона живучести принимал РПКСН (командир БЧ-5 Салим-Заде). Затем был гарнизон Гаджиево, бесконечные плавания. Не помню, в каком году, его «наплаванность» за год составила более 260 суток.  Дальнейшая служба капитана 2 ранга Алмаева проходила в военной приемке предприятий городов Горького и Волгограда.

Сергей Бурков поступал сразу после десятилетки. Учился прилично. Был распределен на плавмастерскую №6 в Западной Лице, единственное судоремонтное средство обеспечения тех лет в месте базирования ПЛА. Был главным инженером филиала завода по линии ГУ СРЗ ВМФ, а затем  служил в военной приемке Кировского завода, капитан 2 ранга.

Наибольшие перспективы в службе предполагались у энергичного, коммуникабельного Марата Васильева, лидера по природе, поступившего в училище из военнослужащих. Ему довелось много поплавать в корабельных инженерных должностях на ТОФе и на Севере, а вот с продвижением по службе не совсем повезло.  Он «сошел» с круга помощником начальника ЭМС дивизии, капитаном 2 ранга, и как мне кажется, очень переживал, что его потенциал остался не до конца раскрытым и использованным в ВМФ.

Весьма способным курсантом показал себя Фарих Гайнуллин. Я его встретил в октябре-ноябре 1967 г. в Северодвинске, куда он прибыл на ПЛА «К-3» после трагедии, произошедшей на ней на боевой службе в сентябре 1967 г., в результате  которой погибло 39 подводников. Подробности трагедии, рассказанные им при встрече, не для  слабонервных. Могу лишь предполагать, что это обстоятельство сказалось на его морально-психологическом состоянии и послужило причиной слишком раннего ухода со службы капитаном 3 ранга с  должности командира дивизиона ПЛА. 

Валерий Горин с момента выпуска ни на одной из встреч, проводившихся раз в пять лет,  не появился. По некоторым сведениям службу он проходил на ДПЛ. Анатолий Грауберг - шахматист и сочинитель музыки, офицером сменил инженерное дело на политработу сначала на ДПЛ, а затем в руководящих органах политуправления Черноморского флота. Также на ДПЛ служили  Борис Осташев и Павел Спивак, капитаны 2 ранга, первый завершал службу в ВП МО на «Арсенале», второй - дивизионным инженером-механиком в Одессе.

Троица друзей, сидевших за одной партой: Анатолий Ласточкин, Валерий Шумаков и Олег Гронский - стали капитанами 1 ранга, Анатолий - кандидат технических наук в ВВМИУ им. Ф.Э.Дзержинского, Валерий - преподаватель УЦ ВМФ г. Палдиски и Соснового Бора, Олег – заместитель командира дивизии по ЭМЧ на Камчатке,  впоследствии начальник кафедры в СВВМИУ.

Выше всех из первого класса выпуска «поднялся» по службе Олег Есин. После перехода с Севера на Камчатку на ПЛА «К-14» служба у него пошла  по восходящей: командир дивизиона БЧ-5, помощник начальника ЭМС дивизии, офицер и начальник отдела эксплуатации ПЛА ТУ ТОФ.  Николай Захарович Бисовка способствовал назначению Олега на должность заместителя командующего по ЭМЧ во вновь образованной Приморской флотилии ПЛА ТОФ.  Авария на одной из ПЛА флотилии резко изменила траекторию перемещения по службе. Какое-то время он продолжал службу в должности заместителя начальника УЦ ВМФ на Востоке, а затем перевелся в г. Сосны под Минском.

Капитан 1 ранга, к.т.н. Валерий Жаворонков, капитаны 2 ранга Альберт Невоструев, Петр Найдюк, Вячеслав Рыцев, Владимир Панчайкин, обретя опыт службы на разных должностях  на ПЛА ВМФ, дальнейшую службу продолжали  в 1-м ЦНИИ МО. Капитаны 2 ранга Михаил Костин и Леонид Кухтиков за многие годы на встречах так и не появились, Евгений Кунделев, Дмитрий Панарин, Юра Любас, Анатолий Позднышев свою службу «до упора» завершили в должностях командиров БЧ-5 РПКСН и ПЛАРК. Правда, Юра Любас еще какое-то время преподавал в ВВМУРЭ им. Попова.

Служба «вдалеке от больших дорог» проходила у капитана 3 ранга Сергея Недоспасова - докмейстера, капитан–лейтенанта Вячеслава Пустовалова - судоремонтника, капитана 2 ранга Константина Трунова.

Герман Фатигаров после похода на Северный полюс на «К-181» в 1963 г. вместе с орденом Красного Знамени получил «путевку» в Академию Советской Армии. Службу завершил в звании контр-адмирала.

Двадцать восьмым по списку класса ваш покорный слуга капитан 1 ранга Николай Щербина, командир  БЧ-5 ПЛА, дивизионный инженер-механик, заместитель начальника ЭМС флотилии, начальник кафедры ВВМИУ, д.т.н.

Второй класс первого набора

Капитанами 1 ранга  стали: Виктор Горишний (КГДУ ПЛАРК СФ, преподаватель института, заведующий кафедрой Политехнического института в г. Горький), Евгений Дукмасов (командир БЧ-5 РПКСН, заместитель командира дивизии по ЭМЧ-НЭМС, заместитель начальника ЭМС флотилии СФ, начальник цикла УЦ ВМФ),  Олег Селичев (КГДУ ПЛА «К-21», командир дивизиона БЧ-5 СФ, преподаватель УЦ ВМФ).

Капитаны 2 ранга: Владимир Анохин (КГДУ ПЛА «К-38», командир БЧ-5 ПЛА «К-53» пр. 671 СФ, сотрудник   40-го  ЦНИИ МО), Игорь Евсеенко, Александр Тушавин   (офицеры СРЗ ВМФ), Виктор Митрофанов (командир БЧ-5 ПЛАРК СФ, помощник начальника ЭМС дивизии по живучести, ВП МО), Вадим Мужецкий (КГДУ РПКСН СФ, преподаватель УЦ ВМФ), Владимир Набатчиков (КГДУ ПЛАРК СФ, помощник  начальника ЭМС дивизии по КИП, ВП МО), Виктор Наукраев (командир БЧ-5 ПЛАРК СФ), Вячеслав Парфенов (командир БЧ-5 ПЛА, помощник начальника ЭМС флотилии по живучести ТОФ), Владимир Цикунов (КГДУ ПЛА СФ, ВП МО), Олег Филин (командир БЧ-5 ДПЛ СФ, преподаватель УЦ ВМФ).

Капитаны 3 ранга: Владимир Аносов, Виктор Коршунов, Владимир Степешкин (КГДУ ПЛА СФ, ВП МО), Валентин Войцицкий (КГДУ ПЛА, офицер ГУ СРЗ),  Михаил Комяк (КГДУ ПЛАРК «К-43» пр. 670 СФ,  командир роты ВВМИУ),  Игорь Ферулев (командир дивизиона  БЧ-5 ПЛА СФ), Вадим Фридман (командир БЧ-5 ПЛА «Ленинский комсомол» СФ). Капитан-лейтенант Александр Козлов (КГДУ ПЛА СФ, ВП МО).

Третий класс из Лен. ВВМИУ начал подготовку в составе спецфака с третьего курса учебы. В  сентябре 1974 г. автору этих строк посчастливилось совершить переход с Севера на Камчатку подо льдами Арктики на одновальной ПЛА «К-454» пр. 671 в ранге флагманского инженера-механика походного штаба 3-й дивизии. На пирсе на Камчатке первый, кто попал в поле моего зрения, был Виктор Топилин. Мы тепло встретились с ним - через двенадцать лет после выпуска. Первая его фраза помнится до сих пор:  «Завтра ухожу в  11-ю автономку». Хорошо и много он поплавал, и по делам его должности и звания: вице-адмирал Виктор Топилин - командир БЧ-5 РПКСН ТОФ, ЗКД по ЭМЧ-НЭМС дивизии, заместитель начальника ЭМС флотилии ТОФ, главный механик ВМФ, заместитель командующего флотилии по ЭМЧ–НЭМС СФ, начальник ГТУ ВМФ.

Капитаны 1 ранга: Иван Воронцов (командир БЧ-5 ПЛАРК СФ, командир технического экипажа ПЛАРК «Гранит»),  Василий Голубев (командир БЧ-5 ПЛА ТОФ, преподаватель ВВМИУ, начальник факультета ЯЭУ ВВМИУ), Вадим Захаренко (КГДУ ПЛА СФ, командир технического экипажа ПЛА пр. 705,  руководитель приемки ВП МО в ОКБМ), Генрих Иванов (командир БЧ-5 ПЛА, ЗКД по ЭМЧ-НЭМС дивизии  ТОФ), Валерий Кашин (командир дивизиона БЧ-5 ПЛАРК СФ, помощник начальника ЭМС флотилии по автоматике и водоподготовке, офицер Генштаба), Леонид Кудрявцев (командир дивизиона БЧ-5 ПЛА «К-14» СФ-ТОФ, офицер ЦУ ВМФ), Вячеслав Маркин (командир БЧ-5 ПЛА ТОФ, заместитель начальника ЭМС флотилии по ЯЭУ в Приморье),  Георгий Марченко (командир БЧ-5 РПКСН СФ, преподаватель ЛКИ), Юрий Ощепков (командир БЧ-5 РПКСН ТОФ, преподаватель СВВМИУ), Иван Рогов (КГДУ ПЛА, ВП МО).

Капитаны 2 ранга: Валерий Блажко, Леонид Романов, Рашид Сагитов, Владислав Свириденко (КГДУ ПЛА СФ и ТОФ, ВП МО),  Александр Бурдяшкин (ПЛА «К-50» СФ, офицер ГТУ ВМФ), Борис Костров (КГДУ ПЛА СФ, сотрудник ЦНИИ МО), Владимир Мосолов (командир БЧ-5 ПЛАРК СФ).

Капитаны 3 ранга: Юрий Вилковец (КГДУ ПЛА ТОФ, ВП МО), Алексей Виноградов (КГДУ ПЛА СФ, офицер БТБ). Капитан-лейтенант Анатолий Кузнецов (КГДУ ПЛА «К-3» СФ). Лейтенант Юрий Ферапонтов (КГДУ РПКСН СФ).

Коваленко Валерий*, Стрижов Всеволод*.* Выпускники, судьба которых автору неизвестна

Четвертый класс (из электриков «Дзержинки»)

Капитаны 1 ранга: Вадим Гальцев (КГДУ ПЛА, командир дивизиона БЧ-5 ПЛАРК СФ, преподаватель УЦ ВМФ), Геннадий Дмитриев (КГДУ РПКСН, преподаватель ВВМУ, ВМА), Семен Коган (командир дивизиона ПЛА «К-3» СФ, начальник цикла УЦ ВМФ), Вячеслав Корчагин (командир БЧ-5 ПЛА «К-462» СФ, зам. начальника ЭМС дивизии, офицер ГИУ ГКС), Юрий Усов (командир БЧ-5 ПЛА «К-14» ТОФ, преподаватель ВВМИУ).

Капитаны 2 ранга: Валентин Алексеев,  Валерий Бабаков, Герман Иванов. Анатолий Скалабан (КГДУ ПЛА, ВП МО), Валентин Бровко,  Евгений Воронов, Юрий Ким (командиры БЧ-5 ПЛА СФ и ТОФ), Виктор Губко (КГДУ РПКСН, помощник начальника ЭМС флотилии СФ, ЦНИИ МО), Валентин Лотков (КГДУ ПЛА «К-38» СФ, преподаватель военной кафедры), Владимир Назаренко (командир дивизиона БЧ-5 РПКСН, преподаватель УЦ ВМФ), Геннадий Сидоренко (КГДУ ПЛА, преподаватель УЦ ВМФ).

Капитаны 3 ранга: Анатолий Кириенко, Анатолий Ларионов, Александр Скуркис, Эдуард Юдовин (КГДУ ПЛА «К-38», «К-21» СФ, ВП МО), Александр Федоров (командир дивизиона  БЧ-5 ПЛАРК «К-131» СФ). Старший лейтенант Шитов Владимир, КГДУ ПЛА «К-3 СФ», Геннадий Преображенский, инженер-механик (ЦНИИ им. ак. Крылова).       

Выпуск первого набора в количестве 96 человек  был осуществлен в 1962 г. начальником факультета,  в прошлом - командиром БЧ-5  ПЛ «К-21» военных лет капитаном 1 ранга Владимиром Юльевичем Браманом и замечательным курсантским воспитателем, командиром роты капитаном 3 ранга Львом Дмитриевичем Ермолаевым.

На фото капитан 3 ранга Л.Д. Ермолаев, который осуществил три выпуска курсантов спецфака от первого до 5 курса в 1962, 1967 и 1972 гг. Таких преданных своему делу в истории училища больше не было.

К встрече выпускников 1962 г. в 1997 г., когда все уже завершили службу в ВМФ, автор статьи написал следующее стихотворение:

Пленил нас, юных, Ленинград

Красой мостов, домов, оград,

Прохладой парков, залами музеев,

Нас,  превратив на время в ротозеев!

Я ротозействовать был рад.

Спасибо, дорогой мой Ленинград.

Понятны  мне:  Кваренги и Растрелли,

И Фальконе, Захаров, Боттичелли...

Куинджи, Шишкин, Клод Моне и Кент.

Мог бы продолжить в сей момент

Перечислять фамилии и лица...

Cо многими из Вас я мог бы поделиться

Про красоту аллей и парков...

От этого становится мне жарко!

Русский музей мне часто снится:

Крамской, Бруни, Брюлов и Репин,

Поленов, Моллер, Иванов и Ге!

Нет государства СССР, а  СНГе!

Закрыт альбом. Но не исчезли лица!

Они со мною сорок лет подряд.

Двадцать четыре года – Западная Лица –

Со мной в душе шагал и их отряд!

Жизнь разбросала многих без разбору...

Пусть души согревает радость встреч!

Россия, страны СНГ - одни заборы...

Мы выше их; и не об этом речь.

                                                Июль 1997 г.

 

И дальше в ногу со временем

Еще не до конца были выявлены преимущества и недостатки ПЛА первого поколения и их энергетических установок, как на флот пошли ПЛА второго поколения пр. 670, 671, 667, 705 и их модификаций.

ГЭУ ПЛА первого поколения оказались недостаточно надежны. В  основном, это было связано с большим количеством отказов парогенераторов в составе паро-производящих установок. Тем не менее, ПЛА первого поколения  к 1962 г.  продолжали осваивать Мировой океан, совершая дальние походы в Северную Атлантику, подо льды Арктики и в экваториальные широты.

С управляемой цепной реакцией деления ядра урана оказались шутки плохи.  Первое предупреждение об этом прозвучало  уже в октябре 1960 г. на ПЛА «К-8».  Из-за течи парогенератора радиационному облучению подверглась значительная часть личного состава экипажа. Большинству офицеров БЧ-5 пришлось временно или навсегда расстаться с атомными подводными лодками.  К сожалению, случаи течи парогенераторов случались и на других ПЛА. Было зафиксировано около 500 аварийных ситуаций с радиационным облучением обслуживающего персонала частично, более десятка раз - всего экипажа, в отдельных случаях с летальным исходом для ряда лиц, принимавших непосредственное участие в локализации и ликвидации аварийных ситуаций. Тысячи подводников стали ветеранами подразделений особого риска.

В июле 1961 г. всему миру стала известна трагедия с ракетоносцем «К-19» (получившему название «Хиросима»). Это происшествие послужило суровым предупреждением ученым, проектантам, строителям, эксплуатационникам о том, что атомная энергетика требует к себе пристального внимания, глубоких теоретических знаний, серьезных практических шагов со стороны правительства СССР, Академии наук, отраслевых НИИ, учебных заведений.

Появление в составе ВМФ ПЛА второго поколения с новейшими компактными унифицированными ЯЭУ стало значительным достижением отечественной научной и инженерной мысли начала 1960-х гг. Блочные ЯЭУ второго поколения были более надежными,  маневренными и взвешенно автоматизированными. Служить стало легче, а движение дальше «в ногу со временем» стало надежнее.

 

Справка об авторе статьи

Н.Я. Щербина, д.т.н. (2015 г.), капитан 1 ранга. Инженер-механик, специалист в области  управления, эксплуатации и технического обслуживания ЯЭУ ПЛА трех поколений. Служба на  ПЛА  ВМФ 25 лет. С февраля 1981 г. по февраль  1987 г., когда атомный подводный флот достиг своего апогея, а в составе 1-й флотилии ПЛА СФ входило более 50 ПЛА 1, 2 и 3 поколений с  ЯЭУ семи типов, - заместитель начальника ЭМС флотилии.  Электромеханической службой осваивались ПЛА пр. 670, 671, 675, 705 и их модификаций, ПЛА пр.  941, 945, 949 и 685. Практически на всех  ПЛА указанных проектов выходил в море для их испытания в ранге флагманского инженера-механика походного штаба флотилии. Подготовил монографии: «Причины и факторы, предопределяющие аварийность на ПЛ ВМФ», «Система предупреждения аварийности в объединении ПЛ» и др.

С 1987 по 1991 г. начальник кафедры устройства и живучести ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского.   Автор программы комплексной подготовки курсантов училища по вопросам живучести.  Старший преподаватель, профессор кафедры ЯЭУ, старший научный сотрудник ПНИЛ ВМПИ. Автор более 300 научных трудов, трилогии «Лики атомной подводной эпопеи»,  книги «50 лет на Вы с ядром  U235», повествующих о  службе на атомном флоте в  «золотой» период атомного кораблестроения. Ветеран  боевых действий и ветеран подразделений особого риска.            

 

 
Связанные ссылки
· Больше про Время и судьбы
· Новость от Proatom


Самая читаемая статья: Время и судьбы:
О.Пеньковский - «шпион века» или «подстава» КГБ?

Рейтинг статьи
Средняя оценка работы автора: 4
Ответов: 3


Проголосуйте, пожалуйста, за работу автора:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо

опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес





Информационное агентство «ПРоАтом», Санкт-Петербург. Тел.:+7(921)9589004
E-mail: info@proatom.ru, webmaster@proatom.ru. Разрешение на перепечатку.
За содержание публикуемых в журнале информационных и рекламных материалов ответственность несут авторы. Редакция предоставляет возможность высказаться по существу, однако имеет свое представление о проблемах, которое не всегда совпадает с мнением авторов Открытие страницы: 0.87 секунды
Рейтинг@Mail.ru